Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

По подложным решениям Комиссии по трудовым спорам средства получены в банке, внесены в кассу, откуда вместо погашения недоимки направлены на выплаты иным лицам. Апелляционное определение Мурманского областного суда от 13.07.2017 № 22-923/17

Судебная коллегия по уголовным делам Мурманского областного суда в составе председательствующего – судьи Иванниковой И.В., судей Капельки Н.С. и Эдвардса Д.В., с участием прокурора отдела прокуратуры Мурманской области Мордань Е.А., осужденного Най-на А.В.
защитника – адвоката Островской А.С.,***, при секретаре Ивановой Л.Н., рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием системы видеоконференц-связи апелляционные жалобы осужденного Най-на А.В., и защитников – адвокатов Островской А.С. и Зайцевой Т.В. на приговор Ленинского районного суда г.Мурманска от 15 мая 2017 года, которым Най-ин А.В.,***, осужден: по ст. 196 УК РФ к 3 годам лишения свободы со штрафом 100000 рублей; по ст.199УК РФ к 2 годам лишения свободы с лишением права заниматься предпринимательской деятельностью в сфере ремонта и обслуживания автотранспорта, автотранспортных грузоперевозок на срок 2 года; на основании ч.3 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима со штрафом 100000 рублей и с лишением права заниматься предпринимательской деятельностью в сфере ремонта и обслуживания автотранспорта, автотранспортных грузоперевозок на срок 2 года; дополнительное наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно; дополнительное наказание в виде запрета на занятие предпринимательской деятельностью в сфере ремонта и обслуживания автотранспорта, автотранспортных грузоперевозок постановлено исчислять с момента отбытия основного вида наказания.

Заслушав доклад судьи Эдвардса Д.В., объяснения осужденного Най-на А.В. и защитника – адвоката Островской А.С., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Мордань Е.А., полагавшей необходимым оставить приговор без изменения, судебная коллегия

установила:

Приговором суда Най-н А.В. признан виновным в том, что он, являясь учредителем (участником) юридического лица, совершил действия, заведомо влекущие неспособность юридического лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, которые причинили крупный ущерб, то есть преднамеренное банкротство, а также в сокрытии денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам, совершенном собственником и руководителем организации в крупном размере.

Преступления совершены в период с времени с 31 марта по 23 октября 2014 года и с 06 сентября 2010 года по 20 мая 2015 года в***при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.


В апелляционной жалобе осужденный Най-н А.В. указывает на незаконность и необоснованность приговора. Несмотря на то, что в судебном заседании были установлены обстоятельства, влияющие на существо обвинения, описательно-мотивировочная часть приговора полностью повторяет обвинительное заключение. Суд проигнорировал его доводы об отсутствии умысла на преднамеренное банкротство ООО «НАИС», которое с конца 2012 года не осуществляло никакой деятельности в связи с блокировкой его счетов. Оспаривает достоверность показаний свидетелей Ф. и Л. относительно значительной задолженности у ООО «НАИС» по обязательным платежам, отчисления по которым не производились, о чем он (Най-ин А.В.) якобы знал. Кроме того, указывает, что на декабрь 2012 года задолженность ИФНС составляла всего***рублей. Суд также необоснованно сделал вывод о преднамеренном банкротстве, основываясь на показаниях конкурсного управляющего Г. о продаже всех транспортных средств общества Е., поскольку по сообщению ГИБДД***за ООО «НАИС» зарегистрировано 20 транспортных средств; 9 единиц техники принадлежат ООО «НАИС» на основании договора купли-продажи с ООО «ПМК»; данное имущество находится по адресу:***, о чем неоднократно заявлялось в суде, и его достаточно для удовлетворения требований всех кредиторов. Показания Г. не подтверждаются фактическими обстоятельствами дела, а акты составленные данным лицом сфальсифицированы.


Доводы стороны защиты о том, что сделка по отчуждению транспортных средств была вынужденной мерой с целью получения кредита, необоснованно отвергнуты судом, при этом суд не принял во внимание показания Е. в судебном заседании, которые полностью соответствуют действительности. Денежные средства в сумме***рублей в кассу Общества не поступали и он их не получал, поскольку их изначально не было. Заявляет, что если бы была возможность продать транспортные средства Общества и получить реальные деньги, то они были бы направлены для погашения долгов по налогам и сборам, а предприятие продолжило бы работу. Указывает, что он предпринял все меры по оздоровлению обстановки, создав предприятие «МурманСкан»: было перестроено здание на***, закуплено оборудование, обучены специалисты, создана клиентская сеть, в 2013 году заключен дилерский договор с концерном «Skania». В 2012 году суд признал требования ПАО «Сбербанк» по договору поручительства законными; для сохранения предприятия ООО «МурманСкан» выплатило***рублей по договору поручительства. ИФНС проверила предприятие за 2010-2012 годы, то есть за период, когда станция создавалась, и было начислено***рублей налогов, которые были впоследствии снижены до***рублей по решению суда.


На его просьбу о рассрочке уплаты налога, начальник ИФНС ответил отказом. Находит несостоятельным вывод о том, что предприятиями полностью руководил только он, поскольку результаты работы «МурманСкан» и «НАИС» зависели от действий сотрудников с определенными функциональными и должностными обязанностями; он «номинальных» директоров не назначал, контролировал только производственную и функциональную дисциплину. Также заявляет, что трудовая комиссия в «МурманСкан» существовала, за составление протоколов с нарушениями он ответственности не несет; вину в этой части признает частично. Кроме того, указывает, что суд не учел, что***год он служил в***, совершил***боевых служб, имеет медали***. Просит приговор изменить - по ст.196 УК РФ уголовное преследование прекратить в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, при назначении ему наказания учесть акт амнистии от 24.04.2015.


В апелляционной жалобе защитники - адвокаты Островская А.С. и Зайцева Т.В. не согласны с приговором ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также ввиду чрезмерной суровости назначенного наказания. Указывают, что описательно-мотивировочная часть приговора содержит абсолютно идентичное обвинительному заключению описание преступного деяния, несмотря на то, что в судебном заседании были установлены обстоятельства, которые должны были оказать влияние на существо обвинения.


Считают, что указание периода заключения сделки по отчуждению имущества Общества с 31 марта 2014 года по 23 октября 2014 года нарушает право осужденного на защиту. Доказательств, опровергающих факт заключения договора с Е. и договора займа в иные даты, в материалах уголовного дела не имеется. Суд, признавая Най-на А.В. виновным преднамеренном банкротстве, необоснованно положил в основу приговора показания свидетелей Ф. и Л., при этом отверг как несостоятельные доводы защиты о заключении сделки по отчуждению автотранспорта ООО «НАИС» как вынужденной меры с целью получения кредита, а также принял как достоверные показания Е., данные в ходе предварительного следствия, но безосновательно отверг ее показания в судебном заседании. В приговоре указано, что Е. подтвердила свои показания, данные на следствии, что не соответствует действительности. Показания данного лица о фиктивности сделки купли-продажи автотранспортных средств подтверждаются показаниями свидетеля С., который в судебном заседании показал, что никакие денежные средства по договору купли-продажи от 31 марта 2014 года он от Най-на А.В. не получал и никаких денежных средств ему по договору займа не передавал, а также показаниями свидетеля О. о том, что денежные средства по договору купли-продажи транспортных средств в кассу ООО «НАИС» не поступали и, соответственно, оттуда не могли выдаваться. Най-н А.В. в судебном заседании пояснял, что это была вынужденная мера, поскольку получить кредит можно было лишь на иное лицо, а транспортные средства, которые могли быть залоговым имуществом, должны были принадлежать иному лицу, а не предприятию, где он являлся учредителем, так как он имел отрицательную кредитную историю и в выдаче кредитов ему отказывали. В судебном заседании к материалам дела был приобщен договор залога движимого имущества от 21 октября 2014 года, согласно которому Е. выступает залогодателем по кредитному договору и передает в качестве залога транспортные средства, перешедшие к ней по договору с ООО «НАИС».


Таким образом, вывод о том, что мотив и наличие умысла на преднамеренное банкротство подтверждаются тем, что денежные средства в размере***рублей, поступившие в кассу предприятия, в тот же день выбыли из кассы по договору займа, не основан на материалах дела и представленных доказательствах. Най-н А.В. в судебном заседании пояснил, что знал о задолженности ООО «НАИС» по налогам, но сумма задолженности могла быть погашена за счет иного имущества Общества, помимо транспортных средств, которые было решено использовать как залоговое имущество для привлечения кредитных средств, что не опровергнуто стороной обвинения. Требования по налогам на 16.09.2014 составляли***, и конкурсный управляющий Г. имел реальную возможность погасить данную задолженность за счет имущества, оставшегося в ООО «НАИС». Так, согласно ГИБДД УМВД России по***и Инспекции Гостехнадзора***, за ООО «НАИС» числятся 20 транспортных средств, трактор «***», за ООО «ПроектМеталлоконструкция» зарегистрировано 9 транспортных средств, которые перешли к ООО «НАИС» по договору купли-продажи от 04 августа 2011 года.


Считают необоснованным вывод суд, о том, что на большее количество указанного транспорта обращено взыскание в пользу ПАО «Сбербанк России», поскольку из 6 автотранспортных средств, оставшихся в собственности ООО «НАИС» после заключения договора купли-продажи с Е., лишь на 2 было обращено взыскание в пользу ПАО «Сбербанк России», а из транспортных средств, зарегистрированных за ООО «ПроектМеталлоконструкция» и перешедших к ООО «НАИС», ни на одно не было обращено взыскание по решениям судов. Суд не дал оценки позиции защиты о том, что ПАО «Сбербанк России» необоснованно признано потерпевшим по настоящему уголовному делу, поскольку ООО «НАИС» не являлось должником ПАО «Сбербанк России»; при этом и в рамках дела о банкротстве ООО «НАИС» ПАО «Сбербанк России» не признано кредитором. Имущество, являющееся предметом залога, перешло к ООО «НАИС» по договору купли-продажи от залогодателя - ООО «ПроектМеталлоконструкция», часть данного имущества перешла от ООО «НАИС» в собственность иных физических и юридических лиц, что не препятствовало ПАО «Сбербанк России» по решениям судов обращать взыскание на предмет залога. То есть, ПАО «Сбербанк России» имело реальную возможность обратить взыскание на заложенное имущество, перешедшее к новому собственнику - Е. 


Оспаривают утверждение, что ни в рамках судебного, ни в рамках исполнительного производства банк не смог получить, осмотреть и каким-либо иным образом удостовериться в наличии транспортных средств, вместе с тем каких-либо сведения, подтверждающие, что предпринимались меры к розыску имущества, в материалах дела отсутствуют. Доводы конкурсного управляющего Г. о том, что по договору с Е. было продано все имущество ООО «НАИС» и никакого иного имущества и дебиторской задолженности не имеется, были опровергнуты в ходе судебного следствия. Показания Г. о принятии всех возможных мер к розыску имущества ООО «НАИС» недостоверны. Най-ин А.В., в свою очередь, представил суду документы, подтверждающие наличие такого имущества, и неоднократно предпринимал попытки представить конкурсному управляющему транспорт, но Г. лишь единожды вышел на осмотр и в связи с погодными условиями осмотреть наличие всего представленного имущества отказался.


Обращают внимание, что у ООО «НАИС», согласно материалам дела, имелась дебиторская задолженность в размере***рублей, меры к взысканию которой не принимались; Г. по данному вопросу ничего пояснить не смог. Считают, что ООО «РН-Карт-Санкт-Петербург» также необоснованно признано потерпевшим по настоящему уголовному делу. При этом сумма ущерба по приговору составляет***рублей***копеек, но Арбитражным Судом данная организация признана конкурсным кредитором всего на сумму***рублей***коп. Кроме того, данная задолженность возникла после совершения сделки купли-продажи имущества ООО «НАИС», вмененной Най-ну А.В. как совершенной с целью преднамеренного банкротства, то есть за рамками инкриминируемого Най-ну А.В. периода. ООО «НАИС» не осуществляло грузоперевозки и топливо не получало. Грузоперевозки в указанный период осуществлялись ООО «Минна-Фиш» и ООО «Ваенга», не имевшими договора с ООО «РН-Карт» и получавшими топливо по договору, заключенному с ООО «НАИС», взяв на себя обязательство оплачивать топливо за Общество. Анализируя данные доказательства, считают, что Най-н А.В. при заключении фиктивного договора сЕ.был уверен, что никаких долговых обязательств перед ООО «РН-Карт» у ООО «НАИС» нет. Таким образом, полагают, что действиями Най-на А.В. при заключении сделки сЕ.не мог быть причинен ущерб ООО «РН-Карт-Санкт-Петербург», поскольку долговых обязательств на тот момент у Общества перед данной организацией не имелось.


Таким образом, на момент инкриминируемого Най-ну А.В. деяния у ООО «НАИС» имелись только долговые обязательства по обязательным платежам в бюджет. При этом указывают, что Най-ну А.В. вменен ущерб с учетом штрафов и пеней, что противоречит ст.4 Закона о банкротстве. Также считают установленным, что оставшегося после совершения сделки с Е. имущества и дебиторской задолженности вполне хватило бы для погашения долговых обязательств, а, следовательно, умысла на преднамеренное банкротство у Най-на А.В. быть не могло. Находят назначенное Най-ну А.В. наказание чрезмерно суровым и полагают, что суд, перечислив в приговоре смягчающие обстоятельства, не учел их при назначении наказания. Обращают внимание, что Наймушин А.В. ранее не судим, к административной ответственности не привлекался, имеет государственные награды,***,***, по второму эпизоду частично признал вину. Просят приговор суда изменить - прекратить уголовное преследование в отношении Най-на А.В. по ст.196 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления и назначить ему наказание с учетом Постановления Государственной Думы от 24 апреля 2015 года.


В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель П. не усматривает оснований для изменения приговора по изложенным в них доводам.

Проверив материалы дела, выслушав участников судебного заседания и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым, а выводы суда о виновности Най-на А.В. правильными.

Виновность Най-на А.В. объективно подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, подробно приведенных в приговоре и получивших надлежащую оценку суда.

Согласно показаниям представителя ФНС России по***Щ., ООО «НАИС», учредителями которого являлись Най-н А.В. и А., с 19 марта 2008 года состояло на учете в ИФНС России по***. По результатам камеральной проверки за 2012-2013 года у ООО «НАИС» была выявлена задолженность по налогам и сборам, которая по истечении предусмотренных законом трех месяцев погашена не была, в связи с чем был проведен анализ бухгалтерской отчетности и сведений от регистрирующих органов о наличии у Общества имущества.

Было установлено, что у ООО «НАИС» имелись в собственности транспортные средства, то есть Общество могло погасить недоимки по налогам и сборам и все текущие задолженности. ИФНС России по***обратилась в Арбитражный суд***, и 23 октября 2014 года в отношении Общества была введена процедура наблюдения с целью погашения налогоплательщиком задолженности перед бюджетом, с назначением временного управляющего Г. В ходе процедуры наблюдения поступили сведения о наличии у ООО «НАИС» задолженности перед***региональным отделением фонда социального страхования Российской Федерации по страховым взносам от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях в сумме***рублей***. и перед Пенсионным фондом России по***в сумме***рублей***коп. 28 ноября 2014 года решением Арбитражного суда***в реестр требований кредиторов ООО «НАИС» включена ИФНС России по***, а также задолженность перед Пенсионным фондом и Фондом обязательного страхования.

Временный управляющий Г. при проведении финансового анализа ООО «НАИС» выявил признаки преднамеренного банкротства, так как в предшествующий процедуре наблюдения период Общество продало все имеющиеся у него в собственности транспортные средства, при этом денежные средства в кассу и на расчетные счета предприятия не поступили, тогда как при условии поступления денежных средств от продажи транспорта ООО «НАИС» имело возможность погасить имеющиеся задолженности перед бюджетом в полном объеме. 02 марта 2015 года ООО «НАИС» на основании решения Арбитражного суда***признано банкротом. Задолженность Общества перед бюджетом до настоящего времени не погашена.

В соответствии с учредительным договором о создании и деятельности ООО «НАИС» от 21 февраля 2008 года, участниками Общества являлись Най-н А.В. и А., при этом Най-ну А.В. принадлежало***долей Общества, что составляло***%, остальная часть принадлежала А.

Согласно Уставу ООО «НАИС», Най-н А.В., являясь учредителем (участником) Общества, имел право решать вопросы об одобрении крупных сделок, в том числе заема, кредита, залога, поручительства или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения Обществом прямо или косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов стоимости имущества Общества.

Из показаний свидетеля - конкурсного управляющего ООО «НАИС» Г. усматривается, что определением Арбитражного суда***от 25 сентября 2014 года на основании заявления ИФНС России по***возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве) ООО «НАИС», в связи с чем 23 октября 2014 года введена процедура наблюдения, в период с 02 февраля 2015 года по 06 февраля 2015 года им был проведен анализ хозяйственной деятельности предприятия на предмет наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства. Установлено, что приказом генерального директора Общества С. № 01 от 28 февраля 2014 года деятельность ООО «НАИС» была приостановлена на неопределенное время; с указанного времени никакие финансово-хозяйственные операции не совершались, движение по расчетным счетам не производилось, заработная плата не начислялась, налоговые отчисления не производились в связи с отсутствием выручки от основного вида деятельности; с 01 марта 2014 года генеральный директор С. отправлен в отпуск без сохранения заработной платы. Вместе с тем, 31 марта 2014 года ООО «НАИС» в лице генерального директора С. заключил договор купли-продажи с Е. имеющихся у организации автотранспортных средств на сумму***рублей.

После совершения данной сделки никакие долговые обязательства Обществом погашены не были. Все полученные от продажи автотранспортных средств денежные средства были предоставлены С. по договору займа Най-ну А.В. до 2017 года на заведомо невыгодных для Общества условиях. Кроме того, 14 ноября 2014 года С. получил заработную плату за июль-август 2014 года в размере***рублей, перечисленную ему на основании решения Комиссии по трудовым спорам. При ведении процедуры наблюдения генеральный директор С. передал ему частично документацию в отношении бывших работников ООО «НАИС», уставные документы, отчетность ООО «НАИС» в ИФНС РФ по***, УПФР РФ, ФСС РФ по***за 2012–2013 год, а также приходный ордер о внесенииЕ.в кассу ООО «НАИС»***рублей и договор займа между ООО «НАИС» и Най-ным А.В. на сумму***рублей. Документы о деятельности ООО «НАИС» за 2014 год так и не были ему переданы.

Решением Арбитражного суда Мурманской области в отношении ООО «НАИС» открыто конкурсное производство сроком на 6 месяцев. На дату проведения первого собрания кредиторов ООО «НАИС» в реестр включена сумма***рублей***копеек, из них основной долг***рублей***копеек, в который входят задолженность по налогам и сборам в размере***рублей***копеек и задолженность перед Пенсионным Фондом в размере***рублей***копеек. По данным службы судебных приставов Ленинского округа***в отношении ООО «НАИС» возбуждено сводное исполнительное производство, в котором около 46 взыскателей предъявили требования к ООО «НАИС». Выявив в действиях руководства ООО «НАИС» признаки преднамеренного банкротства, он обратился в правоохранительные органы с заявлением.

Показания свидетеля Г. подтверждаются определением Арбитражного суда******от 23 октября 2014 года.

Из анализа по обнаружению признаков фиктивного и преднамеренного банкротства, проведенного арбитражным управляющим в отношении ООО «НАИС», следует, что в период с 01 января 2014 года по 31 марта 2014 года выявлены признаки преднамеренного банкротства, которые выразились в осуществлении сделки купли-продажи с имуществом должника, заключенной на условиях заведомо невыгодных для должника, а также с имуществом, без которого невозможна основная деятельность должника.

Согласно выводам отчета временного управляющего Г., по оценке финансово-экономического состояния предприятия следует, что структура баланса ООО «НАИС» может быть признана неудовлетворительной, у предприятия в наличии имеются признаки банкротства, восстановление платежеспособности невозможно, источником формирования активов и пассивов являлись заемные денежные средства, предприятие финансово зависимо от внешних источников финансирования, его состояние характеризовалось как финансово неустойчивое, объем заемных денежных средств практически не обеспечен ликвидными активами предприятия.

Согласно сведениям, представленным ИФНС по***, у ООО «НАИС» в кредитных организациях имелись 4 расчетных счета: в ФКБ «Петрокоммерц» в***, в***филиале ОАО «Промсвязьбанк», в ОАО «МСКБ» в***и в ПАО «Сбербанк России».

При этом за период с 30 марта 2014 года по 31 декабря 2014 года в «Промсвязьбанк» движение по счету ООО «НАИС» отсутствовало, в ОАО «МСКБ» дата последнего движения по счету 26 марта 2012 года, в Сбербанке России движение по расчетному счету отсутствовало, в ФКБ «Петрокоммерц» - 13 ноября 2014 года на счет Общества поступила оплата от ОАО «ГМК Норильский никель» в сумме***рублей, которые 14 ноября 2014 года выданы С. по инкассовому поручению в счет перечисления заработной платы на основании КТС ООО «НАИС» от 30 сентября 2014 года.

Отчетом временно управляющего Г. от 13 февраля 2015 года установлено, что средств должника для покрытия судебных расходов и расходов на выплату арбитражному управляющему недостаточно, платежеспособность должника восстановить невозможно, целесообразно ходатайствовать перед арбитражным судом о введении процедуры конкурсного производства, установлена возможность признания договора купли-продажи автотранспортных средств притворным.

Решением Арбитражного суда***от 02 марта 2015 года, в отношении ООО «НАИС» завершена процедура наблюдения, Общество признано банкротом, открыто конкурсное производство сроком на 6 месяцев, конкурсным управляющим утвержден Г..

Кроме того, 29 октября 2015 года Арбитражным судом***, сделка по предоставлению ООО «НАИС» Най-ну А.В. займа на сумму***рублей признана недействительной, применены последствия недействительности сделки.

30 июня 2015 года в Следственном управлении Следственного комитета РФ по***зарегистрировано сообщение арбитражного управляющего о выявленных признаках преднамеренного банкротства ООО «НАИС».

Согласно показаниям свидетеля С., с 2013 года он был генеральным директором ООО «НАИС», фактически выполняя функции инженера. Финансовую деятельность ООО «НАИС» и руководство предприятием фактически осуществлял Най-н А.В., по указанию которого, он как генеральный директор подписывал документы. По поводу сделки сЕ.он указал, что по требованию юриста Общества Ж. и по указанию Най-на А.В. он подписал договор купли-продажи, с Е. знаком не был; о поступлении денежных средств от продажи транспорта в кассу Общества, а также о выдаче денежных средств в заем Най-ну А.В. ему ничего не известно, он данными вопросами не занимался. Договор займа подписал по просьбе юриста и по указанию Най-на А.В. Все транспортные средства, после их отчуждения Е., находились на территории предприятия и продолжали эксплуатироваться. Со слов Най-на А.В. он знал, что сделка была необходима для продолжения дальнейшей работы предприятия. По этому же обстоятельству деятельность предприятия была временно приостановлена, он ушел в отпуск без сохранения заработной платы, что подтверждается его приказами № 01 и № 02 от 28 февраля 2014 года.

Доводы осужденного и защитников о том, что заключение сделки по отчуждению автотранспорта ООО «НАИС», являлось вынужденной мерой и имело своей целью получение кредита для обеспечения платежеспособности ООО «МурманСкан», для последующей нормализации работы всех предприятий, принадлежащих Най-ну А.В., были обоснованно признаны судом несостоятельными, с приведением мотивов принятого решения.

Согласно показаниям свидетеля Е. в ходе предварительного следствия, договор купли-продажи ее попросил заключить А., который одолжил ей денежные средства на приобретение автотранспорта и сообщил, что он сам перечислит деньги на счет ООО «НАИС». Она денежные средства не видела и не знала, как они поступили в кассу предприятия.

Вопреки доводам жалоб, суд обоснованно положил указанные показания свидетеля в основу приговора, поскольку Е. в судебном заседании в целом их подтвердила, а также сообщила, что транспортные средства проходили перерегистрацию, дальнейшая их судьба ей неизвестна, она не знает, где находятся транспортные средства.

Из договора купли-продажи автотранспортных средств от 31 марта 2014 года усматривается, что он был заключен между ООО «НАИС» в лице генерального директора С. (продавец) и Е. (покупатель) по вопросу приобретения 31 единицы бывших в употреблении транспортных средств.

В соответствии с заключением судебно-почерковедческой экспертизы, установлено, что подписи в договоре выполнены С.и Е. Также, согласно заключению эксперта, в копии квитанции к приходному кассовому ордеру № 2 от 31 марта 2014 года о принятии С. от Е. в кассу предприятия***рублей, подпись С. выполнена С., подпись от имени Е. в сопроводительном письме выполнена иным лицом с подражанием подлинной подписи Е.

Из показаний свидетеля И. следует, что по поручению Най-на А.В. в 2014 году он занимался перерегистрацией 31 единицы транспортных средств по договору купли-продажи с Е., действовал по доверенности от нее. Перерегистрацию прошли не все транспортные средства, так как на некоторые был наложен арест, после перерегистрации транспортные средства продолжили работу в различных компаниях, принадлежащих Най-ну А.В.

Согласно сведениям, представленным ГИБДД УМВД России по***, большая часть принадлежащих ООО «НАИС» автотранспортных средств прошла перерегистрацию по договору купли-продажи от 31 марта 2014 года на нового владельца - Е.

Согласно договору займа и расходному кассовому ордеру от 31 марта 2014 года, ООО «НАИС» в лице генерального директора С. предоставило Най-ну А.В. заем на сумму***рублей до 31 марта 2017 года. По заключению судебно-почерковедческих экспертиз, подписи в документах выполнены С. и Най-ным А.В.

Из показаний представителя «РН-Карт» М. усматривается, что 26 декабря 2011 года между ООО «РН-Карт-Санкт-Петербург» и ООО «НАИС» был заключен договор на поставку топлива на общую сумму***. Задолженность Общества перед ООО «РН-Карт-Санкт-Петербург» составляет***рублей***копеек. ООО «РН-Карт-Санкт-Петербург» обратилось с требованием о включении в реестр кредиторов на указанную сумму. Требования ООО «РН-Карт-Санкт-Петербург» удовлетворены частично - в размере***рублей***коп. за поставленное топливо в июне-августе 2014 года, задолженность в размере***рублей *** коп. судом включена в реестр требований не была, так как возникла после возбуждения производства по деду о банкротстве и была отнесена к текущим платежам. Задолженность перед ООО «РН-Карт» до настоящего не погашена.

Представитель ПАО «Сбербанк России» Ц. показала, что в период с 2010 по 2012 год ООО «Проект-Металлоконструкция» и ООО «НАИС-Транс» заключали с ПАО «Сбербанк России» кредитные договоры на общую сумму около *** рублей для приобретения автотранспортных средств и на иные нужды предприятий. В качестве поручителей по указанным договорам выступали иные компании, учредителем которых также являлись Най-н А.В. и А.. По договорам в залог банка перешло движимое и недвижимое имущество предприятий поручителей. Также были заключены договоры поручительства с ООО «Ардай», ООО «Проект Металлоконструкция»,А.,Х., согласно которым указанные юридические и физические лица обязались нести солидарную ответственность за исполнение кредитных договоров.

В 2011 году ООО «Проект-Металлоконструкция», находившееся в предбанкротном состоянии, обратилось в ПАО «Сбербанк Россия» с просьбой согласовать продажу находившихся в залоге автотранспортных средств с сохранением обременения. В связи с тем, что ООО «НАИС» брало на себя обязательства по кредитам ПАО «Сбербанк России» как залогодержатель, заключение сделки между ООО «Проект-Металлоконструкция» и ООО «НАИС» было согласовано. ООО «Проект-Металлоконструкция» продало 108 единиц транспортных средств ООО «НАИС», после чего ООО «НАИС» должно было заключить с ПАО «Сбербанк России» дополнительные соглашения к договорам залога, однако этого не сделало. Решениям Октябрьского районного суда***обращено взыскание в счет исполнения обязательств по кредитному договору на автотранспортные средства, принадлежащие ООО «НАИС»; банк получил исполнительные листы на сумму***рублей, которые направил в службу судебных приставов. Однако взыскание на транспортные средства не обращено, так как они не установлены судебными приставами.

Кроме того, в 2014 году банку стало известно, что ООО «НАИС» продало имеющиеся в собственности транспортные средства в количестве 31 единицы физическому лицу -Е. Указанные действия повлекли банкротство Общества, в связи с чем судебные приставы окончили и направили исполнительные производства в пользу банка конкурсному управляющему Г. В целях реализации своего права 06 мая 2016 года в Арбитражный суд***банк направил заявление о включении в реестр требований кредиторов. Вместе с тем, ни в рамках исполнительного производства, ни в рамках судебного производства, банк не смог получить, осмотреть или каким-либо другим образом удостовериться в наличии транспортных средств, на которые обращено взыскание. Поскольку транспортные средства у ООО «НАИС» не установлены, банк не имеет возможности обратить на них взыскание и, реализовав их, погасить задолженность по кредитным договорам, по которым ООО «НАИС» выступает в качестве залогодателя.

Данные показания представителя банка подтверждены копией решения ПАО «Сбербанк России» о согласовании продажи ООО «НАИС» находящихся в залоге у банка автотранспортных средств, принадлежащих ООО «Проект-Металлоконструкция», от 24 июня 2011 года, договором купли-продажи автотранспортных средств от 04 апреля 2011 года, решениями***суда***от 11 декабря 2012 года, от 19 марта 2013 года и от 10 июня 2013 года, согласно которым на заложенное имущество и автотранспортные средства, принадлежащие ООО «НАИС» и ООО «ПМК», обращено взыскание, заявлением ПАО «Сбербанк России» об установлении размера требований и включении в реестр требований кредиторов ООО «НАИС», сообщением службы судебных приставов***от 07 мая 2015 года.

Доводы стороны защиты о том, что у ООО «НАИС», помимо выбывших по сделке купли-продажи из активов Общества транспортных средств, имелось иное имущество, которое могло быть взыскано в счет погашения имевшихся задолженностей, а сама сделка купли-продажи транспортных средств была совершена в интересах Общества с целью последующего привлечения финансовых средств, не нашел подтверждения в ходе судебного следствия.

Таким образом, по делу установлено, что Най-н А.В., будучи фактическим владельцем и руководителем ООО «НАИС» и зная о наличии у Общества задолженностей, в том числе перед налоговыми органами, совершил умышленные действия по отчуждению имущества данного Общества, на которое могло быть обращено взыскание с целью погашения указанных задолженностей. При этом в течение длительного времени Най-н А.В. располагал возможностью реального предоставления заинтересованным лицам, в том числе конкурсному управляющему Г., какого-либо иного имущества Общества для решения вопросов по задолженностям Общества, однако, вопреки доводам стороны защиты, никаких действенных мер к этому и к погашению задолженностей не предпринял. Также на счета ООО «НАИС» не поступили какие-либо денежные средства, для получения которых, со слов осужденного, и была оформлена сделка по продаже транспортных средств, принадлежащих ООО «НАИС».

Согласно показаниям свидетеля В. - главного государственного налогового инспектора отдела урегулирования задолженности №***ИФНС России по***, 04 октября 2010 года на учет в ИФНС России по***было поставлено ООО «МурманСкан». За период с 04 октября 2010 по 31 декабря 2012 года была проведена проверка ООО «МурманСкан» по вопросам правильности и своевременности уплаты организацией налогов, по результатам которой вынесено решение по доначислению налогов, также взысканы пени и штрафные санкции. Учитывая, что ООО «МурманСкан» не исполнило указанные требования, 24 сентября 2014 инспекция приняла решение о взыскании задолженности за счет денежных средств, находящихся на расчетных счетах Общества, в связи с чем в кредитные учреждения на расчетные счета ООО «МурманСкан» были направлены инкассовые поручения на бесспорное списание задолженности по налогам, сборам, пеням и штрафам. Однако, недоимка в полном объеме не была взыскана. В связи с тем, что ООО «МурманСкан» признали банкротом, сумма недоимки вошла в реестр требований кредиторов.

Данные показания подтверждены Уставом ООО «МурманСкан», решениями ИФНС России по***, копиями требований об уплате налога, пени, штрафа, копиями инкассовых поручений на бесспорное списание задолженности по налогам, сборам, пеням и штрафам, копиями решений о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке, регистрационным делом ИФНС России по******в отношении ООО «МурманСкан».

Согласно показаниям свидетелей Ч.Р. и К., работавшими в разное время бухгалтерами в ООО «МурманСкан», все финансовые вопросы предприятия решал Най-н А.В. и только он имел право электронной подписи документов. Най-н А.В. знал о том, что у предприятия имелась большая задолженность по уплате налогов, страховых взносов, отчислений в Пенсионный Фонд, но относился к этому равнодушно.

Из показаний свидетеля З. усматривается, что с октября 2013 года по предложению А. он работал в должности генерального директора ООО «МурманСкан». Всей финансовой деятельностью ООО «МурманСкан» руководил Най-н А.В., который принимал решения о перечислении и распределении денежных средств. Все расходные операции и документы, связанные с перечислением денежных средств, в том числе налогов и сборов, согласовывались с Най-ным А.В. Он (З.) знал о налоговой проверке осенью 2013 года, на основании которой счета ООО «МурманСкан» были заблокированы и по поручению А. обращался к контрагентам Общества с просьбой перечислять денежные средства ООО «МурманСкан» на счета иных подконтрольных Най-ну А.В. и А. организаций. Заработная плата работникам выплачивалась с небольшой задержкой, в связи с чем Най-н А.В. дал поручение юристу предприятия Ж. на получение денежных средств из банка при помощи решений Комиссии по трудовым спорам. Сотрудники предприятия получали денежные средства в банке по решениям Комиссии по трудовым спорам и затем вносили их в кассу предприятия. Он (З.) также получал денежные средства указанным способом, затем вносил их в кассу. Полученные денежные средства шли как на заработную плату, так и на иные нужды предприятия.

Согласно показаниям свидетеля Д., которая в период с 2011 по 2014 год являлась начальником отдела кадров группы компаний, принадлежащих Най-ну А.В., с осени 2014 года заработная плата выдавалась с небольшими задержками, в связи чем к ней обратилась Ж. и передала ей пакет документов на получение денежных средств в банке по решениям Комиссии по трудовым спорам с последующим внесением денежных средств в кассу предприятия. В указанных документах она значилась как председатель указанной Комиссии, при этом она обратила внимание, что в решениях указаны Ч.Э.Ю., то есть сотрудники, которые уже не работали на предприятии, на что Ж. попросила поставить за них подписи. Подписывала документы в период с сентября по декабрь 2014 года. Понимала, что данные документы являются фальсификацией, так как Комиссии но трудовым спорам на предприятии не существовало, но думала, что помогает сотрудникам в получении заработной платы.

Из показаний свидетеля Ч., следует, что она не знала о наличии в ООО «МурманСкан» Комиссии по трудовым спорам и о возможности получения по решениям Комиссии денежных средств непосредственно в банке. Уволилась из организации в августе 2014 года с задолженностью по заработной плате, после увольнения на предприятие не приходила, в Комиссии по трудовым спорам не участвовала, решения не подписывала.

Свидетели Ш.О.Б.А.Б. и Н. показали, что Комиссия по трудовым спорам в ООО «МурманСкан» отсутствовала, ее заседания не проводились и участники ставили подписи в уже готовых решениях.

Согласно показаниям сотрудников ООО «МурманСкан» - свидетелей А.Б.Б.Н.О.У.Ш., в период с сентября по декабрь 2014 года для обеспечения заработной платой других сотрудников предприятия по решениям Комиссии по трудовым спорам они получали в банке денежные средства, затем вносили деньги в кассу предприятия.

Данные обстоятельства подтверждены расходными и приходными кассовыми ордерами, выписками движения денежных средств ООО «МурманСкан» за период с 01 июня 2014 года по 03 февраля 2015 года по расчетному счету открытому ООО «МурманСкан» в филиале***МКБ ПАО «ФК Открытие», показаниями свидетеля Я.- начальника службы безопасности банка «Петрокоммерц», о том, что в период с сентября по декабрь 2014 года сотрудники ООО «МурманСкан» получали в банке денежные средства по решениям Комиссии по трудовым спорам предприятия, а также заключением по исследованию документов в отношении ООО «МурманСкан» специалиста-эксперта отдела документальных исследований Управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по***от 19 июня 2015 года, согласно которому за период с 24 сентября 2014 года по 04 марта 2015 года в кассу ООО «МурманСкан» поступили денежные средства в общей сумме***рублей***коп., в том числе***рублей***коп., полученные с расчетного счета Общества в ФКБ Петрокоммерц» в***; с расчетного счета Общества, открытого в филиале КБ «Петрокоммерц», в период с 24 сентября 2014 года по 30 января 2015 года перечислены денежные средства в адрес физических лиц - сотрудников ООО «МурманСкан» на расчетные счета, открытые в ФКБ «Петрокоммерц» в***, в общей сумме***рубля***коп.

Из показаний свидетеля О., работавшей в должности кассира ООО «МурманСкан», следует, что денежные средства из кассы предприятия выдавались и работникам иных принадлежащих Най-ну А.В. предприятий, все денежные средства выдавались только после согласования с Най-ным А.В., при этом генеральные директора предприятий в решении финансовых вопросов участия не принимали. Свидетель подтвердила, что в сентябре-декабре 2014 года денежные средства в кассу предприятия поступали по решениям Комиссии по трудовым спорам. Она также в банке по решению Комиссии получала денежные средства и вносила их в кассу предприятия.

Согласно показаниями свидетеля Т., определением Арбитражного суда***на основании заявления ООО «МурманСкан» возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве). В апреле 2015 года в отношении ООО «МурманСкан» введена процедура наблюдения, он утвержден временным управляющим. Решением Арбитражного суда***от 20 августа 2015 года, ООО «МурманСкан» признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство сроком на 6 месяцев, он утвержден конкурсным управляющим. В процессе проведения процедуры наблюдения он составил финансовый анализ деятельности ООО «МурманСкан», согласно которому признаков фиктивного банкротства ООО «МурманСкан» не установлено. О проведенной выездной налоговой проверке ООО «МурманСкан» в 2013 года ему ничего не известно, как и о наличии в ООО «МурманСкан» Комиссии по трудовым спорам.

Таким образом, по делу установлено, что Най-н А.В., будучи фактическим владельцем и руководителем ООО «МурманСкан» и зная о наличии у Общества недоимки по налогам и сборам на сумму свыше***рублей и о том, что налоговым органом предпринят комплекс мер на принудительное взыскание недоимки, совершил умышленные действия, направленные на получение сотрудниками указанного предприятия денежных средств с расчетного счета предприятия в кредитном учреждении, с которого денежные средства подлежали безусловному списанию в счет погашения имеющейся недоимки. Сотрудники ООО «МурманСкан» с ведома и фактически по поручению Най-на А.В. по подложным решениям Комиссии по трудовым спорам получили в банке денежные средства, которые затем внесли в кассу предприятия, откуда впоследствии значительная часть денежных средств вместо погашения недоимки была направлена Най-ным А.В. на выплаты иным лицам.

В соответствии со ст.ст. 87 и 88 УПК РФ суд проверил и оценил все собранные по делу доказательства с точки зрения их допустимости и достоверности.

У судебной коллегии нет повода сомневаться в правильности оценки всех представленных сторонами доказательств, на основании которой суд пришел к обоснованному выводу о достаточности доказательств для постановления обвинительного приговора.

При таких обстоятельствах оснований согласиться с доводами жалоб осужденного и его защитников о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела не имеется. Противоречий в исследованных доказательствах, в том числе в показаниях свидетелей, которые могут быть истолкованы в пользу осужденного, судебная коллегия не усматривает.

Оснований для оговора Най-на А.В. допрошенными по делу лицами не установлено.

Все доводы, приведенные в жалобах осужденного и его защитников, были предметом исследования суда первой инстанции и получили надлежащую оценку, с которой судебная коллегия полностью соглашается.

Ссылки стороны защиты на то, что по делу неверно определены потерпевшие, в том числе ПАО «Сбербанк России» и ООО «РН-Карт», неверно определены размере причиненного ущерба, недоимок и задолженностей, а также на то, что у ООО «НАИС» имелась дебиторская задолженность, судебная коллегия находит несостоятельными и не оказывающими какого-либо влияния на правильность и обоснованность выводов суда о виновности Най-на А.В. в совершении инкриминированных ему деяний.

Предварительное и судебное следствие проведены по делу в соответствии с требованиями действующего уголовно-процессуального закона. Данных об их неполноте не имеется. Из протокола судебного заседания следует, что участникам процесса судом были созданы надлежащие условия для реализации процессуальных прав. Все заявленные сторонами ходатайства были разрешены судом в соответствии с законом и с вынесением обоснованного решения об их удовлетворении либо об отказе в их удовлетворении.

Сторона защиты не была лишена возможности, как в ходе предварительного следствия, так и в процессе судебного разбирательства, представлять доказательства по делу и осуществлять свои процессуальные права иными предусмотренными законом способами.

Нарушений права осужденного на защиту не выявлено.

Исходя из верно установленных фактических обстоятельств, суд правильно квалифицировал действия Най-на А.В. по ст.196 УК РФ, ст.199УК РФ. Оснований для иной правовой оценки действий осужденного не имеется.

Наказание осужденному назначено с соблюдением требований статей 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновного, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, а также влияния наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Личность осужденного изучена судом в достаточной степени, при этом суд исследовал все обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания, в том числе и те, на которые ссылаются в апелляционной жалобе защитники и осужденный, и дал им объективную оценку.

Так, судом учтены***Най-на А.В., а также то, что он ранее не судим, к административной ответственности не привлекался,***,***, имеет государственные награды, положительно характеризуется.

Наличие государственных наград и***признаны судом обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Отсутствие в приговоре указания на прохождение Най-ным А.В. службы в***в течение***года и то, что в приговоре не перечислены все его награды, не оказывают влияния на выводы суда о виде и размере назначенного осужденному наказания.

Вывод суда о невозможности исправления Най-на А.В. без реальной изоляции от общества с достаточной полнотой мотивирован в приговоре и судебная коллегия с ним соглашается.

При этом учитывая фактические обстоятельства и степень общественной опасности совершенных преступлений, суд не нашел оснований для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ и изменения категории преступлений на менее тяжкие, а также для применения положений ст.64 УК РФ и ст.73 УК РФ. Не усматривает таковых и судебная коллегия.

Принимая во внимание характер, тяжесть и обстоятельства, совершенных Най-ым А.В. преступлений в сфере экономической деятельности, учитывая наличие крупного ущерба, причиненного, в том числе и бюджету государства, непринятие осужденным мер к добровольному возмещению причиненного ущерба, суд не нашел оснований для освобождения виновного от обязательных дополнительных наказаний, предусмотренных санкциями примененных норм закона.

Вид исправительного учреждения, в котором осужденному надлежит отбывать лишение свободы, определен судом правильно в соответствии с п.«б» ч.1 ст.58 УК РФ.

Наказание, назначенное Най-ну А.В. как за каждое преступление, так и по совокупности является соразмерным содеянному и отвечает принципу справедливости, в связи с чем оснований для признания его чрезмерно суровым не имеется.

Оснований для применения в отношении Най-на А.В. положений Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов», как об этом просят в апелляционных жалобах осужденный и его защитники, не имеется.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену либо изменение приговора, при рассмотрении уголовного дела не допущено.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционных жалоб осужденного и его защитников.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.38913, 38920, 38928 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Ленинского районного суда г.Мурманска от 15 мая 2017 года в отношении Най-ина А.В.оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного и адвокатов - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке, установленном Главой 47УПК РФ.

Источинк
 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
    • stenkin
    • 22-09-2017, 10:03
    • : 10:03
    • Пользователь offline
    В соответствии со ст. 37 Конституции вознаграждение за труд является такой же конституционной обязанностью работодателя, как и обязанность уплачивать налоги (ст. 57). 
    Не нарушил ли суд нормы Конституции, выбрав приоритет налогов перед оплатой труда? 
Облако тегов
  • Читаемое
Формула защиты