Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Сведения о том, что ООО является фактически недействующим, не говорит о законности удовлетворения иска, этот факт надо установить с учетом налогового и гражданского закона. Апелляционное определение Иркутского областного суда от 23.01.2018 № 22-81/18

Судебная коллегия по уголовным делам <адрес изъят> областного суда в составе председательствующего Штыренко О.В., судей Казмирова М.А. Серебренникова Е.В., при секретаре Юшиной Е.С., с участием прокурора Барановой М.И., осужденного Гар-ша Д.В., защитника, адвоката Панишева Д.С., рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе и дополнениям к ней адвоката Панишева Д.С. в интересах осужденного Гар-ши Д.В., по апелляционному представлению и.о. заместителя прокурора <адрес изъят> района г. <адрес изъят> Ситникова Д.Ю. на приговор <адрес изъят> районного суда г. <адрес изъят> от 14 сентября 2017 года, которым Гар-ша Дмитрий Владимирович, родившийся ... в г. <адрес изъят>, гражданин РФ, имеющий высшее образование, военнообязанный, женатый, имеющий несовершеннолетнего ребенка, работающий администратором в ООО «К.», проживающий по адресу: ..., ранее не судимый, осуждён по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ к штрафу в размере 400 000 рублей.

Мера пресечения в отношении Гар-ши Д.В. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена прежней, постановлено отменить ее по вступлению приговора в законную силу.

Гражданский иск прокурора удовлетворен. С Гар-ши Д.В. в пользу государства взыскано 17 200 827 рублей 87 копеек в счет возмещения ущерба, причиненного преступлением.

Решен вопрос о вещественных доказательствах и имуществе, на которое наложен арест.

Заслушав доклад судьи Штыренко О.В., выслушав мнения сторон, проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия
                                                  
 У С Т А Н О В И Л А:

Гар-ша Д.В. признан виновным и осужден за уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере.

Преступление совершено в период с 2013 по 2014 годы в г.<адрес изъят>, при обстоятельствах, изложенных в описательно-мотивировочной части приговора.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Панишев Д.С. в защиту интересов осужденного просит приговор отменить, постановить в отношении Гар-ши Д.В. оправдательный приговор или направить уголовное дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, отказать в удовлетворении гражданского иска прокурора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильном применении уголовного закона, существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

В обоснование указывает об отсутствии достаточных доказательств, свидетельствующих о наличии у Гар-ши Д.В. прямого умысла на уклонение от уплаты налогов, неустановлении суммы данного налога.

Приговор, по мнению защитника, постановлен в нарушение требований ст.ст. 297, 307 УПК РФ, судом не указаны мотивы, по которым отвергнуты доказательства стороны защиты, опровергающие описание преступного деяния, признанного судом доказанным.

Не соглашаясь с оценкой судом заключений экспертов ..., указывает, что методика и порядок исчисления налога на добавленную стоимость ООО «Ж.» выполнены с нарушением налогового законодательства. Приведя положения ст.ст. 166, 167, 169, 171 Налогового Кодекса РФ, а также положения Постановления Правительства РФ №1137 от 26.12.2011 года «О формах и правилах заполнения (ведения) документов, применяемых при расчетах НДС», указывает, что данные нормативные акты устанавливают порядок исчисления налога на добавленную стоимость только на основании счетов-фактур, отражаемых в обязательном порядке в книгах покупок и книгах продаж. При этом моментом определения налоговой базы является дата выставления счет-фактуры, подтверждающего факт отгрузки товаров (работ, услуг), а не дата оплаты товаров (работ, услуг).

При производстве судебной экспертизы по факту установления суммы не уплаченного НДС за 4 квартал 2013 года расчет неуплаченного налога экспертом произведен на основании данных книги покупок и книги продаж ООО «Ж.» за указанный период (заключение эксперта ... от 11.08.2016 года). Однако при производстве экспертизы ... от 23.03.2016 года по факту установления суммы неуплаченного НДС за 2 и 3 кварталы 2013 года расчет налога произведен без учета данных книги покупок и книги продаж ООО «Ж.», лишь на основании выписки по расчетному счету, что противоречит требованиям налогового закона. При производстве дополнительной финансово-экономической судебной экспертизы экспертом не учтены представленные на исследование книги покупок и книги продаж за 3 квартал 2013 года и копии первичных документов ООО «Ж.» за указанный период, а дополнительное исследование сведено лишь к устранению технической ошибки эксперта.

В судебном заседании эксперт В.Т.В. пояснила, что использование книг покупок, книг продаж, а также счетов-фактур не является обязательным, при этом эксперт Т.А.С. указала, что ею экспертиза проведена на основании книг покупок и продаж, а также счетов-фактур, вычеты по НДС установлены на основании книги покупок ООО «Ж.».

Приводит показания свидетелей Л. Т.Е., Х. М.В., Я. О.Р., согласно которым при исчислении НДС должны быть исследованы книги покупок и продаж, использование выписки банка по расчетному счету некорректно, в ней могут быть отражены не все поставщики, так как при учете вычетов по НДС оплата не является обязательным условием, ООО «Ж.» на основании книги покупок имеет право на вычет по НДС, который уменьшает сумму налога, подлежащую уплате в бюджет.

Указывает о нарушении судом положений ст.17, 14 УПК РФ, ст.49 Конституции РФ. Суд посчитал доказанной сумму неуплаченного ООО «Ж.» НДС за 2 и 3 кварталы 2013 года лишь на основании заключения эксперта В.Т.В., не учел положения Налогового кодекса РФ, показания свидетелей Л. Т.Е., Х. М.В., Я. О.Р., являющихся специалистами в сфере налога на добавленную стоимость. Судом не приведены в приговоре причины, по которым он отверг показания данных свидетелей и устранился от проверки соответствия заключения эксперта В.Т.В. нормам налогового законодательства.

Кроме того указывает, что суммы неуплаченного налога на добавленную стоимость рассчитаны за каждый квартал отдельно, а Гар-ше Д.В. вменяется общая сумма неуплаченного НДС с деятельности ООО «Ж.» за 2,3,4 квартал 2013 года в размере 17 200 827,87 рублей. При этом в материалах дела не содержится заключений эксперта, специалиста, иных доказательств, свидетельствующих о расчете именно этой суммы НДС. В ходе судебного заседания расчет указанной суммы не проводился, о чем обращено внимание суда. В приговоре отсутствует обоснование расчета общей суммы неуплаченного НДС в указанной сумме и не дана оценка позиции стороны защиты по данному вопросу.
Ссылаясь на п.8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 года №64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», диспозицию ст.199 УК РФ, пп.2п.3 ст.149 НК РФ, указывает, что вывод суда о доказанности прямого умысла на уклонение от уплаты налога основан на предположении об осведомленности Гар-ши Д.В., а не на совокупности исследованных доказательств, в том числе показаний осужденного, свидетелей.

Считает необоснованным вывод суда о том, что положения абз.3 пп.2 п.3 ст.149 НК РФ о предоставлении НК РФ льготы по налогообложению определенным субъектам при условии реализации товаров, работ, услуг, производимых и реализуемых организациями самостоятельно, являются однозначными и не могут быть истолкованы в каком-либо ином понимании.

В Налоговом кодексе РФ содержатся требования к организации, пользующейся льготой, при этом не содержится запрета на привлечение к выполнению услуг каких-либо иных организаций, а также не указано, что полный объем услуг должен быть произведен непосредственно налогоплательщиком. Что, по мнению защитника, свидетельствует о неоднозначности формулировки положений абз.3 п.п.2 п.3 ст.149 НК РФ, которую Гар-ша Д.В. воспринял как норму, дающую ему право пользования льготой.

Допрошенные в качестве свидетелей сотрудники ИФНС Л., Я., Е. пояснили, что формально ООО «Ж.» соответствовало всем требованиям законного использования льготы по НДС, при этом доначисление НДС и незаконности льготы обосновали лишь толкованием смысла указанной нормы, при этом каждый из свидетелей привел свою аргументацию незаконности применения льготы. Так, Л. указала, что доначисление налога произведено по причине того, что учредителем ООО «Ж.» являлась организация инвалидов войны, которая состояла из 1 человека, не являющегося инвалидом, а также того, что услуги или товары должны производиться самими инвалидами, однако основным видом деятельности ООО Ж.» являлась сдача в субаренду помещений, для обслуживания которых привлекались сторонние организации. При этом свидетель подтвердила, что в положениях НК РФ, предусматривающих льготу по НДС, нет запрета на привлечение и использование субподрядных организаций. Свидетель К. пояснила, что в применении льготы по НДС отказано в связи с тем, что организация вела деятельность, направленную на интересы третьих лиц, а не на социальную защиту инвалидов. Свидетель Х., проводившая проверку ООО «С.», указала, что данное общество необоснованно применяло льготу, поскольку инвалиды числились формально, для выполнения работ привлекались другие организации. На вопрос о наличии права на льготу у организации, непосредственно производившей товары и услуги или опосредовано, свидетель ответить не смогла. Свидетель Е., выносившая решение по результатам налоговой проверки ООО «Ж.» указала, что поскольку учредитель данного общества является некоммерческой организацией, то и ООО «Ж.»- некоммерческая организация, вся деятельность которой должна быть направлена на создание специальных условий для адаптации инвалидов. Свидетель Я. пояснила, что формально ООО «Ж.» соответствовало требованиям п.п.2 п.3 ст.149 НК РФ, однако предприятие не имело права использовать льготу по НДС, поскольку работающие инвалиды не могли выполнить весь объем работ по обслуживанию помещений.

Неоднозначность позиций в толковании нормы НК РФ, в том числе сотрудниками налоговых органов, указывает, по мнению автора жалобы, на то, что Гар-ша Д.В., не имеющий практических навыков ведения бухгалтерского учета, исчисления налога на добавленную стоимость, мог заблуждаться относительно законности и правомерности использования льготы по НДС.

Выражает несогласие с выводами суда о том, что общественная организация инвалидов выступала учредителем ООО «Ж.» формально, была выбрана осужденным с целью создания формальных условий применения налоговой льготы, до этого выступала учредителем ООО «С.», где Гар-ша Д.В. работал администратором и знал каким образом было создано ООО «С.». Данные выводы суда не подтверждаются доказательствами по уголовному делу. Из показаний свидетелей и иных доказательств следует, что все инвалиды, работающие в ООО «Ж.» были трудоустроены фактически и реально выполняли свои трудовые функции, получали заработную плату, с которой производились начисления и уплата налогов и страховых взносов в бюджет, что свидетельствует о необоснованности выводов суда о формальном создании условий использования льготы. В ООО «Ж.» инвалиды составляли более 70% от общей численности сотрудников, что свидетельствует о направленности действий Гар-ши Д.В. именно на социальную адаптацию инвалидов, а не на уклонение от уплаты налогов.

Показания свидетелей З.В.И., К. С.Н., исследованные вещественные доказательства, подтверждают показания Гар-ши Д.В. При оценке показаний К.С.Н. судом не указано, в какой части они оценены критически. Противоречия в показаниях К. и З. о принятии решения о ликвидации ООО «С.» не влияют на квалификацию деяния Гар-ши Д.В., так как он не являлся руководителем ООО «С.», не принимал решений о создании и ликвидации данного предприятия. При этом именно К. являлся руководителем ООО «С.», ООО «В.» и нес ответственность за полноту и достоверность бухгалтерского учета предприятий.

При оценке показаний свидетелей Л., Я., Е., Х., К., Б. судом не учтено, что Л. пояснила, что ООО «В.» и ООО «С.» состояли на учете в других налоговых инспекциях и ей не известно подтверждалась ли льгота по НДС указанным организациям; показания свидетелей К. и Х. неотносимы к данному уголовному делу, так как не имеют отношения к ООО «Ж.» и к осужденному. Не получили надлежащей оценки показания свидетеля Я. в части того, что в ходе проверки за 4 квартал 2013 года она опрашивала Гар-шу Д.В., который считал, что льгота применяется правомерно. Также свидетель указала, что в ст.149 НК РФ не имеется запрета на привлечение сторонних организаций, а в разъяснительных письмах, актах и судебных решениях такой запрет есть. Нарушения в исчислении НДС за 2 и 3 кварталы 2013 года были выявлены только в ходе выездной налоговой проверки. Гар-ша Д.В. не был руководителем ООО «В.».

Показания свидетеля Еранцевой, приведенные в приговоре, не соответствуют ее показаниям в судебном заседании, отраженным в протоколе судебного заседания, в связи с чем не могут быть положены в основу приговора. Показания свидетеля Д.О.А. приведены односторонне, не указано, что в ООО «С.» ее непосредственным руководителем был Гар-ша Д.В., а генеральным директором являлся К., который принимал ее на работу.

Показания свидетеля К. приведены в приговоре в части, отраженных в протоколе допроса данного свидетеля в ходе предварительного следствия. При этом фактически в ходе судебного заседания К.С.А. пояснял, что директором предприятия, которое было до ООО «Ж.»- ООО «С.», а также директором ООО «В.» был К., с которым и подписывались договоры. Гар-ша являлся исполнительным директором.

Свидетель Ч. подтвердил в суде показания, данные им в ходе предварительного следствия лишь в части порядка работы организации ООО «Э.», при этом не подтвердил, что директорами ООО «Т.», ООО «С.» были Л.Е.Л. и Гар-ша Д.В. Фактически данный свидетель указал, что под руководством Гар-ши Д.В. была одна организация- ООО «Ж.» и с ним подписывали договор только по ООО «Ж.», договоры от имени ООО «С.» и ООО «В.» заключались с К., который являлся директором данных предприятий. Показания о том, что Гар-ша был генеральным директором указанных предприятий, не подтвердил, указав, что не говорил этого.

Из показаний свидетеля В. следует, что она заключала договор с ООО «Ж.», директором которого являлся Гар-ша, до последнего договор субаренды помещения заключался с К. С.Н.

Кроме того, в подтверждение показаний Гар-ши Д.В. ссылается на акт камеральной налоговой проверки ..., в котором указано о необоснованности применения льготы НДС лишь 07.05.2014 года, а решение по данному акту вынесено 03.07.2014 года, что также подтверждается показаниями свидетелей Л., пояснившей, что камеральные проверки по декларациям по НДС за 2 и 3 кварталы 2013 года не проводились, решения не выносились, в ходе выездной налоговой проверки нарушения выявлены только в части НДС, доначислений по другим налогам не было. Свидетель Я., проводившая камеральную проверку декларации по НДС за 4 квартал 2013 года, пояснила, что ею проводилась камеральная проверка декларации ООО «Ж.» по НДС за 3 квартал 2013 года, при этом нарушений налогового законодательства выявлено не было, актов проверки или решений о привлечении ООО «Ж.» к налоговой ответственности не выносилось, по требованию налогового органа ООО «Ж.» представлены документы за 3 квартал 2013 года, в том числе, свидетельствующие об использовании льготы по НДС. Данное предприятие состояло на общей системе налогообложения и уплачивало все установленные налоги.
Согласно информации ИФНС России по <адрес изъят> району ... г. <адрес изъят>, налоговым органом при проведении проверки налоговой декларации ООО «Ж.» за 2 квартал 2013 года нарушений не установлено, также как и при проведении камеральной проверки за 3 квартал 2013 года. При этом 21.02.2014 года ООО «Ж.» по требованию налогового органа представлены документы, подтверждающие обоснованность применения льготы по НДС за 3 квартал 2013 года.

Суду представлены копии документов, подтверждающих, что ООО «Ж.» в 2013 году в налоговый орган представляло декларации и документы без исчисления НДС, при этом нарушений налогового законодательства установлено не было.

Показания свидетеля С.И.И. не свидетельствуют о наличии у Гар-ши Д.В. умысла на уклонение от уплаты НДС, так как данный свидетель объяснение Гар-ши Д.В. получал по поручению отдела СУ СК, самостоятельно проверку в отношении ООО «С.» не проводил, с актом проверки не знакомился, о нарушении налогового законодательства знает из поручения следователя. Объяснение, полученное С.И.И., датировано 20.01.2014 года, при этом последний мог сообщить Гар-ше Д.В. о претензиях налогового органа к ООО «С.» только после того, как ООО «Ж.» были представлены в ИФНС налоговые декларации по НДС за 2,3,4 кварталы 2013 года.

Приведя показания свидетеля А.О.Ф., данные в суде, указывает о том, что они не подтверждают осведомленность Гар-ши Д.В. о необоснованности применения льготы по НДС. Приводит собственную оценку показаний свидетеля с учетом показаний Гар-ши Д.В., К. С.Н., актов камеральных проверок и решения по акту в отношении ООО «В.». Стороной обвинения не истребованы и не представлены суду пропуска в ИФНС России по ..., согласно которым Гар-ша Д.В. проходил в указанный налоговый орган вместе с К. С.Н. в периоды проведения камеральных проверок.

Показания Гар-ши Д.В. в качестве подозреваемого о том, что он знаком с ведением бухгалтерского учета, занимался ведением данного учета в ООО «С.», а также показания свидетеля Б. о том, что Гар-ша являлся бухгалтером ООО «С.» не подтверждены совокупностью представленных суду доказательств, не подтверждены Гар-шей Д.В. в судебном заседании, в дальнейшем при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого. Последний указывал, что в ООО «С.» он ведением бухгалтерского учета не занимался, декларации не составлял. Документы, подтверждающие факт ведения Гар-шей Д.В. бухгалтерского учета ООО «С.» в материалах дела отсутствуют. Свидетель К. С.Н. указал, что именно он являлся руководителем ООО «С.» и имел право подписи документов. Гар-ша Д.В. ведением бухгалтерского учета не занимался, вопросы налогообложения с ним не обсуждались, так как не входили в полномочия последнего. В подтверждение данного обстоятельства ссылается также на показания свидетелей К.С.А., Ч.В.Н., П.В,М., З.В.И., Д.О.А., И.К.А.

Ссылка суда на решение Арбитражного суда <адрес изъят> области, Постановление Четвертого Арбитражного апелляционного суда по исковым заявлениям ООО «С.» о признании незаконным решения налогового органа сделана судом без учета того, что данные решения датированы 11 апреля и 25 июня 2014 года соответственно, а налоговые декларации по НДС ООО «Ж.» представлены ранее.

В связи с чем считает, что вывод суда о виновности Гар-ши Д.В. является необоснованным.

Оспаривая выводы суда по разрешению гражданского иска прокурора, ссылается на постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2017 года, и указывает, что в нарушение положений статьи 15, п.1 ст.1064 ГК РФ, п.п.14 п.1 ст.31 НК РФ судом не устанавливалось наличие или отсутствие всех элементов гражданского правонарушения в деяниях Гар-ши Д.В., а решение о необходимости удовлетворения гражданского иска обосновано лишь доказанностью совершения уголовного преступления.

При удовлетворении гражданского иска судом не учтено, что ООО «Ж.» до настоящего времени не исключено из государственного реестра юридических лиц, не проверялся и не рассматривался вопрос о возможности или невозможности взыскания задолженности по налогам с организации-налогоплательщика ООО «Ж.». Не принято во внимание взыскание с предприятия НДС в 2014 году, что свидетельствует о двойной ответственности. Не учтено имущественное положение Гар-ши Д.В., в частности, что он никаким образом не обогатился в результате совершения налогового правонарушения, степень вины, а также тот факт, что сумма доначисленного НДС за 2013 год в 4 раза превышает полученную по итогам 2013 года прибыль ООО «Ж.».

В апелляционном представлении и.о. заместителя прокурора <адрес изъят> района г.<адрес изъят> Ситников Д.Ю. просит приговор изменить, усилить, назначенное Гар-ше наказание, определив его в виде реального лишения свободы на срок 3 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать руководящие, административно-хозяйственные и организационно-распорядительные должности, как в государственных, так и негосударственных организациях, сроком на 2 года.

В обоснование указывает о нарушении судом при решении вопроса о назначении наказания требований Общей части Уголовного кодекса РФ, положения ч.2 ст.389.18, ст.389.15 ч.2, п.1 ч.2 ст.389.17 УПК РФ.

Судом не в полной мере учтены характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, влияние назначенного наказания на исправление осужденного. В ходе судебного разбирательства установлено, что Гар-ша Д.В., имея высшее экономическое образование, полученное в России, совершил тяжкое преступление в сфере экономической деятельности, направленное на подрыв экономики РФ, в результате которой РФ причинен ущерб в размере 17 200 827 рублей 87 копеек, что не могло не отразиться на жизнедеятельности как государства в целом, так и граждан.

Вид и размер назначенного осужденному наказания не отвечает целям, установленным ч.2 ст.43 УК РФ,- восстановлению социальной справедливости, исправлению осужденного и предупреждению совершения им новых преступлений. Судом не мотивирован вывод о назначении наказания именно в виде штрафа, а не в виде лишения свободы, как ориентировало суд государственное обвинение.

Вину в инкриминируемом деянии Гар-ша Д.В. не признал, соответственно в содеянном не раскаялся, причиненный государству ущерб не возмещен, продолжает работать в организации, занимающейся аналогичной деятельностью.

Назначенное осужденному Гар-ше Д.В. наказание является несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости, не соответствует тяжести преступления и его личности, в связи с чем, по мнению автора представления, приговор подлежит изменению, а наказание усилению на реальное лишение свободы с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительными и административно-хозяйственными полномочиями.

Кроме того указывает, что назначая Гар-ше Д.В. наказание в виде штрафа, суд не учел положения ст.84 УК РФ. Приведя положения ч.2 ст.84 УК РФ, п.9 Постановления Государственной Думы РФ от 24.04.2015 года №6576-6ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой отечественной войне 1941-1945 годов», указывает, что поскольку судом назначено Гар-ше Д.В. по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ наказание, не связанное с лишением свободы, то осужденный подлежит освобождению от уголовной ответственности по основанию, предусмотренному п.9 Постановления Государственной Думы РФ от 24.04.2015 года №6576-6 ГД Акта «Об объявления амнистии». В соответствии с п.12 данного Акта «Об объявлении амнистии» судимость с Гар-ши Д.В. подлежит снятию.

В возражениях на апелляционную жалобу и дополнения к ним адвоката Панишева Д.С. в защиту интересов осужденного Гар-ши Д.В. и.о. заместителя прокурора Ситников Д.Ю., государственный обвинитель Филиппова С.А. считают доводы защитника необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

В судебном заседании осужденный Гар-ша Д.В., его защитник- адвокат Панишев Д.С. доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней поддержали, просили об отмене приговора.

Прокурор Баранова М.И., в полном объеме поддержав доводы апелляционного представления, просила в удовлетворении апелляционной жалобы с дополнениями отказать.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, доводы апелляционного представления, возражений прокурора, выслушав стороны, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Вина осужденного Гар-ши Д.В. в уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере, при обстоятельствах, изложенных в приговоре, установлена судом на основании доказательств, которые представлены сторонами, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, исследованы в судебном заседании с участием сторон и оценены в соответствии со ст.17, 88 УПК РФ.

Вопреки доводам защитника, обстоятельства, при которых совершено преступление, и которые в силу ст.73 УПК РФ подлежали доказыванию, в том числе событие преступления, виновность Гар-ши Д.В. в его совершении, характер и размер причиненного вреда, судом установлены верно.

Выводы суда о доказанности вины Гар-ши Д.В. в совершении преступления, за которое он осужден, являются правильными, соответствуют, вопреки доводам стороны защиты, фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно, подробно и правильно изложенных в приговоре.

Признавая доказанной вину осужденного в совершении уклонения от уплаты налогов с организации, в особо крупном размере, суд обоснованно сослался в приговоре на совокупность исследованных судом доказательств, в том числе на показания свидетелей З.В.И., С.А.И., К. С.Н., Л. Т.Е.,  Я.О.Р., Е. Е.И., Х. М.В.,  Б.Е.В., К. И.Е., Е.О.В.,  Д.О.А., К.С.А., П.В,М., Б.И.В., Ч.В.Н. и других, на показания экспертов Т.А.С., В.Т.В., протоколы выемок, осмотра документов, акты налоговой проверки, решение о привлечении ООО «Ж.» к ответственности за совершение налогового правонарушения, заключения экспертов и другие собранные по делу доказательства, проверенные в судебном заседании.

Приговор соответствует требованиям ст.307 УПК РФ, судом приведена совокупность доказательств, на которых он основал свои выводы о виновности осужденного в совершении инкриминируемого ему преступления, всем доказательствам, в том числе и показаниям осужденного, свидетелей К. С.Н., З.В.И., дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ. Каких-либо сведений о фальсификации доказательств по делу, данных о заинтересованности со стороны свидетелей обвинения при даче показаний в отношении осужденного, оснований для оговора, равно как и существенных противоречий в их показаниях по обстоятельствам дела, ставящих под сомнение вынесенный приговор, не установлено.

Вопреки доводам стороны защиты судом обоснованно установлено, что Гар-ша Д.В., являясь генеральным директором ООО «Ж.», и обязанный в силу требований закона осуществлять ведение бухгалтерского учета, имея умысел на уклонение от уплаты налогов с организации путем внесения в налоговые декларации по НДС за 2-4 кварталы 2013 года заведомо ложных сведений о наличии у ООО «Ж.» права на применение налоговой льготы, предусмотренной абз.3 пп.2 п.3 ст.149 НК РФ, создав формальные условия, предусмотренные данным положением НК РФ( принял в штат работников ООО «Ж.» инвалидов, численность которых составила более 50% от штатной численности, их доля в фонде оплаты труда превысила 25%), заключил с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями договора субаренды торговых и офисных помещений в ТЦ «Г.» и в ТЦ «Р.», принадлежащих на праве собственности А.Г.С., переданных последними по договору аренды ООО «Ж.», а также заключил договоры по обслуживанию и содержанию данных нежилых помещений и прилегающих к ним территорий. Осознавая, что привлеченными ООО «Ж.» к труду работниками, в том числе инвалидами, общество не сможет выполнить предусмотренные договорами обязательства и оказать услуги, Обществом в лице Гар-ши Д.В. заключены договоры оказания услуг со сторонними организациями, работники которых фактически выполняли те работы и услуги, которые для получения налоговой льготы по НДС должны были выполнять сотрудники ООО «Ж.». В связи с чем Общество осуществляло посредническую деятельность, не дающую права на применение льготы по уплате НДС. Осознавая указанные обстоятельства, Гар-ша Д.В. принял решение о незаконном применении льготы по уплате НДС за период 2-4 квартал 2013 года, составил налоговые декларации по НДС за 2,3 и 4 кварталы 2013 года, в которых выручку ООО «Ж.» отразил как операции, не подлежащие налогообложению, исчисленная к уплате в бюджет РФ сумма НДС отражена в декларациях в размере 0,00 рублей. Данные налоговые декларации, заверенные электронно-цифровой подписью Гар-ши Д.В., были направлены в ИФНС России по <адрес изъят> округу г.<адрес изъят>. В результате умышленного незаконного применения льготы по налогу на добавленную стоимость и включения заведомо ложных сведений о праве на использование такой льготы в налоговые декларации по НДС за 2,3, 4 кварталы 2013 года и суммах налога, подлежащих уплате в бюджет РФ, Гар-ша Д.В., являясь генеральным директором ООО «Ж.» уклонился от уплаты налога на добавленную стоимость за 2 квартал 2013 года в сумме 5 056 206,49 рублей, за 3 квартал 2013 года- в сумме 6 626 437,96 рублей, за 4 квартал 2013 года – в сумме 5 518 183,42 рублей., составившей в общей сумме 17 200 827, 87 рублей, что в соответствии с примечанием к ст.199 УК РФ является особо крупным размером, так как сумма неуплаченных налогов за период в пределах трех финансовых лет подряд составила более 15 000 000 рублей, доля неуплаченных налогов превысила 50% подлежащих уплате сумм налогов и составило 100%.

Судом в полном соответствии с требованиями ст.73 УПК РФ установлены конкретные обстоятельства и последствия совершения инкриминируемого осужденному преступления с учетом объективных доказательств и показаний допрошенных по делу лиц.

Доводы стороны защиты об отсутствии у Гар-ши Д.В. прямого умысла на совершение инкриминируемого ему преступления являлись предметом исследования суда первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными с указанием мотивов принятого решения, не согласиться с которыми оснований у судебной коллегии не имеется.

Согласно с п.5 ст.23 НК РФ налогоплательщик несет ответственность в соответствии с законодательством РФ за невыполнение или ненадлежащее выполнение возложенных на него обязанностей. Пункт 1 статьи 7 Федерального закона «О бухгалтерском учете» №402-ФЗ от 06.12.2011 года устанавливает, что руководитель экономического субъекта осуществляет ведение бухгалтерского учета и хранение документов бухгалтерского учета.

Согласно п.7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 года №64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» к субъектам преступления, предусмотренного ст.199 УК РФ, могут быть отнесены руководитель организации-налогоплательщика, главный бухгалтер (бухгалтер при отсутствии в штате должности главного бухгалтера) в обязанности которых входит подписание отчетной документации, представляемой в налоговые органы, обеспечение полной и своевременной уплаты налогов и сборов, а равно иные лица, если они были специально уполномочены органом управления организации на совершение таких действий.

Как установлено судом, на основании решения общего собрания учредителей <адрес изъят> регионального Межрайонного общественного учреждения «Ц.» создано Общество с ограниченной ответственностью «Ж.», генеральным директором которого избран Гар-ша Д.В. Согласно п.2.1, 10.1,10.5 Устава ООО «Ж.» Общество является коммерческой организацией, преследующей в качестве основной цели своей предпринимательской деятельности извлечение прибыли и удовлетворение общественных потребностей. Руководство текущей деятельностью Общества осуществляется единоличным исполнительным органом- генеральным директором, который без доверенности действует от имени Общества, в том числе представляет его интересы совершает сделки.

Согласно приказу №1 от 05.03.2013 года Гар-ша Д.В. приступил к обязанностям генерального директора ООО «Ж.», возложив на себя обязанности главного бухгалтера.

1 апреля 2013 года Гар-шей Д.В., как генеральным директором ООО «Ж.», с индивидуальными предпринимателями А.Г.С. и В. Л.В. заключены договоры аренды нежилых помещений в ТЦ «Г.», ТЦ «Р.», по условиям договоров Общество принимало на себя функции по обслуживанию и содержанию данных помещений и прилегающих к ним территорий. В период с 01.04.2013 года по 31.12.2013 года ООО «Ж.» в лице генерального директора Гар-ши Д.В. заключены договора более чем с 177 субарендаторами, при этом на Общество возлагались обязанности по оказанию услуг, в том числе по обслуживанию, ремонту, охране нежилых предоставляемых в субаренду нежилых помещений и прилегающих к ним территорий, выполнять которые в полном объеме работники ООО «Ж.», в том числе и инвалиды, не имели реальной возможности. В связи с чем Гар-шей Д.В. заключены договоры с ООО «М.», ООО Э.», ООО ОА «Б1.» ООО ОА «Б2.», работники которых фактически выполняли обязанности, возложенные на ООО «Ж.» по договорам, заключенным с арендаторами и субарендаторами. ООО «Ж.» не производило самостоятельно работы и услуги, а фактически осуществляло посредническую деятельность и не имело право на применение льготы по уплате НДС.

Согласно абз. 3 п.п.2 п.3 ст.149 НК РФ, не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) на территории РФ операции по реализации (в том числе передача, выполнение, оказание для собственных нужд) товаров, работ услуг (за исключением брокерских и иных посреднических услуг, не указанных в пп.12.2 п.2 настоящей статьи), производимых и реализуемых организациями, уставной капитал которых полностью состоит из вкладов общественных организаций инвалидов, если среднесписочная численность инвалидов среди их работников составляет не менее 50 процентов, а их доля в фонде оплаты труда- не менее 25 процентов.

При установленных судом обстоятельствах хозяйственная деятельность ООО «Ж.» не позволяла применять льготу по налогообложению по НДС, предусмотренную приведенным положением Налогового кодекса РФ. Несмотря на формальное соблюдение требований закона об учредителе организации, численности инвалидов среди работников Общества, их доли в фонде оплаты труда, ООО «Ж.» не подлежало освобождению от налога по НДС, так как работники Общества не производили в полном объеме реализуемые работы и услуги, а осуществляли посредническую деятельность.

О данных обстоятельствах не мог быть не осведомлен Гар-ша Д.В., который самостоятельно осуществлял бухгалтерский учет, вносил в налоговые декларации сведения о наличии права на льготу, имея при этом высшее экономическое образование, а также обладая опытом ведения бухгалтерского учета и руководства хозяйственной деятельностью в организациях, осуществляющих аналогичную деятельность, что подтверждается совокупностью исследованных судом первой инстанций доказательств, положенных в основу приговора.

Доводы стороны защиты о неопределенности правовой нормы, изложенной в пп.2 п.3 ст.149 НК РФ, ее неоднозначном понимании, являются произвольными.

В Определении от 8 апреля 2003 года №156-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ООО «Экран» на нарушение конституционных прав и свобод подпунктом 2 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса РФ» Конституционный Суд не установил противоречий указанной нормы закона Конституции РФ, в том числе и статье 57 Основного закона.

При этом Конституционный Суд указал, что по смыслу ст.57 Конституции РФ, в Российской Федерации как правовом государстве законы о налогах должны содержать четкие и понятные нормы, с тем, чтобы не допускалась неопределенность в их понимании и, следовательно, возможность произвольного их истолкования и применения. Формальная определенность налоговых норм предполагает их достаточную точность. Из содержания подпункта 2 пункта 3 статьи 149 НК РФ следует, что от уплаты налога на добавленную стоимость освобождаются только те организации, которые непосредственно производят реализуемые ими товары, работы и услуги, а реализация приобретенных товаров не дает им права на освобождение от налогообложения.

Данные требования закона являлись постоянными, не подлежали иному толкованию, кроме указанного в правовой норме.

Так, согласно письму Министерства финансов РФ №03-03-01-04/1/42 от 14.09.2004 года, для организаций, применяющих труд инвалидов, сохраняется льготный режим налогообложения по НДС только в отношении товаров, работ, услуг собственного производства.

Смысл указанной правовой нормы не предполагает возможность привлечения сторонних организаций для производства реализуемых услуг, доход от которых может быть освобожден от налога на добавленную стоимость.

В связи с чем довод стороны защиты о том, что в законе нет запрета на привлечение сторонних организаций является несостоятельным. При этом судом обоснованно установлено, что ООО «Ж.» собственными силами не могло реализовывать услугу по обслуживанию торговых центров и получения арендной платы, что не мог не знать Гар-ша Д.В., являющийся генеральным директором Общества, сообщая налоговому органу о том, что доход получен организацией от реализации самостоятельно производимых услуг.

Вопреки доводам жалобы, судебная коллегия считает обоснованным и вывод суда о том, что <адрес изъят> региональное отделение Межрегионального общественного учреждения «Центр реабилитации и интеграции инвалидов войны» выступало учредителем ООО «Ж.» формально, не обладая какими-либо фактическим правами по управлению ООО «Ж.». Данный вывод суда основан на исследованных доказательствах, в том числе на показаниях свидетелей З.В.И., С.А.И., которым суд дал надлежащую оценку в совокупности с иными доказательствами, приведенными в приговоре. Совокупность данных доказательств, признанных судом достоверными, позволила суду прийти к обоснованному выводу о том, что Гар-ша Д.В. понимал необходимость выбора в качестве учредителя ООО «Ж.» общественной организации инвалидов и именно той организации, которая выступала учредителем ООО «С.», где Гар-ша Д.В. работал в качестве администратора, и знал, каким образом оно было создано и для какой цели использовался именно такой способ создания юридического лица.

Данный вывод суда согласуется также с решением ... от 25.05.2016 года о привлечении ООО «Ж.» к ответственности за совершение налогового правонарушения, согласно которому организацией Учредителем- <адрес изъят> региональное отделение Межрегионального общественного учреждения «Ц.» и учрежденной им организацией ООО «Ж.», осуществляется деятельность, направленная исключительно на извлечение прибыли, в частности ООО «Ж.» представляется нулевая отчетность по НДС и применяется схема, направленная на незаконную минимизацию сумм налогов, подлежащих уплате в бюджет. По представленным ООО «Ж.» на проверку копиям справок на работников, выданных учреждениями медико-социальной экспертизы, установлено, что данные работники переходили из штата одного юридического лица во вновь созданное при ликвидации первого. При этом юридические лица осуществляли свою деятельность в течении одного года, применяли освобождение от налогообложения НДС в соответствии с пп.2 п.3 ст.149 НК, используя в штатном составе более 50% труда инвалидов. Начиная с 10.01.2008 года, были учреждены и в дальнейшем закрыты организации, зарегистрированные по одному и тому же адресу и осуществляющие аналогичную деятельность по представлению во временное владение и пользование объектов нежилых помещений: ООО «Т.», ООО «П.», ООО «А.», ООО «В.», ООО «С.», ООО «Ж.». Их работниками были одни и те же лица, а на проверку представлялись копии справок медико-социальной экспертизы, аналогичные представленным в проверяемом периоде. Анализ движения денежных средств по расчетному счету ООО «Ж.» показал, что сумма полученного организацией дохода за 2013 год составила 101 329 115 рублей, из них перечислено арендодателям и поставщикам услуг по обслуживанию помещений 84 586 000 рублей (83,48%). На заработную плату работникам ООО «Ж.» сняты денежные средства в банке за 2013 год в сумме 2 367 400 рублей (2%). То есть только 2% от суммы доходов организации направлено в качестве заработной платы работникам организации (большей частью которых являются инвалиды). В связи с чем в ходе проверки установлено, что целью привлечения инвалидов является не их социальная защита и обеспечение занятости с созданием соответствующих условий с учетом здоровья, на что направлено государственное налоговое стимулирование, а получение необоснованной налоговой выгоды в виде неправомерного освобождения выручки от налогообложения.

Данное решение согласуется с показаниями свидетелей Л. Т.Е., Я. О.Р., Е. Е.И., Х.М.В.,  К.И.Е., Б. Е.В., которые пояснили о незаконном применении Гар-шей Д.В. налоговой льготы по НДС, а также о том, что о применении данной налоговой льготы заявляло ООО «С.», в которой работал Гар-ша Д.В., а также ООО «Ж.», где осужденный, являясь генеральным директором, действовал по той же схеме уклонения от уплаты налога на добавленную стоимость, как и ООО «С.».

Об осведомленности Гар-ши Д.В. о невозможности применения льготы по НДС свидетельствует совокупность приведенных в приговоре доказательств, в том числе показания Е.О.В., Д.О.А., К.С.А., Ч.В.Н., П.Г.А., И.К.А.,  С.И.А., А.О.Ф., позволивших суду прийти к такому выводу, с учетом многолетнего опыта работы Гар-ши Д.В. в аналогичных ООО «Ж.» организациях по обслуживанию торговых центров «Р.» и «Г.».

Допустимость доказательств, положенных судом в основу своих выводов о виновности осужденного, у судебной коллегии сомнений не вызывает. Их совокупность не находится в противоречии по отношению друг к другу, исследована в судебном заседании с достаточной объективностью на основе состязательности сторон, что позволило суду принять обоснованное и объективное решение по делу. Судом указано в приговоре, почему он доверяет одним доказательствам и отвергает другие. Обстоятельств, которые могли бы повлиять на объективность показаний свидетелей обвинения, в том числе и А.О.Ф., суду апелляционной инстанции не представлено. Показания свидетеля Е.О.В., приведенные в приговоре и данные свидетелем в суде, вопреки доводам жалобы, не имеют в своей совокупности существенных противоречий по юридически значимым для дела обстоятельствам.

Все доводы стороны защиты, аналогичные изложенным в апелляционной жалобе и дополнениях к ней, в том числе об отсутствии у осужденного умысла на уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость, недопустимости части доказательств, в том числе заключений эксперта ..., тщательно проверены судом, оценены в совокупности со всеми доказательствами и обоснованно признаны судом несостоятельными.

Приведенные стороной защиты в апелляционной жалобе выдержки из материалов дела и показаний допрошенных по делу лиц, в том числе Я.О.Р., Л.Т.Е., Е, Е.И., Х.М.В., К.И.Е., Б.Е.В., К.С.А.,  Ч.В.Н., В.Л.В., носят односторонний характер, не отражают в полной мере существо этих показаний и оценены защитником в отрыве от других имеющихся по делу доказательств. Исследованные по делу доказательства необходимо рассматривать и оценивать во всей их совокупности, что и сделано судом в приговоре. Существенных противоречий между фактическими обстоятельствами дела, как они установлены судом, и доказательствами, положенными судом в основу приговора, не имеется.

Вопреки доводам стороны защиты приведение свидетелями Л. Т.Е., Я. О.Р., Е. Е.И., К. И.Е., Х. М.В. своей аргументации незаконности применения ООО «Ж.» льготы по НДС не свидетельствует о возможности различного толкования положений пп.2 п.3 ст.149 НК РФ, поскольку каждый из данных свидетелей- сотрудников ИФНС указали об отсутствии у ООО «Ж.» оснований для применения указанной льготы и создании лишь формальных условий для применения данной льготы.

При таких обстоятельствах, оснований сомневаться в выводах суда о направленности умысла осужденного на уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость за 2,3,4 кварталы 2013 года путем внесения в налоговые декларации заведомо для него ложных сведений, у судебной коллегии не имеется. При этом судом правильно установлено, что основной целью деятельности Общества фактически являлось получение доходов, а не социальная защита инвалидов и обеспечение их занятости путем создания соответствующих условий труда с учетом здоровья, на что направлено государственное налоговое стимулирование. Фактическое трудоустройство инвалидов в ООО «Ж.», выполняющих незначительную часть реализуемых ими услуг, работ, создавало видимость формального соблюдения условий по применению льготы по НДС, но не являлось основанием для освобождения от данного налога и отражения в налоговых декларациях выручки, полученной за 2,3,4 квартале 2013 года как операций, не подлежащих налогообложению.

Непредъявление налоговой инспекцией претензий по декларациям за 2 и 3 квартал 2013 года не свидетельствует о невиновности осужденного в инкриминируемом ему деянии, так как решения о правомерности применения льготы по НДС ИФНС не выносило. Более того, как следует из показаний свидетеля Я. О.Р., документы налоговым органом запрашиваются не каждый квартал, в дальнейшем была проведена выездная камеральная проверка за указанные периоды, в ходе которой и выявлены нарушения.

Размер налога на добавленную стоимость, неуплаченного в бюджет за 2,3 и 4 кварталы 2013 года, вследствие умышленных действий осужденного, установлена заключениями экспертов ..., ..., которым судом дана надлежащая оценка, в том числе и с учетом допросов в судебном заседании экспертов, проводивших данные экспертизы. С выводами суда соглашается и судебная коллегия. Заключения указанных экспертиз соответствуют требованиям ст.204 УПК РФ, являются научно обоснованными, объективными, аргументированными, основаны на результатах полного исследования представленных экспертам документов.

Что касается доводов стороны защиты по несогласию с оценкой судом заключений эксперта ..., ..., ..., ..., проведенных экспертом, по мнению адвоката, с нарушением требований закона и порядка исчисления налога на добавленную стоимость, то они проверялись судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты как несостоятельные, с приведением убедительных мотивов этого вывода, в том числе и с учетом показаний эксперта В.Т.В., пояснившей, что счета-фактуры не были представлены для проведения экспертизы, сведения, указанные в книгах покупок-продаж за 2 и 3 квартал 2013 года, не соответствовали установленным требованиям, в связи с чем более полная и достоверная информация использовалась из сведений по лицевому расчетному счету юридического лица.

Более того, размеры неуплаченного налога за 2,3 и 4 квартал 2013 года по решениям налогового органа составляют значительно больший размер, чем размер налога, установленный экспертами, который и был вменен осужденному органом предварительного следствия, что улучшает положение Гар-ши Д.В. При таких обстоятельствах, доводы стороны защиты о разных суммах неуплаченного налога, являются несостоятельными.

Подлежат критической оценке и доводы защитника о том, что общая сумма налога на добавленную стоимость за 2,3,4 кварталы 2013 года, от уплаты которой уклонился Гар-ша Д.В. путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, подлежала исчислению только путем экспертного исследования. При наличии достоверно установленных данных о размере налога, подлежащего уплате в бюджет РФ за каждый вмененный Гар-ше Д.В. квартал 2013 года, установление общей суммы неуплаченного налога не требовало специальных познаний эксперта, и была определена путем сложения установленных размеров налога.

Судебная коллегия находит, что в целом все доводы стороны защиты направлены на переоценку доказательств в пользу осужденного. При этом оценка всех исследованных судом доказательстве произведена судом в соответствии с требованиями ст.87,88,307 УПК РФ.
    
Какие-либо не устраненные судом существенные противоречия в доказательствах, требующие их толкования в пользу осужденного, отсутствуют.

Нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении уголовного дела, как и принципа презумпции невиновности, равноправия и состязательности сторон, которые могли бы иметь существенное значение для исхода дела, влекущих отмену приговора, не допущено, уголовное дело рассмотрено полно, всесторонне и объективно. Ходатайства сторон, в том числе осужденного и его защитника, разрешены судом в предусмотренном уголовно-процессуальном порядке путем их обсуждения участниками судебного заседания и вынесения по итогам этого обсуждения соответствующего решения. Каких-либо данных, свидетельствующих о незаконном и необоснованном отклонении, либо не рассмотрении судом ходатайств, судебной коллегией не установлено.

В соответствии со ст.15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты, а лишь создает условия для выполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществление предоставленных им прав. Эти требования закона судом первой инстанции по настоящему уголовному делу соблюдены. Ни сторона обвинения, ни сторона защиты не были ограничены в праве предоставлять доказательства по делу.

Вопреки доводам стороны защиты, суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства преступления, мотив его совершения, и пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Гар-ши Д.В. в совершении преступления, за которое он осужден, верно квалифицировав его действия по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ, как уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере.

Оснований для оправдания осужденного, как об этом просила сторона защиты, не имеется, в том числе и по доводам апелляционной жалобы и дополнений к ней.

Назначенное осужденному Гар-ше Д.В. наказание, вопреки доводам апелляционного представления, отвечает требованиям ст.6,60 УК РФ, соответствует характеру и степени общественной опасности содеянного, данным о его личности.

При назначении наказания осужденному судом учтены обстоятельства, смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Как видно из приговора, судом учтены в качестве обстоятельств, смягчающих наказание наличие у Гар-ши Д.В. малолетнего ребенка, его состояние здоровья. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Вопреки доводам стороны обвинения судом исследованы все данные о личности осужденного, представленные сторонами, которые учтены судом при решении вопроса о виде и размере назначаемого наказания.

С учетом всех исследованных данных, в том числе о личности осужденного, который ранее не судим, по месту жительства характеризуется удовлетворительно, имеет постоянное место жительства, работы, семью, имеет на иждивении малолетнего ребенка, являющегося инвалидом, суд пришел к обоснованному выводу о том, что цели наказания- восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения им новых преступлений будут достигнуты без изоляции от общества, при назначении наказания в виде штрафа.

Судебная коллегия приходит к выводу, что наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 43, 60, 61 УК РФ, соразмерно содеянному и с учетом всех конкретных обстоятельств дела.

Обсуждая назначенное осужденному наказание, судебная коллегия находит его справедливым, оснований для усиления назначенного наказания, не имеется, в том числе и по доводам апелляционного представления.

Учитывая вышеизложенное, оснований считать, что суд назначил осужденному наказание без учета принципов справедливости и соразмерности, не имеется.

Вместе с тем, постановленный в отношении Гар-ши Д.В. приговор подлежит изменению, так как при назначении осужденному наказания в виде штрафа судом не учтены положения ст.84 УК РФ, о чем справедливо отмечено в апелляционном представлении.

В соответствии с пунктом 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24.04.2015 года №6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», лица, которым назначено наказание, не связанное с лишением свободы, освобождаются от наказания.

Учитывая, что Гар-ша Д.В. совершил преступление до вступления в силу вышеуказанного акта об амнистии, приговором суда ему назначено наказание, не связанное с лишением свободы, совершенное им деяние не входит в перечень преступлений, перечисленных в п.13 указанного Постановления Государственной Думы ФС РФ №6576-6 ГД, Гар-ша Д.В. подлежит освобождению от наказания на основании акта об амнистии. В силу п.12 указанного акта об амнистии судимость с Гар-ши Д.В. подлежит снятию.

Кроме того, судебная коллегия не может согласиться с выводами суда в части разрешения гражданского иска прокурора о взыскании с Гар-ши Д.В. в пользу государства 17 200 827 рублей 87 копеек в счет возмещения ущерба, причиненного преступлением.

При этом судебная коллегия исходит из правовой позиции Конституционного Суда РФ, согласно которой положения ст.15, п.1 ст.1064 ГК РФ, пп.14 п.1 ст.31 НК РФ в их нормативном единстве по своему конституционно-правовому смыслу: предполагают возможность взыскания по искам прокуроров о возмещении вреда, причиненного публично-правовым образованиям, денежных сумм в размере не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пеней с физических лиц, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, вызвавших эти недоимки, при установлении всех элементов состава гражданского правонарушения, притом что сам факт вынесения обвинительного приговора не может расцениваться судом как безусловно подтверждающий их виновность в причинении имущественного вреда; не допускают, по общему правилу, взыскание вреда причиненного бюджетам публично-правовых образований, в размере подлежащих зачислению в соответствующий бюджет налогов и пеней с физических лиц, обвиняемых в совершении налоговых преступлений, до внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о прекращении организации-налогоплательщика либо до того, как судом будет установлено, что данная организация является фактически недействующей и (или) что взыскание с нее либо с лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам, налоговой недоимки и пеней на основании норм налогового и гражданского законодательства невозможно (кроме случаев, когда судом установлено, что организация-налогоплательщик служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего ее физического лица); предполагают правомочие суда при определении размера возмещения вреда, причиненного бюджету публично-правового образования физическим лицом, учитывать его имущественное положение (в частности, факт обогащения в результате совершения налогового преступления), степень вины, характер уголовного наказания, а также иные существенные обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного дела.

Как усматривается из приговора, исковые требования прокурора удовлетворены в полном объеме, исходя только из установления судом вины Гар-ши Д.В. в инкриминируемом ему преступлении. Иной мотивировки принятого решения судом не приведено.

При этом, согласно представленным суду апелляционной инстанции документов из налогового органа, в едином государственном реестре юридических лиц сведений о прекращении организации-налогоплательщика ООО «Ж.» не имеется. При разрешении гражданского иска судом не устанавливался факт того, что Общество является фактически недействующим и что взыскание с него налоговой недоимки невозможно, не учитывалось и имущественное положение Гар-ши Д.В.

Сведения, представленные налоговым органом о том, что ООО «Ж.» является фактически недействующим, не свидетельствуют о законности выводов суда об удовлетворении иска прокурора, так как данный факт подлежит установлению судом первой инстанции с учетом всех норм налогового и гражданского законодательства.

При таких обстоятельствах, приговор в отношении Гар-ши Д.В. в части разрешения гражданского иска нельзя признать законным и обоснованным, о чем справедливо указано стороной защиты. В связи с чем приговор в данной части судебная коллегия считает необходимым отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Кроме того, согласно приговору автомобиль «...», 2008 года выпуска, государственный регистрационный знак ... регион, на который наложен арест, судом постановлено передать в целях погашения причиненного федеральному бюджету ущерба, присужденному по гражданскому иску.

Учитывая, что приговор суда в части разрешения гражданского иска прокурору подлежит отмене, а дело в данной части –передаче для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, соответственно подлежит отмене и разрешение судом вопроса о судьбе имущества (вышеуказанного автомобиля), на которое наложен арест.

В соответствии с положениями ст.115 УПК РФ арест налагается на имущество обвиняемого для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и отменяется, когда в применении этой меры отпадает необходимость.

С учетом установленных обстоятельств дела судебная коллегия находит необходимым сохранить арест на автомобиль «...», 2008 года выпуска, государственный регистрационный знак ... регион до рассмотрения иска прокурора в порядке гражданского судопроизводства.

При таких обстоятельствах, доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней адвоката Панишева Д.С. в интересах осужденного Гар-ши Д.В., доводы апелляционного представления и.о. заместителя прокурора <адрес изъят> района г. <адрес изъят> Ситникова Д.Ю. подлежат частичному удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия
                                                
О П Р Е Д Е Л И Л А :

Приговор <адрес изъят> районного суда г. <адрес изъят> от 14 сентября 2017 года в отношении Гар-ши Дмитрия Владимировича в части разрешения гражданского иска прокурора о взыскании с Гар-ши Д.В. в пользу государства 17 200 827 рублей 87 копеек в счет возмещения ущерба, причиненного преступлением, и передачи автомобиля «...», 2008 года выпуска государственный регистрационный знак Р ... регион, для реализации в целях погашения причиненного бюджету ущерба, присужденного по гражданскому иску, отменить.

Передать дело в части гражданского иска прокурора на новое судебное разбирательство в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства в ином составе суда.

Арест на автомобиль «....», 2008 года выпуска государственный регистрационный знак ... регион, оставить до рассмотрения иска прокурора в порядке гражданского судопроизводства.

Этот же приговор суда в отношении Гар-ши Д.В. изменить.

На основании пункта 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года №6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» освободить Гар-шу Д.В. от назначенного наказания в виде штрафа в размере 400000 рублей.

На основании п.12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года №6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» снять с Гар-ши Д.В. судимость.

В остальной части приговор оставить без изменения. Апелляционную жалобу и дополнения к ней адвоката Панишева Д.С. в интересах осужденного Гар-ши Д.В., апелляционное представление и.о. заместителя прокурора <адрес изъят> района г. <адрес изъят> Ситникова Д.Ю. удовлетворить частично.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты