Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Суд проигнорировал выводы Постановления Конституционного Суда РФ от 08.12.2017 № 39-П о недопустимости взыскания с осужденного налогов при работающем налогоплательщике. Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 31.05.2019 № 22-2028/19

Суд апелляционной инстанции Алтайского краевого суда в составе председательствующего Владимировой Э.В., судей Снегирева А.Н., Ярыгиной Н.В., при секретаре Калагиной Е.С., с участием прокурора Ульяновой Т.М., осужденного Жар-ва Д.С., адвоката Ананина М.П. рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Жар-ва Д.С. и адвоката Ананина М.П. на приговор Центрального районного суда г.Барнаула от 17 апреля 2019 года, которым Жар-в Д.С., родившийся <ДД.ММ.ГГ> года в <адрес>, не судимый, осужден по: ч. 1 ст. 199 УК РФ к штрафу в размере 100.000 рублей; ч. 1 ст. 187 УК РФ к лишения свободы сроком на 2 года со штрафом в размере 100.000 рублей.

На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ от назначенного наказания по ч. 1 ст. 199 УК РФ освобожден в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание по ч. 1 ст. 187 УК РФ в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года, с возложением обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного и являться на регистрацию в этот орган 1 раз в месяц в дни, установленные данным органом.

Гражданский иск заместителя прокурора Алтайского края удовлетворен в полном объеме, с Жар-ва Д.С. в пользу Российской Федерации в лице <данные изъяты> взыскано в возмещение материального ущерба от преступления <данные изъяты> рублей.

Для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска взыскание обращено на имущество Ж – ноутбук марки «<данные изъяты>», автомобиль марки <данные изъяты> года выпуска; арест отменен.

Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Снегирева А.Н., пояснения осужденного Жар-ва Д.С. и адвоката Ананина М.П., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Ульяновой Т.М. об оставлении приговора без изменения, суд апелляционной инстанции,

У С Т А Н О В И Л:

По приговору Жар-в Д.С. признан виновным и осужден за то, что, являясь директором <данные изъяты>», в нарушение требований статей 6.1, 11, 23, 45, 52, 54, 80, 81, 143, 146, 153, 157, 163, 164, 166, 169, 171-174 Налогового кодекса РФ, умышленно уклонился от уплаты налогов путем включения в налоговые декларации по НДС Общества за первый, второй, третий и четвертый кварталы ДД.ММ.ГГ года, первый, второй, третий и четвертый кварталы ДД.ММ.ГГ года заведомо ложных сведений о суммах налоговых вычетов и налога, подлежащего уплате в бюджет, на общую сумму <данные изъяты> рублей, при этом доля неуплаченного НДС составила 96,5 %, что является крупным размером.

Кроме того, Жар-в Д.С. признан виновным и осужден за изготовление в целях использования поддельных распоряжений о переводе денежных средств.
    
Преступления совершены в <адрес> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Жар-в Д.С. вину не признал.

В апелляционной жалобе осужденный Жар-в Д.С. выражает несогласие с приговором, как незаконным и необоснованным, просит его отменить, вынести в отношении него оправдательный приговор по ч. 1 ст. 199 УК РФ, прекратить уголовное производство по ч. 1 ст. 187 УК РФ в соответствии со ст. 24 УПК РФ, а также отказать в удовлетворении гражданского иска прокурора. По мнению автора жалобы, утверждение суда о том, что в ДД.ММ.ГГ г.г. <данные изъяты>» осуществляло деятельность по купле-продаже растительного сырья, поставщиками которого выступали лица, не являющиеся плательщиками НДС, при этом <данные изъяты> не поставляли, основано исключительно на предположениях. Все физические лица, якобы поставлявшие товар в <данные изъяты>», в судебном заседании пояснили, что поставляли сырье именно Жар-ву Д.С., при этом в какую именно организацию, пояснить не смогли. Обращает внимание, что для закупа растительного сырья именно у физических лиц, им было создано <данные изъяты> поскольку закупать сырье у организаций с НДС и продавать его без НДС ему было невыгодно. При этом обращает внимание, что несколько свидетелей в судебном заседании пояснили, что в ходе допроса на предварительном следствии не придавали значения разнице организаций <данные изъяты>» и <данные изъяты>», не знали директором какой организации является он. Указывает, что поскольку на момент предварительного расследования расчетный счет <данные изъяты>» был закрыт, у него не имелось возможности представить платежные поручения, подтверждающие перечисление денежных средств на счета физических лиц за лекарственное сырье, а также незначительность данных сумм. Вопреки доводам стороны обвинения о том, что весь объем лекарственного сырья был им закуплен у физических лиц с разных районов края, объем лекарственного сырья, поставленного ему физическими лицами за ДД.ММ.ГГ г.г., является незначительным, был реализован через <данные изъяты>». При этом обращает внимание, что стороной обвинения не выяснялся тот факт, какое именно лекарственное сырье и в каком объеме поставлялось в <данные изъяты>», каким образом осуществлялась доставка такого большого объема сырья, не были допрошены свидетели. Указывает, что, ссылаясь в приговоре на показания свидетелей Б, Н, К, К1, Ф, суд не дал оценку показаниям указанных свидетелей, пояснивших, что покупателем лекарственного сырья был именно Жар-в Д.С., не называвших наименование организации.

Считает необоснованным тот факт, что судом не принят во внимание представленный стороной защиты договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГ, заключенный между К и <данные изъяты>», закупочные акты, в связи с тем, что в них указаны данные паспорта К1, выданного ДД.ММ.ГГ, то есть позднее даты составления договора. Поясняет, что указанный договор был заключен ДД.ММ.ГГ, впоследствии был утерян в связи с пожаром, вновь составлен в ДД.ММ.ГГ году, но фактически исполнялся с ДД.ММ.ГГ.

Обращает внимание, что в ДД.ММ.ГГ г.г. у физических лиц им было приобретено и впоследствии продано от <данные изъяты>» незначительное количество лекарственного растительного сырья, что подтверждается налоговыми декларациями <данные изъяты>» за ДД.ММ.ГГ г.г. По мнению автора жалобы <данные изъяты>» не могло закупить лекарственное сырье у физических лиц на сумму около <данные изъяты> рублей, поскольку, исходя из средней цены за товар, это составляло бы около <данные изъяты> кг сырья, с данным объемом не смогли бы справиться заготовители – физические лица. Указывает, что судом не дана оценка показаниям свидетеля К – кладовщика <данные изъяты>» в той части, где он пояснил, что при приеме сырья на склад им велось 2 складские книги <данные изъяты>» и <данные изъяты>». При этом данные книги не изымались.

Считает необоснованным указание суда, что для реализации своих преступных намерений им в период с ДД.ММ.ГГ года по ДД.ММ.ГГ года были подысканы организации, состоящие на учете в налоговом органе, находящиеся на общем режиме налогообложения, имеющие расчетные счета в банках, поскольку считает невозможным найти указанные данные об организациях. Указывает, что <данные изъяты>», <данные изъяты>» ему известны через Щ, с которым знаком с периода работы наемным работником в <данные изъяты>», в которое Щ поставлял лекарственное растительное сырье. После создания <данные изъяты>» договорился с Щ о поставках лекарственного сырья от имени вышеуказанных организаций, при этом имел дело только с Щ. Исходя из показаний свидетелей З, Ц, Г, П, считает, что предпринимательскую деятельность от вышеуказанных организаций осуществлял именно Щ, и он не был у них единственным покупателем. По мнению автора жалобы поставка указанными организациями лекарственного сырья в <данные изъяты>» Щ нашла свое подтверждение. Так, свидетели З и Ц пояснили, что подтвердили следователю факт поставки сырья от <данные изъяты>», <данные изъяты>» и <данные изъяты>» в адрес <данные изъяты>» именно по просьбе свидетеля Щ. При этом свидетель Г пояснял, что у Щ имеется складское помещение, в котором он хранит, в том числе, и лекарственное растительное сырье.

Обращает внимание на показания «засекреченного» свидетеля П, который в судебном заседании на вопрос суда пояснил, что всё таки поставки сырья в адрес <данные изъяты>» были, что суд в приговоре суда оставил без внимания, не дал показаниям свидетеля в данной части оценки. Считает, что указанным «засекреченным» свидетелем и является Щ, который закупал у заготовителей лекарственное растительное сырье без НДС, а реализовывал через вышеуказанные фирмы уже с НДС, однако НДС не уплачивал. При этом указывает на отсутствие оснований для засекречивания данных указанного свидетеля в соответствии со ст.16 ФЗ от 20.08.2004 №119 «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства». Не дано судом оценки и тому, что Щ продолжает вести реализацию лекарственного растительного сырья и в настоящее время, только уже от <данные изъяты>», о чем им были представлены доказательства.

Считает, что следствие проведено неполно, не устранены существенные противоречия в его показаниях и показаниях свидетеля Щ путем проведения очной ставки. В отношении свидетеля Щ необоснованно не возбуждено уголовное дело ни по ст. 187 УК РФ, ни по ст. 172 УК РФ, хотя он перечислял денежные средства организациям, в том числе и за лекарственное сырье, которого, как утверждает сторона обвинения, у него не было, как и за обналичивание денежных средств.

Что касается взаимоотношений со свидетелем М, являющимся директором <данные изъяты>», пояснил, что указанная организация закупала у <данные изъяты>» пихтовое масло. Занимаясь поиском поставщиков пихтового масла с НДС, он также познакомился с Г, между ними были заключены договоры на поставку лекарственного растительного сырья, сначала с <данные изъяты>», затем уже с <данные изъяты>». Схема работы должна была быть следующей – от <данные изъяты>» на расчетный счет <данные изъяты>» приходят денежные средства за поставку пихтового масла, <данные изъяты>» закупает пихтовое масло у <данные изъяты> Однако, после перевода денежных средств в <данные изъяты> Г отменял поставку и сообщал, что денежные средства уже сняты со счета, предлагал отдать денежные средства наличными, за вычетом его процентов, взимаемых банком за снятие наличных средств. Поставки постоянно срывались, при этом М же регулярно перечислял деньги за пихтовое масло, даже не предупреждая об этом заранее. Когда при ознакомлении с материалами дела по окончании предварительного расследования он увидел выписки по расчетным счетам <данные изъяты>», из которых узнал, что <данные изъяты>» перечисляет денежные средства за пихтовое масло <данные изъяты> «<данные изъяты>», то понял, что М и Г давно знакомы и использовали его для обналичивания денежных средств. Что касается займа у М в сумме <данные изъяты> рублей, обращает внимание, что данный факт ничем не подтвержден, письменные доказательства отсутствуют.

Также обращает внимание, что в судебном заседании не был прослушан диск с записью его телефонных переговоров за период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ, однако суд указал, что из указанных телефонных переговоров с Ж следует, что люди занимались обналичиванием, а он (Ж) сэкономил НДС, что не соответствует действительности.

Выводы суда об изготовлении им в целях использования поддельных платежных поручений, в которых содержались заведомо ложные и не соответствующие действительности сведения о назначении платежа, наименовании приобретаемых товаров, номерах и датах договоров, которые фактически не составлялись и не заключались, также считает основанным лишь на предположениях, поскольку назначения платежей были указаны верно, денежные средства переводились за лекарственное сырье, договоры являются действительными. Изначально планировались и поставки с <данные изъяты>» и <данные изъяты>». Указывает, что квалификация по ст. 187 УК РФ является излишней, даже если бы он и уклонялся от уплаты налогов с помощью платежных поручений, так как в данном случае внесение ложных сведений о назначении платежа являлось бы способом уклонения от уплаты налогов.

Кроме того, автор жалобы считает незаконным удовлетворение гражданского иска и взыскание с него в пользу РФ материального ущерба в размере <данные изъяты> рублей. При этом ссылается на положения Постановления Конституционного Суда РФ от 08.12.2017 года №39-П, ст.ст. 15 и 1064 ГК РФ, в соответствии с которыми не допускается взыскание вреда, причиненного бюджетам публично-правовых образований, в размере подлежащих зачислению в соответствующий бюджет налогов и пеней с физических лиц, обвиняемых в совершении налоговых преступлений, до внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о прекращении организации – налогоплательщика либо до того, как судом будет установлено, что данная организация является фактически недействующей и (или) что взыскание с нее либо с лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам, налоговой недоимки и пеней на основании норм налогового и гражданского законодательства невозможно. Указывает, что <данные изъяты>» является действующей организацией, сдающей налоговую отчетность, из ЕГРЮЛ не исключена, соответственно оснований для удовлетворения гражданского иска не имелось.

Ссылается на действующее законодательство, в соответствии с которым органами предварительного следствия не было собрано доказательств его умышленного уклонения от уплаты налогов; считает приговор суда основанным лишь на предположениях, в соответствии с чем, указанный приговор является незаконным и необоснованным и подлежит отмене.

В апелляционной жалобе адвокат Ананин М.П. просит приговор отменить, как незаконный и необоснованный, Жар-ва Д.С. оправдать, а также отказать в удовлетворении гражданского иска. В обоснование доводов указывает на существенное нарушение судом уголовно-процессуального закона, а также несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Ссылаясь на ст. 146 Налогового Кодекса РФ, согласно которой объектом налогообложения налога на добавленную стоимость является реализация товаров и услуг, указывает, что следователем в обвинительном заключении не указано и в рамках предварительного следствия не исследовался вопрос о том, от реализации каких товаров, каким организациям и в какое время исчислен НДС, какова стоимость реализованных товаров, правильная ли применена ставка данного налога. Поскольку органом предварительного следствия не установлена стоимость реализованных товаров, считает, что следователь согласился с исчислением Жар-вым Д.С. стоимости реализованных товаров, правильностью применения последним ставки НДС и правильным расчетом налога. Кроме того, по мнению автора жалобы, поскольку следствием не была проверена реализация товаров, следовательно, не были проверены и основания начисления и обязанность по оплате НДС в бюджет, за исключением взаимоотношений с <данные изъяты>». Обращает внимание и на неустановление мотива совершения Жар-вым Д.С. инкриминируемых ему преступлений. В отношении преступления, предусмотренного ст. 187 УК РФ, указывает, что Жар-в Д.С. вносил сведения в платежные поручения с целью минимизации налогов, иной цели у него не было, данные доводы стороны защиты в приговоре суда опровергнуты не были. Считает недоказанным и тот факт, что Жар-в Д.С. давал указание вносить в платежные документы именно те назначения платежа, которые в них указаны, поскольку лица, заполнявшие по просьбе Жар-ва часть платежных поручений, не смогли пояснить, называл ли Жар-в назначения платежа и каким именно было данное назначение.

Кроме того, ссылаясь на Постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2017 года №39-П, ст. 15 и ст. 1064 ГК РФ, считает незаконным удовлетворение гражданского иска прокурора и взыскание с Жар-ва Д.С. в пользу РФ материального ущерба в сумме <данные изъяты> рублей, поскольку в соответствии с указанным законодательством, взыскание вреда, причиненного бюджетам публично-правовых образований, в размере подлежащих зачислению в соответствующий бюджет налогов и пеней с физических лиц, обвиняемых в совершении налоговых преступлений, до внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о прекращении организации – налогоплательщика либо до того, как судом будет установлено, что данная организация является фактически недействующей и (или) что взыскание с нее либо с лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам, налоговой недоимки и пеней на основании норм налогового и гражданского законодательства невозможно, <данные изъяты>» же является действующей организацией, из ЕГРЮЛ не исключена.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Трутанова Е.С. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, суд апелляционной инстанции принимает следующее решение.

***

Поскольку после совершения Жар-вым Д.С. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ, которое в силу ч. 2 ст. 15 УК РФ относится к категории небольшой тяжести, истекло более 2 лет, суд, исходя из требований п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, руководствуясь положениями п. 8 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, ч. 3 ст. 308 УПК РФ, правильно указал на его освобождение от назначенного по данному составу преступления наказания.

Исходя из положений ч. 1 ст. 299 УПК РФ, ст.ст. 308, 309 УПК РФ при постановлении приговора суд, наряду с другими, разрешил и вопросы о том, как поступить с вещественными доказательствами и гражданским иском.

Вопреки мнению осужденного и адвоката гражданский иск прокурора разрешен судом в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Так, в соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу юридического лица, к каковым относятся бюджеты публично-правовых образований, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

По смыслу закона, в том числе разъяснений Конституционного Суда РФ, субъекты налоговых преступлений, предусмотренных УК РФ, чьи противоправные действия привели к непоступлению налогов в бюджет, не освобождаются от обязанности возместить причиненный этими противоправными действиями имущественный ущерб соответствующему публично-правовому образованию, которое должно иметь возможность удовлетворить свои законные интересы в рамках, как уголовного законодательства, так и гражданского законодательства об обязательствах вследствие причинения вреда.

Исходя из собранных доказательств и материалов уголовного дела, суд первой инстанции правильно установил, что фактическая неуплата налога в сумме <данные изъяты> рублей, причинившая ущерб бюджету РФ, имела место в результате совершения виновных действий руководителем организации - налогоплательщиком Жар-вым Д.С., который является единственным учредителем <данные изъяты>». Учитывая, что причиненный ущерб до настоящего времени государству не возмещен, что следует из материалов дела, суд правильно взыскал с него указанную выше сумму.

Таким образом, оснований для отмены или изменения приговора по доводам апелляционных жалоб не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено.

Руководствуясь ст.389.13, п.1 ч.1 ст.389.20, ст.389.28, ст.389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ОПРЕДЕЛИЛ:

приговор Центрального районного суда г.Барнаула от 17 апреля 2019 года в отношении Жар-ва Д.С. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного и адвоката Ананина М.П. – без удовлетворения.

Источник

Аналогичные решения того же суда почти в том же составе судей - здесь и здесь

А здесь суд не стал отменять решение районного суда, оставившего иск без рассмотрения. 
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты