Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Имея возможность получать средства на счета с картотекой инкассовых поручений и приостановлением операций по счетам, директор направлял их на расчеты с кредиторами. Кассационное определение Мурманского областного суда от 15.05.2012 № 22-1178/12

Судебная коллегия по уголовным делам Мурманского областного суда в составе: председательствующего – Тимченко В.А., судей - Грошенко И.Б. и Шайдуллина Н.Ш., при секретаре – Внук А.В., рассмотрела в судебном заседании 15 мая 2012 г. кассационные жалобы осужденного Ком-ва Г.М., потерпевших К., А.Д., А.В., Д., Др., Г., Ф., Ку., а также кассационное представление государственного обвинителя Черногубова В.Н. на приговор Кольского районного суда Мурманской области от 27 января 2012 г., которым Ком-в Г.М., ***, о с у ж д е н по ч. 1 ст. 145.1 УК РФ (в ред. ФЗ № 203 от 24 июля 2007 г.) к штрафу в размере 120000 рублей. На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ Ком-в Г.М. от назначенного наказания освобожден в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Этим же приговором Ком-в осужден по ст. 199.2 УК РФ (в ред. ФЗ № 162 от 08 декабря 2003 г.) к лишению свободы на срок 3 года с отбыванием наказания в колонии-поселении и с лишением права занимать должности в коммерческих организациях, связанные с осуществлением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных полномочий на срок 3 года. Приговором постановлено в удовлетворении гражданских исков К., А.Д., А.В., Д., Др., Г., Ф., Ку., а также других потерпевших и гражданских истцов, отказать.


Заслушав доклад судьи Тимченко В.А., объяснение осужденного Ком-ва Г.М., и адвоката Кузнецова Р.В., поддержавших доводы кассационной жалобы осужденного, потерпевших К., А.В., Р., Е., Р.В., Т., поддержавших доводы кассационных жалоб потерпевших в части гражданского иска, мнение прокурора Черногубова В.Н., полагавшего приговор, подлежащим изменению по доводам кассационного представления, судебная коллегия


У С Т А Н О В И Л А :


Ком-в признан виновным в том, что он, являясь руководителем организации, из корыстной и иной личной заинтересованности совершил невыплату свыше двух месяцев заработной платы, а также совершил сокрытие денежных средств и имущества организации в крупном размере, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам.


Преступления, как установил суд, совершены им в период с июля 2008 г. по август 2009 г. в п. ***.


В кассационной жалобе осужденный Ком-в оспаривает доказанность своей вины в совершении обоих преступлений. Выводы суда о том, что он имел реальную возможность пополнить счета предприятия реальными деньгами, полученными от дебиторов, а также предъявить векселя к оплате, зачислив полученную сумму на счета Общества, тем самым погасив недоимку по налогам, находит несоответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела. Со ссылкой на п. 7 ст. 46 Налогового кодекса РФ заявляет, что рассматриваемые в рамках уголовного дела векселя не приобрели статус имущества, на которое в установленном налоговым законодательством порядке обращалось принудительное взыскание, поскольку взыскание налога за счет иного имущества организации является правом, а не обязанностью налогового органа. Вывод суда о том, что у него не было препятствий для получения дебиторской задолженности от ОАО «***» и других дебиторов путем перевода денежных средств на расчетные счета Общества, находит неподтвержденными доказательствами. Обращает также внимание на то, что в приговоре суда не указана норма, обязывающая его получать дебиторскую задолженность безналичным путем. Кроме того, обращает внимание на то, что инициатива вексельных расчетов исходила не от него, а от дебиторов, и была им принята вынуждено. Также вынужденной мерой была и передача векселей в ООО «***» в целях предотвращения срыва работ ОАО «***» и получения дополнительных финансовых проблем. Полагает, что его обоснованный риск судом, в нарушение ст. 41 УК РФ, не был принят во внимание. Предъявление векселей к оплате с дисконтом в условиях кризисного состояния предприятия было экономически невыгодно. Кроме того, выражает несогласие с приговором суда в части признания его виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 145.1 УК РФ, поскольку полагает, что у него отсутствовал обязательный признак преступления – корыстная или иная личная заинтересованность. Вывод суда о том, что он стремился сохранить Общество для личного обогащения путем извлечения прибыли в дальнейшей производственной деятельности, а также пытался сохранить перед контрагентами образ успешного руководителя крупного предприятия, находит противоречивым, поскольку невыплата зарплаты своим работникам явно отрицательно влияет на образ руководителя. Обращает внимание на то, что зарплата работникам начислялась в полном объеме, включалась в себестоимость, поэтому он рассчитывал получить прибыль не ранее 2010 г. Полагает, что суд необоснованно не принял во внимание его показания о том, что невыплата зарплаты работникам явилась временным явлением, обусловленным экономическим кризисом, а также то, что он действовал в интересах предприятия и не пользовался положенными ему по трудовому договору дополнительными льготами, сам получал заработную плату с задержками и не в полном объеме. Кроме того, назначенное ему наказание в виде реального лишения свободы за впервые совершенное преступление средней тяжести экономического характера является излишне суровым и несправедливым. Просит отменить приговор и прекратить уголовное дело.


Потерпевшие и гражданские истцы К., А.Д., А.В., Д., Др., Г., Ф., Ку. в своих кассационных жалобах выражают несогласие с приговором суда в части отказа в удовлетворении их исковых требований о взыскании с Ком-ва сумм причиненного материального ущерба и денежной компенсации морального вреда. В жалобах приводят аналогичные доводы о том, что в результате невыплаченной по вине Ком-ва заработной платы им действительно был причинен как материальный ущерб, так и моральный вред. Обращают внимание на то, что Ком-в, не выплачивая им заработную плату, пользовался их деньгами как бесплатным кредитом, при этом сам заработную плату получал, пользовался их трудом как рабским, укрепляя в корыстных целях свой бизнес, а именно созданные им на базе их предприятия другие предприятия. Обращают внимание на то, что Ком-в обманывал их, просил подождать, а затем, выдвинул версию о том, что уволившимся задолженность по зарплате погашена не будет, ввиду чего работники стали заложниками своих заработанных денег.


Государственный обвинитель Черногубов В.Н. в кассационном представлении, не оспаривая выводы суда о виновности Ком-ва Г.М. в совершении обоих преступлений, произведенную судом юридическую оценку его действий, а также принятое судом решение об освобождении Ком-ва от назначенного наказания по ст. 145.1 ч. 1 УК РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, выражает несогласие с приговором суда в части назначения Ком-ву наказания по ст. 199.2 УК РФ в виде реального лишения свободы сроком на 3 года. Полагает, что судом нарушены требования ст. 6 УК РФ о справедливости уголовного наказания. По мнению государственного обвинителя, мотивируя необходимость назначения наказания в виде лишения свободы необходимостью восстановления социальной справедливости, суд не указал, каким образом данное наказание восстановит социальную справедливость. Просит изменить приговор суда и применить ст. 73 УК РФ.


Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.


Виновность Ком-ва в частичной невыплате свыше трех месяцев заработной платы, совершенной из корыстной и иной личной заинтересованности руководителем организации, а также в сокрытии денежных средств и имущества организации в крупном размере, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, достаточно полно и правильно приведенных в приговоре.


Доводы осужденного Ком-ва, изложенные им в кассационной жалобе, касающиеся отсутствия у него корыстного мотива и личной заинтересованности при невыплате заработной платы работникам ОАО «***», а также отсутствия у него реальной возможности пополнения счетов предприятия для погашения недоимки по налогам, были предметом исследования в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции, получили надлежащую оценку суда и справедливо отвергнуты как неосновательные.


В частности судом было установлено из показаний потерпевших и свидетелей, заключений экспертов, а также на основании анализа вещественных доказательств и иных документов, что Ком-в, являясь руководителем организации и зная о наличии задолженности перед работниками по выплате заработной платы свыше двух месяцев, умышленно не выплачивал им заработную плату, хотя имел для этого реальную возможность. Установленные судом фактические обстоятельства уголовного дела не отрицаются и самим осужденным, который, как в судебном заседании, так и в своей кассационной жалобе заявляет о том, что был вынужден не выплачивать зарплату работникам Общества, и направлять деньги на хозяйственные нужды, чтобы предприятие имело возможность продолжить хозяйственную деятельность с целью получения прибыли в дальнейшем.


Основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, и, в достаточной степени, мотивирован в приговоре, и вывод суда о наличии в действиях Ком-ва корыстного мотива и иной личной заинтересованности. Как следует из показаний свидетелей и не отрицается самим Ком-вым, при невыплате заработной платы работникам, он продолжал получать заработную плату. Доводы Ком-ва об отсутствии у него доходов от участия в ОАО «***» опровергаются выписками о движении денежных средств по его личным счетам.


В ходе судебного разбирательства было установлено наличие у ОАО «***» недоимки по налогам и сборам, неуплаченным в установленный законодательством о налогах и сборах срок, в размере, превышающем *** рублей. При этом, имея возможность получать денежные средства от дебиторов на расчетные счета общества, обремененные картотекой инкассовых поручений и решениями о приостановлении операций по счетам, Ком-в в нарушение очередности, установленной ч. 2 ст. 855 ГК РФ, минуя расчетные счета своей организации, направлял денежные средства из дебиторской задолженности на расчеты с кредиторами, а также инициировал вексельные расчеты дебиторов с Обществом, тем самым скрывая денежные средства и имущество, и создавая препятствия принудительному взысканию за счет них недоимки по налогам. Сумма сокрытых денежных средств составила *** рублей, что образует крупный размер.


Доводы осужденного Ком-ва о том, что вексель не является имуществом, а также об отсутствии правовых норм, запрещающих осуществление вексельных расчетов, также были предметом исследования в суде. Выводы суда по этим вопросам основаны на нормах закона, и в частности ст. 143 ГК РФ, ст.ст. 47 и 48 НК РФ.


Поскольку Ком-в поступающие денежные средства, в том числе и в векселях, ни в счет погашения задолженности по заработной плате, ни в счет погашения задолженности по налогам, не направил, суд правильно квалифицировал его действия как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 145.1 и ст. 199.2 УК РФ.


Иные доводы осужденного Ком-ва Г.М., изложенные им в кассационной жалобе, также не содержат объективных данных, свидетельствующих о незаконности и необоснованности выводов суда о его виновности в совершении обоих преступлений.


Наказание осужденному Ком-ву Г.М. назначено судом в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, соразмерно тяжести совершенных им преступлений и данным о его личности. По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции в достаточной степени мотивировал и возможность исправления Ком-ва лишь в условиях изоляции от общества. Доводы государственного обвинителя об отсутствии указания в приговоре суда, каким образом реальное лишение свободы восстановит социальную справедливость, не основаны на законе и не свидетельствуют о чрезмерной суровости назначенного Ком-ву наказания.


Гражданские иски потерпевших судом разрешены правильно. При этом суд обоснованно руководствовался положениями ст.ст. 96 и 1064 ГК РФ, а также ст.ст. 20, 236 и 237 ТК РФ, которыми регламентировано взыскание задолженности работодателя по заработной плате перед работниками, а также денежной компенсации причиненного им морального вреда в результате невыплаты заработной платы. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд учел, что Ком-в, как физическое лицо, привлеченное к уголовной ответственности, не являлся стороной трудовых отношений, возникших между истцами и работодателем, которым являлось ОАО «***», и на которое может быть возложена обязанность возмещения вреда в порядке гражданского судопроизводства. Доводы потерпевших, изложенные в кассационных жалобах, касающиеся личности осужденного и его действий по обману работников, не свидетельствуют о незаконности решения суда по гражданским искам. Кроме того, указанные обстоятельства фактически были учтены судом при назначении осужденному наказания.


Оснований к отмене, либо изменению приговора, по доводам, указанным в кассационных жалобах и представлении, судебная коллегия не усматривает.


Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия


О П Р Е Д Е Л И Л А :


Приговор Кольского районного суда Мурманской области от 27 января 2012 г. в отношении Ком-ва Г.М. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного, потерпевших и кассационное представление государственного обвинителя – без удовлетворения.


Источник

 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты