Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

При банкротстве в отличие от ГК РФ изменяется очередность удовлетворения требований - коммунальные платежи предшествуют инкассовым поручениям инспекции. Апелляционное определение Московского областного суда от 11.07.2013 № 22-4314/13

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда в составе: председательствующего судьи Самородова А.А., судей Киселёва И.И. и Забродиной Н.М., при секретаре Сафонове Г.Г., рассмотрела в открытом судебном заседании 11 июля 2013 года с участием прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры Московской области Докшокова А.В., с участием осужденного Н., его адвоката Чернова В.Е., представившего удостоверение № 3370 и ордер № 010392 от 11 июня 2013 года, апелляционную жалобу осужденного Н. на приговор Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 6 мая 2013 года, которым Н, <данные изъяты> <данные изъяты>, гражданин РФ, не судимый, осужден по ст. 199.2 УК РФ к штрафу в размере 200000 рублей.

Заслушав доклад судьи Забродиной Н.М., выступление осужденного Н. и его адвоката Чернова В.Е., которые поддержали доводы апелляционной жалобы осужденного, и просили его оправдать, а также возражения прокурора Докшокова А.В., не согласившегося с доводами жалобы, и находящего приговор суда законными, обоснованным и справедливым, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Приговором суда Н. признан виновным в сокрытии денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации, в крупном размере, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Как установлено приговором, Н., являясь единственным учредителем ООО «СМА», расположенного в г. Орехово-Зуево Московской области, осуществляя в период с 28 сентября 2010 года по 31 марта 2011 года организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в данной организации, зная об образовавшейся неуплате налогов и сборов в сумме 9924213 рублей 11 копеек, а также достоверно зная о том, что МРИ ФНС РФ № 10 по Московской области направило в связи с этим в обслуживающие банки на расчетные счета инкассовые поручения на списание и перечисление в соответствующий бюджет необходимых денежных средств неуплаченных налогов и сборов на указанную сумму, принял решение о сокрытии денежных средств организации путем осуществления расчетов с контрагентами через ЗАО «СНМ», в котором он являлся генеральным директором.

Н. с целью удовлетворения требования кредиторов «СМА» 6-ой очереди взыскания в ущерб расчетам с кредитором 4-ой очереди МРИ № 10 ФНС России по Московской области, принял решение об осуществлении всех расчетов ООО «СМА» с иными контрагентами через ЗАО «СНМ». Он, фактически являясь лицом, осуществляющим управленческие функции в ООО «СМА» и ЗАО «СНМ» и единственным распорядителем кредита обеих организаций на основе единоначалия в период 5 октября 2010 года по 31 марта 2011 года осуществлял расчеты ООО «СМА» через расчетный счет ЗАО «СНМ», целью придания видимости своей непричастности к этому, номинально назначил на должность и.о. директора указанной организации главного инженера К., не посвященного в его преступный умысел. Согласно поступившим письмам от ООО «СМА», ЗАО «СНМ» осуществило требуемый расход денежных средств от имени ООО «СМА» в общей сумме 2 890751, 37 рублей. Указанные денежные средства подлежали перечислению на расчетный счет ООО «СМА» и списанию с него в пределах сумм по выставленным исполнительным документам по погашению задолженности 1-ой, 2-ой и 3-ей очереди в сумме 1255520,57 рублей и погашению задолженности 4-ой очереди взыскания в сумме 1635230,80 рублей.

В период с 28 сентября 2010 года по 31 марта 2011 года денежные средства в размере 1635230,80 рублей должны были быть зачислены на расчетные счета ООО «СМА» для списания суммы недоимки по налогам и сборам в различные уровни бюджета в порядке 4-ой очереди, в соответствии с ч. 2 ст. 855 ГК РФ, а произведенные расходы с поставщиками были бы отнесены банком на 6-ую очередь списания денежных средств.

При таких обстоятельствах ООО «СМА» в указанный период времени располагало денежными средствами для обеспечения взыскания недоимки по налогами сборам, однако в результате умышленных действий Н., выполняющих управленческие функции в ООО «СМА» денежные средства в общей сумме 1635230,80 рублей, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах должно было быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, не поступили на расчетные счета ООО «СМА», а были сокрыты Н.

В судебном заседании осужденный Н. виновным себя не признал, указав, что с октября 2010 года по марта 2011 года в связи с возникшим экономическим кризисом в ООО «СМА» возникло трудное материальное положение, имелись исполнительные производства в отношении их контрагентом, являвшихся должниками ООО «СМА», образовалась задолженность по заработной плате сотрудникам, было принят решение оплатить долги поставщикам энергоносителей, однако управленческие функции в ООО «СМА» он не выполнял, приказы и письма не подписывал. В этот же период проходила процедура банкротства предприятия, в которой участвовал и налоговый орган. 9 апреля 2012 года определением арбитражного суда Московской области принято решение о банкротстве ООО «СМА» и прекращении его регистрации. Налоговый орган не оспаривал действий предприятия.

В апелляционной жалобе осужденный, оспаривая приговор, свою виновность и выводы суда указал, что в приговоре отсутствуют доказательства, что именно он осуществлял управленческие функции в ООО «СМА», наоборот в деле имеются доказательства обратного - надлежащего осуществления своих полномочий со стороны директора К., отсутствуют доказательства того, что он, Н., осуществлял организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции.

В приговоре не дана должная оценка факту проведения процедуры банкротства предприятия, в связи с чем должны применяться норма ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а не нормы ГК РФ (ст. 855), в связи с чем меняется и очередность платежей, в связи с чем в третью очередь удовлетворяются требования по коммунальным платежам, а иные текущие платежи (в том числе и инкассовые поручения налогового органа по текущим платежам) в четвертую очередь. Данное обстоятельство подтверждено показаниями начальника отдела обеспечения взыскания задолженности по налогам и сборам МРИ ФНС № 10 Рыбиной Л.Л.

Судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, в условиях, когда он являлся единственным учредителей ООО «СМА», он был вправе получать информацию о деятельности предприятия, знакомиться с бухгалтерской и иной документацией. Одновременно он являлся владельцем более 50% акций ЗАО «СНМ». Оба предприятия были связаны различными договорными отношениями. Все это позволяло ему контролировать деятельность обоих предприятий на основе права, предоставленного законом. При этом судом не исследовался вопрос о правовом основании осуществления коммунальных платежей ООО «СМА», которое закреплено в договорах аренды недвижимого имущества.

В приговоре суда не нашли отражения и оценки договоры ООО «СМА» с ГУП МО «Мособлгаз», ООО «Газпроммежрегионгаз», ТО ОАО «Мосэнергосбыт» и договоры аренды, а также то, что ЗАО «СНМ» являлся собственником зданий, которые арендовало ООО «СМА».

В приговоре не указана принадлежность платежей на сумму 2890751 рубль 37 коп., перечисленных ЗАО «СНМ» за коммунальные услуги. При этом платежи на сумму 944710 рублей 97 коп. в 2010 году были произведены за счет поставки продукции в ЗАО и учтены как задолженность ООО «СМА» перед ЗАО «СНМ», а платежи на сумму 1946040 рублей 40 коп. произведены в энергоснабжающие предприятия не за продукцию, а за то, чтобы не было произведено отключение электроэнергии и газа на всей территории предприятий в порядке санкции, при этом договоры были заключены на ООО «СМА» и без оплаты долга не могли быть переоформлены на другое юридическое лицо.

В материалах дела содержатся бухгалтерские документы, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а частности карточка счет 60, распечатанная с неизвестного носителя и появившаяся в материалах дела при неизвестных обстоятельствах.

Судом не установлено, какие денежные средства или имущество ООО «СМА» находилось в ЗАО «СНМ», не учтено при этом, что ООО «СМА» являлось должником ЗАО «СНМ».

Судом были оставлены без внимания его доводы и представленные им документы, в частности осталось без оценки Соглашение от 29 марта 2011 года между конкурсным управляющим ООО «СМА» и ЗАО «СНМ», в соответствии с которым ЗАО «СНМ» производило оплату за коммунальные услуги с целью недопустимости остановки производственных процессов.

Суд обосновал свои выводы на двух письмах, которых в деле нет. Сумма двух платежей составляет 593716 рублей и она полежит исключению из обвинения, что исключает состав преступления. Данный довод подтвержден показаниями эксперта о том, что сумма денежных средств, указанная в письмах и приложенных платежных поручениях составляет 2 297 035 рублей 10 копеек, в то время как в приговоре фигурирует 2890751 рубль 37 копеек.

При допросе эксперта не подтвержден довод обвинения о существовании возможности у ООО «СМА» по погашению недоимки по налогам и сборам в размере 1635230 рублей 80 копеек, т.к. эксперт заявила, что ответить на данный вопрос нет возможности.

В возражениях гособвинитель Будаева Н.Б. считает приговор суда законными и обоснованным, а доводы осужденного несостоятельными.

В судебном заседании осужденный Н. дополнил, что бывший директор и бухгалтер ООО «СМА» его оговорили, он имеет трудовой стаж более 55 лет, из них 30 лет является директором. Он является автором продукции, которую изготавливает ООО «СМА», предприятие тесно связано с деятельностью ЗАО «СНМ», поэтому он участвовал в проведении производственных совещаний обоих предприятий и знал о финансовых делах ООО «СМА». В ООО «СМА» действительно сложилась тяжелая ситуация, они встали перед выбором или платить налоги или продолжать производственную деятельность. Поэтому ему пришлось оказывать помощь сторонней организации, которая находилась в стадии банкротства. Коммунальные платежи являются платежами 3-ей очереди, в отличие от налогов, представляющих 4-ую очередь, поскольку приоритеты в период банкротства распределяются по-другому. Обращает внимание, что в рамках ФЗ № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» это допустимо, в его действиях нет нарушения закона. Все свои действия он согласовывал с арбитражным управляющим, сумма средств, якобы им сокрытых, определена неправильно и это также исключает его уголовную ответственность.

В судебном заседании адвокат Чернов А.Е. дополнил, что определением Арбитражного суда Московской области от 31 мая 2010 года в отношении ООО «СМА» была введена процедура банкротства - наблюдение, после чего очередность платежей предприятия должна была определяться не в соответствии с нормами ГК РФ, а в соответствии с требованиями ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Суд в своем приговоре неправильно истолковал требования закона и неправильно установил очередность оплаты требований кредиторов, в том числе и требований ФНС. Статья 134 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» определяет эту очередность, при этом налоговый орган умышленно скрыл эту очередность, а суд повторил его ошибку.

По делу не добыто совокупности достоверных доказательств того, что Н. осуществлял управленческие функции, в 2011 году директор ООО «СМА» сам себя уволил и решением суда взыскал свою заработную с предприятия. На деле фактически ООО «СМА» стала собственностью второй организации ЗАО «СНМ», поэтому ЗАО «СНМ» могло распоряжаться деньгами первой организации. При этом бывший директор и бухгалтер оговорили Н., показания экспертов и специалистов содержат противоречия, эксперт не могла ответить на вопрос, была ли у ООО «СМА» финансовая возможность выплатить задолженность по налогам. Все обвинение построено на первоначальном акте проверки ревизора (л.д. 7-14 том 1), все остальные доказательства подобраны под этот акт. Доказательства вины его подзащитного при таких обстоятельствах отсутствуют.

Проверив материалы дела, исследованные судом первой инстанции, обсудив доводы жалобы осужденного, выслушав мнения участников процесса, исследовав в суде апелляционной инстанции заявленные стороной защиты доказательства, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, а в соответствии со ст. 307 УПК РФ должен содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, и которое соответствует фактическим обстоятельства дела, установленным судом первой инстанции.

Однако приговор суда этим условиям не отвечает.

Согласно приговору Н., являясь единственным учредителем ООО «СМА», расположенного в г. Орехово-Зуево Московской области, осуществляя в период с 28 сентября 2010 года по 31 марта 2011 года организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в данной организации, зная об образовавшейся неуплате налогов и сборов в сумме 9924213 рублей 11 копеек, а также достоверно зная о том, что МРИ ФНС РФ № 10 по Московской области направило в связи с этим в обслуживающие банки на расчетные счета инкассовые поручения на списание и перечисление в соответствующий бюджет необходимых денежных средств неуплаченных налогов и сборов на указанную сумму, принял решение о сокрытии денежных средств организации путем осуществления расчетов с контрагентами через ЗАО «СНМ», в котором он являлся генеральным директором.

После чего в период с 28 сентября 2010 года по 31 марта 2011 года по распоряжению Н. за ООО «СМА» с целью удовлетворения кредиторов 6-ой очереди были осуществлены платежи в ОАО «Мосэнергосбыт», ООО «Мосрегионгаз» на общую сумму 2890751, 37 рублей, в ущерб кредитора 4-ой очереди, то есть МРИ № 10 ФНС России, что соответствует положениям ч. 2 ст. 855 ГК РФ.

Между тем, устанавливая наличие либо отсутствие в действиях виновного лица состава данного преступления, суд должен установить все его признаки, в том числе умысел, объект и предмет посягательства, наличие объективной и субъективной стороны, установить является ли привлекаемое к уголовной ответственности субъектом данного преступления, установить фактические обстоятельства дела.

Как указано в Определении Конституционного суда РФ от 24 марта 2005 г. N 189-О норма статьи 199.2 УК Российской Федерации, устанавливающая ответственность именно за "сокрытие" денежных средств или имущества, может расцениваться как позволяющая признавать составообразующим применительно к предусмотренному ею преступлению только такое деяние, которое совершается с умыслом и направлено на избежание взыскания недоимки по налогам и (или) сборам. Это предполагает необходимость в каждом случае уголовного преследования доказать не только наличие у организации или индивидуального предпринимателя денежных средств или имущества, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, но и то, что эти средства были намеренно сокрыты с целью уклонения от взыскания недоимки и, следовательно, исключает возможность произвольного привлечения к уголовной ответственности за предусмотренное оспариваемой статьей преступление.

Однако в мотивировочной части приговора указано, что судом установлено, что осуществленные Н. платежи были направлены на поддержание работоспособности предприятия.

Кроме этого, как следует из имеющегося в материалах дела определения Арбитражного суда Московской области от 24 мая 2010 года (л.д. 198 том 5) и на что обращено внимание в апелляционной жалобе осужденного, в также осужденным и адвокатом в судебном заседании суда апелляционной инстанции, в отношении ООО «СМА» была введена процедура банкротства – наблюдение. Данная процедура введена в мае 2010 года, то есть до исследуемого периода. Указанное обстоятельство не было учтено и оценено судом первой инстанции, хотя оно могло существенно повлиять на его выводы при установлении обстоятельств совершенного преступления.

Суду следовало учесть, что нормы закона, регулирующего процедуру банкротства, являются специальными нормами по отношению к общей норме ст. 855 ГК РФ, и при введении этой процедуры применяются положения ФЗ № 127 «О несостоятельности (банкротстве)».

В этой связи суд не учел и не дал оценки показаниям специалиста Р. (л.д. 114 том 8), подтвердившей данное обстоятельство, и показавшей, что требования по иным текущим платежам, в которые входят и удержание задолженности по налогам и сборам, удовлетворяются после коммунальных платежей, оценки не дано. Не дано оценки и её показаниям об установлении сумм текущей, реестровой и за реестровой задолженностей по налогам и сборам, которые следуют из сведений МРИ ФНС № 10, отраженных в справках от 11 апреля и 18 апреля 2013 года (л.д. 1-88 том 8), и несоответствия её сумме задолженности по налогам и сборам ООО «СМА», фигурирующим в обвинении.

Кроме этого, осужденный и его защитник ссылаются на то, что произведенные платежи в адрес ОАО «Мосэнергосбыт», ООО «Мосрегионгаз» являлись коммунальными платежами и были направлены на обеспечение функционирования предприятия, что нашло отражение в приговоре, как было указано выше.

Между тем, это обстоятельство судом не проверялось, предназначение платежей в адрес ОАО «Мосэнергосбыт», ООО «Мосрегионгаз» не устанавливалось, имеющимся договорам между указанными организациями и ООО «СМА», выполнению условий этих договоров в период исследуемого периода, в том числе до и после введения процедуры банкротства оценки дано не было, а доводы осужденного и его адвоката, настаивавших на том, что данные платежи являлись коммунальными, эксплуатационными, необходимыми для осуществления деятельности должника в период зимнего сезона, что позволяет считать их в условиях процедуры наблюдения платежами третьей очереди в соответствии с положениями ст. 134 ФЗ № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» не проверены и надлежащему анализу и оценке также не подвергнуты.

Как следует из конструкции состава преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, а также разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 N 64 «О применении судами уголовного законодательства об ответственности за сокрытие налогоплательщиком денежных средств либо имущества, необходимых для взыскания недоимки», действия виновного лица должны быть направлены на сокрытие денежных средств или имущества организации, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам в размере, превышающем 1500000 рублей. При этом данная сумма должна носить бесспорный характер, а выводы о её предназначении, как недоимки по налогам, достоверными и не вызывающими сомнений, при этом сумма неуплаченного налога и сбора должны быть конкретизированы по виду и наименованию бюджета или государственного внебюджетного фонда, в доход которого указанная сумма подлежит взысканию.

При таких обстоятельствах установление суммы задолженности, очередности и предназначение платежей организации-должника в условиях процедуры банкротства - наблюдения имеют существенное значение. В этой связи выводы суда об очередности платежей ООО «СМА» без учета этих условий не соответствуют установленным обстоятельствам, а выводы о сумме сокрытых денежных средств, предназначенных для взыскания именно обязательных налоговых платежей, являются противоречивыми и сделанными без учета всех имеющихся по делу обстоятельств, противоречия при этом не устранены.

Из определения Арбитражного суда Московской области от 24 мая 2010 года следует, что в ООО «СМА» введен временный управляющий С., которому в числе его обязанностей следовало провести анализ финансового состояния должника, провести первое собрание кредиторов, предоставив его арбитражном суду. При таких обстоятельствах суду следовало привлечь к участию временного управляющего, выяснить установленную очередность платежей кредиторам и дать оценку доводам и обвинения и защиты с точки зрения условий, в которых находилось ООО «СМА» и действовал Н.

Оставлены без должного внимания и оценки наличие между конкурсным управляющим и обеими организациями Соглашения от 29 марта 2011 года об оплате коммунальных услуг.

Не дана оценка показаниям эксперта Б. в части времени образования текущей недоимки, что также имеет значение для решения вопроса об очередности взыскания платежей при банкротстве, при этом эксперт прямо указала (л.д. 211 том 6), что после введения процедуры банкротства (наблюдение) очередность платежей регулируется законом о банкротстве, а имеющиеся доводы осужденного и защитника в части имеющихся противоречий в показаниях указанного эксперта, невозможности дать ею ответ относительно наличия денежных средств и финансовой возможности выплатить недоимки по налогам, судом не устранены и не оговорены.

Суд не дал мотивированной оценки доводам осужденного и о том, что его правовой статус, и как учредителя, и как акционера и директора организации, позволял ему контролировать в условиях тесных договорных обязательств деятельность и состояние обоих предприятий, а также о том, что между предприятиями могла существовать и существовала система взаимозачетов, ограничившись лишь перечислением показаний свидетелей и материалов дела.

Таким образом, перечисленные нарушения свидетельствуют о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, о наличии неразрешенных противоречий, а выводы суда при этом сделаны без учета обстоятельств, которые могли на них существенно повлиять.

Данные нарушения не могут быть устранены в суде апелляционной инстанции, т.к. носят существенный характер и требуют по сути проведения повторного судебного разбирательства с исследованием, проверкой и оценкой всех имеющихся доказательств по уголовному делу, что не относится к компетенции суда апелляционной инстанции.

При этом судебная коллегия лишена возможности, анализируя изложенные в приговоре суда первой инстанции доказательства, сделать однозначный вывод о доказанности либо недоказанности вины Н., о наличии либо отсутствии в его действиях состава преступления, и принять таким образом окончательное решение по делу.

При таких обстоятельствах в соответствии с требованиями ст.ст. 389.20, 389.22 УПК РФ приговор подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

С учетом вышеизложенного судебная коллегия находит подлежащими удовлетворению доводы, изложенные стороной защиты и осужденным в апелляционной жалобе об отмене приговора.

Поскольку приговор отменяется по процессуальным нарушениям, остальные доводы жалоб, в том числе и касающиеся недопустимости доказательств, подлежат проверке и оценке при новом судебном разбирательстве уголовного дела.

С учётом изложенного, руководствуясь ст. 389.16, ст. 389.20, ст. 389.22, ст. 389.28, ст. 401.2 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 6 мая 2013 года в отношении Н. отменить.

Направить уголовное дело по обвинению Н. по ст. 199.2 УК РФ на новое судебно рассмотрение в Орехово-Зуевский городской суд Московской области в ином составе со стадии судебного разбирательства.

Апелляционную жалобу осужденного Н. удовлетворить частично.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационную инстанцию Московского областного суда в течение одного года со дня его вступления в законную силу.

Источник
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты