Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Применение иного налогового режима при отсутствии претензий инспекции и спорной позиции по ЕНВД нельзя рассматривать как умышленные действия по уклонению от уплаты налогов. Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 29.07.2016 №22-2908/16

Суд апелляционной инстанции Алтайского краевого суда в составе: председательствующего: Чупиной Ж.А., судей: Заплатова Д.С. и Владимировой Э.В. при секретаре: Носковой А.В., с участием прокурора: Носачевой Н.А., Ивлевой Т.В., адвокатов: Акимова Г.Г., Хомутова И.А., оправданного Тум-ва А.Н., рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Ивлевой Т.В. на приговор Центрального районного суда г.Барнаула Алтайского края от 26 мая 2016 года, которым Тум-в А.Н., <данные изъяты>, оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.2 ст.199 УК РФ на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления; за ним признано право на реабилитацию в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ.
    
Заслушав доклад судьи Чупиной Ж.А., выслушав прокуроров, поддержавших доводы представления, мнение адвокатов, оправданного, возражавших по доводам представления, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

органами предварительного следствия Тум-в А.Н. обвинялся в уклонении от уплаты налогов с <данные изъяты>, путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, совершенном в особо крупном размере, при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении.

В судебном заседании Тум-в А.Н. вину не признал.

Приговором суда Тум-в А.Н. по предъявленному ему обвинению оправдан, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Ивлева Т.В. выражает несогласие с приговором суда, считает его необоснованным и подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, необоснованным оправданием. Ссылаясь на ст.297, 305 УПК РФ, считает, что суд безмотивно отверг показания свидетелей Ч1., К3., Б1., акт налоговой проверки и решения налоговых органов по нему, решения Арбитражных судов и их выводы о признании решений налоговых органов достоверными. Тогда как свидетели Ч1., К3. и Б1. дали показания об установленных в ходе налоговой проверки нарушениях, а акт налоговой проверки и решения Арбитражных судов подтвердили неправомерность применения специального налогового режима. Полагает, что именно данные доказательства в совокупности с иными доказательствами, подтверждают виновность Тум-ва А.Н. в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере. 

Автор представления отмечает, что предметом исследования при проведении выездной налоговой проверки являлись в том числе, и первичные документы, и отсутствие их в материалах дела не может ставить под сомнение выводы налоговой инспекции о выявленных нарушениях. Считает, что позиция инспекции о необоснованном применении обществом системы налогообложения в виде ЕНВД и выводы Арбитражных судов, не получили оценки в приговоре. Указывает, что вопреки выводам суда, об умысле Тум-ва А.Н. на уклонение от уплаты налогов свидетельствует последовательный и целенаправленный характер его действий, продуманный план реализации преступного умысла. Именно применяя специальный режим налогообложения, Тум-в А.Н. уклонялся от уплаты налогов. Его действия, свидетельствующие об умысле на совершение преступления, заключались, прежде всего, в выборе договоров, которые по существенным условиям заведомо для Тум-ва А.Н., не соответствовали фактически осуществляемой деятельности общества, противоречащей законодательным нормам об оказании бытовых услуг, и критериям договора бытового подряда, установленным ГК РФ. 

Отмечает, что <данные изъяты> оказывало не бытовые услуги отдельным физическим лицам-заказчикам строительства индивидуального жилого дома, а возводило единый комплекс, включающий в себя коттеджный поселок, таунхаусы, соответствующую инфраструктуру, при этом стоимость инженерных сетей включалась в стоимость 1 кв.м. жилья. Кроме того, физические лица, заключая договор, оплачивали жилье, построенное не на основании их заказов, а по инициативе самого общества. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что бытовые услуги по строительству обществом не оказывались, при этом, указание в документах налогоплательщика на «бытовые услуги» не может подтверждать факт оказания бытовых услуг. 

Отмечает, что исходя из материалов дела, спорные объекты не являются индивидуальными жилыми домами, в связи с чем, строительство таунхаусов не подразумевает применение застройщиком специального налогового режима в виде ЕНВД. Кроме того, необоснованно при исчислении ЕНВД учтен такой вид деятельности как строительство инженерных сетей и различных коммуникаций, поскольку в период строительства <данные изъяты> несло затраты на водоснабжение и водоотведение по коттеджному поселку, при этом, расчеты затрат по каждому коттеджу, по которым нет заказчика, не велся. Единый срок начала работ по строительству коттеджей и таунхаусов также свидетельствует о том, что объекты возводились как единый комплекс. 

Таким образом полагает, что исчисление налогов по выгодному специальному режиму налогообложения в виде ЕНВД также свидетельствует об умысле Тум-ва А.Н. на уклонение от уплаты налогов. Указывает, что вопреки выводам суда, изложенным в приговоре, акт выездной налоговой проверки и решение по нему, принятые в ходе ранее проведенных проверок, которыми нарушение не выявлено, не могут рассматриваться в качестве разъяснения налогового органа. А то обстоятельство, что конкретное нарушение законодательства о налогах и сборах не было выявлено в ходе ранее проведенных налоговых проверок, не лишает налоговый орган возможности выявить его при проверке деятельности налогоплательщика в другие налоговые периоды. 

Отмечает, что судом в основу приговора было положено решение Арбитражного суда Алтайского края, которое в этой части отменено решением суда апелляционной инстанции. Кроме того, вопреки выводам суда и согласно показаниям свидетеля С., правомерность применения налогоплательщиком ЕНВД в предмет выездной налоговой проверки не входила, а проверялись составляющие самого налога, поскольку применение системы ЕНВД является не правом, а обязанностью налогоплательщика. Считает, что в приговоре не нашли оценки указанные показания свидетеля С. и показания свидетеля Ч1. о том, что выручка от деятельности началась в 2008 году, когда пошла продажа объектов. Автор представления также отмечает, что суд оставил без внимания тот факт, что в период с 2009 года по 2011 год общество не обращалось в налоговую инспекцию за разъяснениями о возможности применения налогового режима в виде ЕНВД, тогда как данная информация ставит под сомнение показания Г. и Тум-ва об обратном. 

Не дано оценки судом и оглашенным показаниям свидетелей Ф. и К1. о том, что никаких консультаций о правильности либо неправильности применения <данные изъяты> режима налогообложения в виде ЕНВД ими не давались, за письменными разъяснениями по этому поводу общество не обращалось. Обращает внимание на то, что суд необоснованно указал в приговоре, что сумма ущерба не установлена и что Арбитражные суды констатировали недоказанность суммы налога на прибыль, отсутствие данных о вычетах НДС у <данные изъяты>, тогда как Арбитражный суд Алтайского края подтвердил сумму недоимки НДС в размере ***, и в то же время уменьшил доначисление налога на прибыль на *** рубля. 

Считает, что сумма ущерба определена на основании решения налогового органа и решения Арбитражного суда Алтайского края. Просит оправдательный приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе.

В возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя Ивлевой Т.В., адвокаты Акимов Г.Г. и Хомутов И.А. просят приговор оставить без изменения, а доводы представления – без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы представления, суд апелляционной инстанции принимает следующее решение.
    
В соответствии с ч.4 ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного заседания виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.
    
По настоящему делу данное требование закона судом соблюдено.

Так, вопреки доводам представления государственного обвинителя, судом исследованы все представленные сторонами доказательства, им дана надлежащая оценка, как каждому в отдельности, так и в их совокупности, приведены убедительные мотивы, по которым суд принял одни из доказательств и отверг другие. Оснований не согласиться с такими мотивами у суда апелляционной инстанции не имеется.

Кроме того, в соответствии со ст.14 и ст.15 УПК РФ, уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. При этом бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подсудимого, лежит на стороне обвинения, и, прежде всего, на государственном обвинителе. Все сомнения в виновности подсудимого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном законом, толкуются в пользу подсудимого.

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с доводами апелляционного представления о необоснованном оправдании Тум-ва А.Н. по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ.
    
По смыслу закона, обязательными признаками состава преступления, предусмотренного ст.199 УК РФ, являются прямой умысел на уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации, а также размер неуплаченного налога.
    
Как верно указал суд первой инстанции, обвинением не представлено доказательств, бесспорно свидетельствующих о наличии у Тум-ва А.Н. такого умысла.
    
Так, Тум-в А.Н. в судебном заседании вину не признал и пояснил, что в 2006 году <данные изъяты> было принято решение строить помимо многоквартирных, еще и индивидуальные жилые дома. При принятии решения после многочисленных совещаний о выборе системы налогообложения в виде ЕНВД при строительстве индивидуальных жилых домов и блокированных жилых домов (таунхаусов) в 2006 году, он руководствовался исключительно положениями налогового законодательства и разъяснениями сотрудников налоговых органов, а также аудиторов и должностных лиц <данные изъяты>, которые, в отличие от него, имели специальные познания в области налогообложения. И. был привлечен для оказания юридических услуг <данные изъяты>, перед ним была поставлена задача разработать подходящий договор для взаимоотношений между заказчиком и подрядчиком по строительству индивидуального жилого дома. Единственной подходящей формой для регулирования указанных отношений являлся договор бытового подряда на строительство индивидуальных жилых домов, при этом оказалось, что данный вид деятельности в соответствии с существовавшим на тот момент законодательством, подпадает под налогообложение по системе ЕНВД. 

После консультации с главным бухгалтером Г. и финансовым директором Б., которые консультировались в этой части с сотрудниками налогового органа, было принято решение о применении системы налогообложения ЕНВД в части деятельности по строительству индивидуальных жилых домов. И только после положительного согласования с налоговым органом данная форма договора была применена <данные изъяты>. Для работы по договорам бытового подряда был специально выделен подрядный участок, бухгалтерский учет по которому велся отдельно. При этом, вся остальная деятельность, в том числе деятельность по прокладке и монтажу газовых, электрических сетей, водоснабжению и канализации, прокладке дорог общего пользования в коттеджном поселке <данные изъяты> велась по общей системе налогообложения. 

Систему налогового учета в виде ЕНВД предприятие применяло при строительстве индивидуальных жилых домов с 2006 по 2008 год. Кроме того, налоговый период 2006 и 2007 года были предметом выездной налоговой проверки, и согласно акту и решению, вынесенных по результатам проверки, налоговый орган не установил нарушений по применению ЕНВД в период до 2008 года по объектам строительства коттеджного поселка. Инспекция фактически подтвердила правомерность применения обществом системы налогообложения в виде ЕНВД при строительстве индивидуальных жилых домов. От применения данной системы налогообложения общество отказалось с 1 января 2009 года в связи с изменением в законодательстве. 

По его мнению, следствием в обвинении применен избирательный подход, в 2006 и 2007 годах обществом был законно применен налоговый режим в виде ЕНВД в части деятельности по строительству индивидуальных и блокированных жилых домов, а применение ЕНВД в 2008 году признано незаконным, хотя общество продолжало достраивать те же дома по тем же самым договорам бытового подряда для тех же заказчиков. Он был убежден в правильности применения ЕНВД. Подтверждением законного применения ЕНВД в обществе послужили и ежегодные аудиторские заключения, в том числе в 2006, 2007 и 2008 годах, по результатам которых также не было выявлено замечаний в части применения обществом ЕНВД. Никаких указаний В2. по поводу искажения отчетности предприятия он не давал. При этом, В2.занимала должность заместителя главного бухгалтера, она в своей деятельности подчинялась главному бухгалтеру Г., который также не обнаружил каких-либо нарушений или ошибок в отчетности и налоговых декларациях, составленных В2. 

Сумма неуплаченных налогов взята следствием не из анализа первичной документации <данные изъяты> или заключения не проведенной по делу судебной бухгалтерской экспертизы, а основаны предположительно на показаниях одного свидетеля. Кроме того, в обвинительном заключении не раскрыт способ определения суммы не уплаченных налогов. Налоговый орган не принял меры к установлению достоверной выручки, в связи с чем, доначисление НДС и налога на прибыль не основаны на нормах действующего налогового законодательства. В связи с чем, данные суммы не могут быть инкриминированы без надлежащей проверки, а правильность и обоснованность данных вычислений должна быть проверена экспертным путем на основании первичной документации предприятия. В ходе проверки первичные документы ИФНС не исследовались, соответствующие документы в материалы уголовного дела не представлены.
    
Позиция Тум-ва А.Н. подтверждается показаниями свидетелей Г. и В2. о том, что Тум-в не давал им указания не формировать и не предоставлять в налоговый орган в 2008 году налоговые декларации <данные изъяты> по НДС и налогу на прибыль организации, а ежеквартально формировать и предоставлять в налоговый орган налоговые декларации по ЕНВД. Г. пояснил, что Тум-в дал ему распоряжение узнать, каким налогом будет облагаться деятельность <данные изъяты>, в связи с чем, в 2006 году в <данные изъяты> коллегиально был разработан проект договора, на основании которого предстояло работать с потенциальными заказчиками, который он возил начальнику отдела УФНС по АК К2. с целью уточнить, какая система налогообложения применяется к виду деятельности, отраженной в разработанном проекте договора, на что получил ответ, что такая деятельность будет облагаться ЕНВД. Об этом он доложил Тум-ву. Потом был создан участок по оказанию бытовых услуг для обеспечения отдельного ведения учета доходов и расходов по данному виду деятельности, после чего ими сдавались расчеты в налоговые инспекции по системе ЕНВД. В2. пояснила, что была очевидцем неоднократного общения Г. с представителями налоговых органов по поводу режима налогообложения. Сотрудниками <данные изъяты> проводились собрания с привлечением юристов, специалистов, на которых решался вопрос о том, какие виды договоров будут заключаться с заказчиками, каким налогом будет облагаться деятельность <данные изъяты>, проводилась консультация в налоговом органе.
    
По мнению суда апелляционной инстанции, анализ исследованных и приведенных в приговоре доказательств, не опровергает показания оправданного Тум-ва.
    
Показания свидетелей Г. и В2. не противоречат показаниям свидетеля К1. о том, что ей было известно, что Г. был знаком с К2., они контактировали, она несколько раз видела Г. в рабочем кабинете К2. – начальника отдела налогообложения прибыли (дохода) УФНС, но не помнит, в каком году это было.
    
Согласно протоколу очной ставки между Г. и К1., К1. пояснила, что Г. не консультировался с ней о системах налогообложения. Г. пояснил, что возможно он контактировал с К1., а возможно и с К2., точно сказать не может, так как прошло значительное количество времени.
    
Позиция оправданного также подтверждается показаниями свидетеля И., который с 2003 по 2011 год оказывал юридическое сопровождение <данные изъяты> о том, что ему как юристу было поручено разобраться в том, каким образом оформлять отношения, связанные со строительством жилых домов и таунхаусов и подготовить проект документов, и он пришел к выводу, что наиболее верным будет договор подряда. При этом Тум-в не говорил ему составить договор так, чтобы платить меньше налог, он дал поручение составить договор, чтобы можно было вести законную деятельность. Г. ездил с этим договором в налоговую инспекцию на консультацию, где ему сказали, что можно работать по данному договору. В 2006-2008 годах при проведении выездной налоговой проверки никаких претензий налоговый орган не предъявил.
    
Свидетель К. пояснил, что помогал И. при составлении договора, по которому строительное управление могло бы работать с заказчиками по строительству жилых домов. При этом договоры они разрабатывали в тесном сотрудничестве со многими контролирующими органами. От Тум-ва не поступало указаний о составлении такого вида договора, по которому осуществляемая деятельность будет облагаться ЕНВД.
    
Свидетель Р. пояснил, что в ноябре 2011 года его пригласили в <данные изъяты> для дачи оценки акту налоговой проверке, в ходе которой ему стало ясно, что Тум-в не компетентен в вопросах систем налогообложения. Пояснил о правилах начисления НДС и пришел к выводу, что утверждение ИФНС и следствия о том, что доход по всем коттеджам был получен в 2008 году, а расходов и вычетов по НДС не было, явилось неправильным.
   
Свидетель Б. пояснила, что с мая 2008 года по март 2011 года, она работала финансовым директором <данные изъяты> и в соответствии со своими должностными обязанностями проверяла правильность начисления налогов, в том числе и ЕНВД. Решение о применении ЕНВД было принято в 2007 году на основании разъяснения (письма) краевой налоговой инспекции по запросу <данные изъяты>. Также она работала в одном кабинете с Г. и В2., и была свидетелем того, как Г. постоянно обращался к куратору <данные изъяты> в Ленинской районной налоговой инспекции Ф., которая разъясняла, как поступать в тех или иных случаях. В 2008 году законность применения ЕНВД на предприятии подтвердила выездная налоговая проверка.
    
Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей, у суда апелляционной инстанции, как и у суда первой инстанции, не имеется. При этом суд апелляционной инстанции обращает внимание на то, что допрос свидетелей как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании проводился с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии у Тум-ва А.Н. прямого умысла на уклонении от уплаты налогов с <данные изъяты>. В своих выводах о невиновности Тум-ва А.Н. суд исходил из того, что ему заведомо не было известно о применении неправильного налогового режима.

Всем доводам стороны обвинения, в том числе изложенным в апелляционном представлении, и в частности, позиции инспекции о необоснованном применении обществом системы налогообложения в виде ЕНВД и выводам Арбитражных судов в приговоре дана надлежащая оценка с приведением убедительных мотивов, что соответствует требованиям ст.305 УПК РФ.

Вопреки доводам апелляционного представления, показания свидетелей Ч1., К3., Б1., Ф., К1. и С., акты налоговых проверок, решения налоговых органов, решения Арбитражных судов, судом оценивались в совокупности с другими исследованными непосредственно в судебном заседании доказательствами. При этом, суд апелляционной инстанции отмечает, что по смыслу уголовно-процессуального закона данные доказательства не имеют какого-либо преимущества перед другими доказательствами, а для установления виновности лица в совершении преступления в соответствии с требованиями закона необходима совокупность доказательств.

Кроме того, суд апелляционной инстанции отмечает, что указанные доказательства не опровергают показания Тум-ва об отсутствии умысла на уклонение организации от уплаты налогов.

Обстоятельства неправомерности применения специального налогового режима, законности осуществления деятельности на основе договора строительного подряда, а равно и то, относится ли осуществляемая деятельность <данные изъяты> по строительству индивидуальных жилых домов и таунхаусов к бытовым услугам, обоснованно расценены судом как спорные.

Проанализировав доказательства, представленные сторонами, суд пришел к обоснованному выводу о том, что по данному делу никем не оспорено, что налоговые декларации по ЕНВД в 2008 году направлялись в налоговый орган ежеквартально, как того требует закон и налоговые органы претензий не имели. Кроме того, налоговой проверкой не выявлено, что налог ЕНВД предприятием отражался в финансовых документах неверно, рассчитывался неправильно; инспекция пришла к выводу вопреки доводам представления, что применялся не тот вид налога, который должен быть применен; в результате чего образовалась недоимка, наличие которой само по себе, как обоснованно указано судом, не является преступлением. При этом, исследованные доказательства, а именно показания И., Г., К., В2., В1. свидетельствуют о том, что никаких указаний Тум-в сотрудникам общества по поводу налогооблажения не давал, проект договора, по которому строительное управление намерено было оказывать услуги, обсуждался и принимался коллегиально на общем собрании сотрудников общества с привлечением юристов, а вопросы налогоблажения решались Г. с сотрудником налоговой инспекции К2., допросить которого невозможно в виду его смерти, однако факт общения указанных лиц подтвердила свидетель К1..

Вопреки доводам представления, не опровергнуто утверждение стороны защиты о том, что вопросы налогообложения решались <данные изъяты> с сотрудниками налоговой инспекции. Возложение же на Тум-ва А.Н. бремени доказывания реальности обращения в налоговый орган за разъяснениями о возможности применения налогового режима в виде ЕНДВ недопустимо, поскольку подсудимый не обязан доказывать свою невиновность. Стороной же обвинения не представлено доказательств, бесспорно свидетельствующих об обратном.

Не опровергнуты и показания свидетеля Б. о том, что решение о применении ЕНВД было принято в 2007 году на основании разъяснений краевой налоговой инспекции на зарос строительного управления, подписанный С1., поскольку Межрайонная ИФНС России №14 в своем ответе на запрос следователя лишь констатировала, что не может предоставить такую информацию в виду уничтожения номенклатурных дел, содержащих переписку с организациями по вопросам, связанным с оновной деятельностью.

Из материалов налоговой проверки установлено, что вопрос о применении ЕНВД решался сотрудниками общества, а не распоряжениями Тум-ва. Из материалов дела следует, что специальным приказом был создан единый участок для работы по исчислению ЕНВД, где велся строгий учет по доходам и расходам, с приказом были ознакомлены сотрудники общества, что исключало возможность Тум-ва давать указания отдельным лицам.

Не может суд апелляционной инстанции не согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что применение иного налогового режима при отсутствии претензий со стороны налогового органа в 2008 году, при существовании спорной позиции относительно применения ЕНВД или НДС нельзя рассматривать как умышленные действия, направленные на уклонение от уплаты налогов.

Факт привлечения Общества к налоговой ответственности по ч.1 ст.122 НК РФ не свидетельствует о безусловном наличии в действиях руководителя уголовно – наказуемого деяния, чему судом первой инстанции также в приговоре дана надлежащая оценка.

Доводы представления о том, что размер ущерба определен на основании решения налогового органа и решения Арбитражного суда Алтайского края являлись предметом судебного разбирательства и обоснованно отвергнуты судом. Экспертного заключения получить не удалось в виду отсутствия первичных документов, следователем такие документы представлены не были, о чем пояснила эксперт В.. Специалисты Ч. и Н. также указали на отсутствие в уголовном деле необходимых данных для определения сумм самих налогов и налоговых вычетов по НДС. Свои выводы о неустановлении органами расследования размера подлежащего к уплате налога, конкретных сумм неуплаченных налогов, их расчет, что является обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ст.199 УК РФ, суд достаточно полно и убедительно мотивировал в приговоре, с чем суд апелляционной инстанции не имеет оснований не согласиться.

Вопреки доводам представления, исследовав и проанализировав доказательства, представленные сторонами, с достаточной полнотой, суд обоснованно в соответствии со ст.49 Конституции РФ, и ст.14 УПК РФ все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого истолковал в его пользу и принял правильное решение об оправдании Тум-ва А.Н.
   
 Стороной обвинения не представлено доказательств, бесспорно свидетельствующих о виновности Тум-ва А.Н. в совершении указанного органами расследования преступления, не представлено доказательств прямого умысла на уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере, как и самого размера такого уклонения.

При таких обстоятельствах при не установлении органами расследования обязательных признаков преступления, суд пришел к обоснованном у выводу об отсутствии в действиях Тум-ва состава преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ и оправдал его, оснований для отмены такого приговора по доводам апелляционного представления не имеется.

Руководствуясь ст.389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ОПРЕДЕЛИЛ:

приговор Центрального районного суда г.Барнаула от 26 мая 2016 года в отношении Тум-ва А.Н. оставить без изменения, апелляционное представление прокурора – без удовлетворения.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты