Прекращение уголовного дела не предполагает сохранение мер процессуального принуждения, принятых в рамках данного дела, поскольку уголовное судопроизводство по нему завершается. Определение Шестого кассационного суда от 14.04.2020 № 77-390/20

Кассационные суды / Статья 199 УК РФ / 217 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе председательствующего судьи Ждановича А.С., судей Максутовой С.Ж., Плахотник М.В., при секретаре судебного заседания Еланской Д.А., с участием прокурора Яшникова С.Е., рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, – Ак-ва С.В. на постановление Медведевского районного суда Республики Марий Эл от 9 декабря 2019 года.

Постановлением Медведевского районного суда Республики Марий Эл от 9 декабря 2019 года уголовно дело в отношении Ак-ва С.В., ***, в части обвинения по ч.1 ст.199 УК РФ прекращено в связи с истечением срока давности уголовного преследования на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ, в части обвинения по ч.3 ст.327 УК РФ (в редакции Федерального закона №420-ФЗ от 7 декабря 2011 года) прекращено в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 20 000 рублей, который должен быть уплачен в срок до 9 февраля 2020 года.

Гражданский иск прокурора Республики Марий Эл в интересах МИФНС № о взыскании с Ак-ва С.В. *** рублей в пользу казны Российской Федерации оставлен без рассмотрения.

Арест, наложенный на транспортные средства *** государственный регистрационный знак №, *** государственный регистрационный знак №, денежные средства в пределах суммы *** рубля на счете в *** №, сохранен до момента возмещения ущерба.

Постановлением определена судьба вещественных доказательств.

В апелляционном порядке постановление не пересматривалось.

Заслушав доклад судьи Ждановича А.С., выступление прокурора Яшникова С.Е., полагавшего, что постановление суда подлежит изменению путем отмены ареста на имущество Ак-ва С.В. и исключению указания о прекращении уголовного дела в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, поскольку ч.3 ст.327 УК РФ была Ак-ву С.В. излишне вменена, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе лицо, в отношении которого уголовное дело прекращено, – Ак-в С.В., не оспаривая решение суда о прекращении в отношении него уголовного дела как в связи с истечением срока давности уголовного преследования по ч.1 ст.199 УК РФ, так и в связи с применением меры уголовно-правового характера в виде штрафа по ч.3 ст.327 УК РФ (в редакции Федерального закона №420-ФЗ от 7 декабря 2011 года), указывает на незаконность принятого судом решения о сохранении ареста на принадлежащее ему имущество, ссылаясь на то, что прекращение уголовного дела не предполагает сохранения мер процессуального принуждения, принятых в рамках этого уголовного дела, в связи с чем просит обжалуемое постановление изменить в части сохранения ареста на принадлежащее ему имущество.

Заместителем прокурора Республики Марий Эл Г.А.И. на кассационную жалобу поданы возражения, в которых указывается на отсутствие оснований для ее удовлетворения.

Выслушав мнения участвующих в судебном заседании лиц, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч.1 ст.401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Как следует из материалов дела, Ак-в С.В. обвинялся в уклонении от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией (***), путем включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, совершенном в крупном размере – *** рублей, а также в использовании заведомо подложных документов.

Установив в ходе судебного разбирательства, что относящееся к категории небольшой тяжести преступление, предусмотренное ч.1 ст.199 УК РФ, окончено Ак-вым С.В. 25 сентября 2017 года, суд, обоснованно руководствуясь положениями п.«а» ч.1 ст.78 УК РФ, принял верное решение о прекращении уголовного дела в данной части по основанию, предусмотренному п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть в связи с истечением срока давности уголовного преследования, учтя при этом согласие Ак-ва С.В. на прекращение уголовного дела по данному основанию.

Прекращая уголовное дело в отношении Ак-ва С.В. в части обвинения по ч.3 ст.327 УК РФ в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, суд исходил из того, что Ак-в С.В. использовал заведомо подложные официальные документы (счета-фактуры, товарные накладные, акты выполненных работ, справки о стоимости работ, локальные ресурсные сметные расчеты и гражданско-правовые договоры), призванные свидетельствовать о наличии взаимоотношений между возглавляемым им *** и рядом коммерческих организаций.

Однако судом не учтено, что уголовная ответственность согласно диспозиции ч.3 ст.327 УК РФ наступает лишь за использование официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей.

Предметом указанного преступления не являются коммерческие документы (товарно-транспортные накладные, платежные поручения, договоры, акты выполненных работ, сметы и пр.), поскольку использование подобных документов не посягает на порядок государственного или муниципального управления.

Таким образом документы, в использовании которых как заведомо подложных обвинялся Ак-в С.В., исходя из трактовки законодателем понятия официального документа, не являются таковыми, и, соответственно, предметами преступления, предусмотренного ч.3 ст.327 УК РФ.
Изложенное свидетельствует о существенных нарушениях судом уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход дела.

При таких обстоятельствах постановление о прекращении уголовного дела в отношении Ак-ва С.В. в части обвинения по ч.3 ст.327 УК РФ в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, подлежит отмене, а уголовное дело в данной части – прекращению на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Решение суда об оставлении без рассмотрения гражданского иска прокурора Республики Марий Эл в интересах МИФНС № о взыскании с Ак-ва С.В. *** рублей в пользу казны Российской Федерации соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

В то же время, судебная коллегия, соглашаясь с соответствующими доводами кассационной жалобы, полагает, что при решении вопроса о сохранении ареста на принадлежащее Ак-ву С.В. имущества, судом первой инстанции допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Как следует из материалов дела, в ходе производства предварительного расследования по уголовному делу, возбужденному по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.199 УК РФ, постановлением Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от <дата> разрешено наложение ареста на принадлежащее Ак-ву С.В. имущество: транспортные средства *** государственный регистрационный знак №, *** государственный регистрационный знак №, денежные средства в пределах суммы *** рубля на счете в *** №. <дата> следователем составлен протокол наложения ареста на данное имущество.

Принимая решение о сохранении ареста на принадлежащее Ак-ву С.В. имущество, суд первой инстанции не учел, что согласно п.2 ч.3 ст.239 УПК РФ в постановлении о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в обязательном порядке решается вопрос об отмене наложения ареста на имущество.

Согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2012 года №2227-О, наложение ареста на имущество относится к мерам процессуального принуждения, применяемым в целях обеспечения установленного уголовно-процессуальным законодательством порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора, и в качестве таковой носит временный характер, поскольку наложение ареста на имущество в целях обеспечения гражданского иска в уголовном деле не может выходить за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, связанных с расследованием и разрешением конкретного уголовного дела. Соответственно, ч.9 ст.115 УПК РФ в системе действующего правового регулирования предполагает возможность сохранения указанной меры процессуального принуждения (наложение ареста на имущество) лишь на период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу, сроки которых установлены законом (ст.ст.162, 223, 227 и 233 УПК РФ), но не после окончания судебного разбирательства по уголовному делу и вступления судебного решения в законную силу, тем более в случае, если предъявленный гражданский иск был оставлен без рассмотрения

Таким образом, прекращение уголовного дела не предполагает сохранение мер процессуального принуждения, принятых в рамках данного уголовного дела, поскольку уголовное судопроизводство по нему завершается.

Сохранение ареста имущества на неустановленное время по прекращенному уголовному делу по мотивам обеспечения гражданского иска, право на заявление которого остается на усмотрение истца, существенно нарушает конституционное право лица, в отношении которого дело прекращено, иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им. При этом в случае заявления иска истец не лишен права заявить требование о наложении ареста на имущество в порядке гражданского судопроизводства.

Изложенное позволяет судебной коллегии прийти к выводу о том, что судом в данной части были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, что влечет необходимость изменения постановления суда первой инстанции путем отмены ареста, наложенного на имущество Ак-ва С.В.

На основании изложенного, руководствуясь ст.401.13-401.16 УПК РФ,

определила:

постановление Медведевского районного суда Республики Марий Эл от 9 декабря 2019 года в отношении Ак-ва С.В. изменить.

Отменить постановление в части прекращения уголовного дела в отношении Ак-ва С.В. по ч.3 ст.327 УК РФ в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Прекратить уголовное дело в отношении Ак-ва С.В. в части обвинения по ч.3 ст.327 УК РФ на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления, признать за Ак-вым С.В. в данной части право на реабилитацию.

Отменить арест, наложенный на принадлежащее Ак-ву С.В. имущество: транспортные средства *** государственный регистрационный знак №, *** государственный регистрационный знак №, денежные средства в пределах суммы *** рубля на счете в *** №.

В остальной части постановление оставить без изменения.

Кассационную жалобу лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, – Ак-ва С.В. удовлетворить.

Определение может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации по правилам главы 47.1 УПК РФ.

Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай что должно, и будь что будет.

Стенькин Алексей © 1992-2020. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru