Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199 УК РФ » При прекращении дела за истечением сроков давности хранение денежных средств как вещественного доказательства до истечения срока исковой давности незаконно. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.03.2022 № 22-1396/22

При прекращении дела за истечением сроков давности хранение денежных средств как вещественного доказательства до истечения срока исковой давности незаконно. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.03.2022 № 22-1396/22

17 март 2022
342

Судья судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда Винецкая Н.П., при секретаре Березине А.А., с участием прокурора отдела прокуратуры Санкт-Петербурга Петрова А.А., лица, в отношении которого прекращено уголовное дело и уголовное преследование М-ва Э.Ш.о., адвоката Резонова И.Г. в интересах М-ва Э.Ш.о, представителя потерпевшего - МИФНС России №18 по Санкт-Петербургу (фио) рассмотрела в открытом судебном апелляционную жалобу адвоката Резонова И.Н. в интересах М-ва Э.Ш.о на постановление Калининского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> которым уголовное дело и уголовное преследование в отношении М-ва Э.Ш.о. <дата> года рождения, уроженца <...> не судимого, по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 199 УК РФ (в ред. ФЗ от 29.07.2017 №250-ФЗ), ч. 1 ст. 199.2 УК РФпрекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Этим же постановлением разрешена судьба вещественных доказательств.

Меру пресечения М-ву Э.Ш.о. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении постановлено отменить по вступлению постановления в законную силу.

Заслушав доклад судьи Винецкой Н.П., мнение адвоката Резонова И.Г. и М-ва Э.Ш.о., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя потерпевшего - МИФНС России №18 по Санкт-Петербургу (фио) полагавшего в удовлетворении жалобы отказать, прокурора Петрова А.А., полагавшего постановление суда отменить в части вещественных доказательств, дело в этой части направить на новое судебное разбирательство, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

В апелляционной жалобе адвокат Резонов И.Г. в интересах М-ва Э.Ш.о указывает, что в части прекращения уголовного дела и уголовного преследования в отношении М-ва Э.Ш.о. решение суда не обжалует, однако просит постановление изменить в части разрешения судьбы вещественных доказательств и указать в силу ст.81 УПК РФ о возвращении законному владельцу (М-ву Э.Ш.о) иных вещественных доказательств, сданных на ответственное хранение: предметов, документов и денежных средств, изъятых органом предварительного расследования при обыске в жилище М-ва Э.Ш.о.

В обоснование указывает, что суд первой инстанции субъективно интерпретировал позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в постановлении № 4-П от 02.03.2017 года о том, что потерпевшим должно быть оказано содействие со стороны государства в лице его уполномоченных органов в получении доказательств, подтверждающих факт причинения вреда при обращении в суд в порядке гражданского судопроизводства при наличии оснований для возмещения причиненного ему материального ущерба. Обращает внимание на то, что ни в рамках уголовного дела, ни в гражданском судопроизводстве, гражданский иск органами ФНС России заявлен не был. Полагает, что с момента совершения, как вменяемых М-ву Э.Ш.о. органом предварительного следствия преступлений, так и выявленных налоговым органом правонарушений прошло более трех лет, в связи с чем сроки исковой давности, в соответствии с ч. 1 ст. 113 НК РФ истекли.

Считает, что потерпевшая сторона не приняла в установленный законом срок меры к возмещению ущерба возможно по причине того, что частично или полностью налоговая задолженность юридическим лицом, которое ранее возглавлял М-в Э.Ш.О., была ликвидирована (оплачена), что ни следствием на досудебной стадии, ни судом не исследовалось. Обращает внимание, что в ходе судебного разбирательства представитель потерпевшего не возражал против возврата по принадлежности изъятого имущества, а лишь разьяснил, что, несмотря на прекращение уголовного дела, виновное лицо не освобождается от материальной ответственности перед государством.

Указывает, что данных, свидетельствующих о том, что изьятые в квартире М-ва Э.Ш.о денежные средства и иное имущество, были нажиты преступным путем и могут иметь какое-либо доказательственное значение по уголовному или гражданскому делу, суду не представлено, их конфискация в силу действующего законодательства невозможна. Полагает, что суд лишил изъятое имущество процессуального (правового) статуса, и учитывая отсутствие в уголовном деле гражданского иска и результатов его рассмотрения, а также истечение срока исковой давности для его подачи в порядке гражданского судопроизводства, внес тем самым правовую неопределенность в порядок возможного истребования и получения законным владельцем изъятого имущества.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Коробченко В.В. просит апелляционную жалобу адвоката Резонова И.Г. оставить без удовлетворения, постановление суда без изменения, указывая, что суд обоснованно сослался в своем постановлении на правовую позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в постановлении №4-П от 02 марта 2017 года, нормы действующего законодательства применил верно, постановление соответствует положениям ст.7 ч.4 УПК РФ.

Проверив материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы, возражений, заслушав участников процесса, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Органами предварительного расследования М-в Э.Ш.о обвинялся в том, что являясь фактическим руководителем <...> совершил уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в крупном размере (не уплачен в срок до <дата> НДС за налоговые периоды 2-4 кварталы <дата>, 1-3 кварталы <дата>, в сумме 37 960 393 рубля 00 копеек, чем причининен бюджету РФ ущерб на указанную сумму).

Он же обвинялся в том, что являясь генеральным директором <...> являющегося управляющей организацией <...> осуществляя общее руководство <...>, совершил сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам в крупном размере (с <дата> по <дата> на сумму не менее 7.100.771 рубля, чем причинен бюджету РФ ущерб на указанную сумму).

В суде первой инстанции защитником М-ва Э.Ш.о заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении последнего в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Учитывая, что преступления, в совершении которых обвиняется М-в Э.Ш.о, относятся к преступлениям небольшой тяжести, М-в Э.Ш.о ранее не судим, против прекращения уголовного дела по данному основанию не возражал, судом обоснованно в силу положений п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ, п.3 ч.1 ст.24, 254 УПК РФ принято решение о прекращении уголовного дела и уголовного преследования за истечением срока давности уголовного преследования, которое является законным, обоснованным и мотивированным и в данной части участниками уголовного судопроизводства не обжаловано.

Вместе с тем постановление подлежит отмене в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона в части решения вопроса о судьбе вещественных доказательств по делу.

В силу ч. 3 ст. 81, п. 3 ч. 3 ст. 239, п. 12 ч. 1 ст. 299 УПК РФ при вынесении итогового решения суд разрешает вопрос о вещественных доказательствах.

Данное требование закона судом в полной мере не соблюдено.

Прекращая уголовное дело и уголовное преследование в отношении М-ва Э.Ш.о, суд первой инстанции указал, что «вещественные доказательства, приобщенные к делу – следует хранить при материалах уголовного дела в течение всего срока хранения последнего». Однако, судом не конкретизировано, какие именно вещественные доказательства следует хранить при деле. При этом, как следует из материалов уголовного дела, в ходе предварительного расследования следователем было изьято большое количество предметов документов, денежных средств, которые согласно постановлений следователя приобщены в качестве вещественных доказательств.

В обжалуемом постановлении суда так же указано, что «иные вещественные доказательства, сданные на ответственное хранение, в том числе и предметы, документы, денежные средства, изъятые органом предварительного расследования при обыске в жилище М-ва Э.Ш.о.- хранить до истечения срока исковой давности предъявления гражданского иска по делу либо до принятия решения по гражданскому иску потерпевшего - МИФНС России № 18 по Санкт-Петербургу в порядке гражданского судопроизводства». Однако судом не конкретизировано, какие конкретно предметы и документы, в том числе кому или куда сданные на ответственное хранение, следует хранить до истечения срока исковой давности предьявления гражданского иска или принятия решения по гражданскому иску МИФНС.

Разрешая вопрос по вещественным доказательствам, судом не принято во внимание, что судьба вещественных доказательств разрешается судом в зависимости от вида вещественного доказательства и его принадлежности, что регламентировано ст.81 УПК РФ.

Как следует из постановления следователя от <дата>, изьятые в ходе обыска в жилище М-ва Э.Ш.о денежные средства, признанные и приобщенные в качестве вещественных доказательств, могли быть получены в результате совершения преступления.

В соответствии со ст.81 ч.3 п.4 УПК РФ, деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу.

Однако, принимая решение о хранении денежных средств до истечения срока исковой давности предъявления гражданского иска по делу либо до принятия решения по гражданскому иску потерпевшего - МИФНС России № 18 по Санкт-Петербургу в порядке гражданского судопроизводства, суд не выяснил принадлежность данных денежных средств, а так же не мотивировал относимость этих денежных средств к возможному гражданскому иску потерпевшего, учитывая, что они являются вещественным доказательством, а не имуществом, на которое наложен арест в целях обеспечения гражданского иска.

Из протокола судебного заседания суда первой инстанции следует, что юридически значимые вопросы, имеющие существенное значение для принятия законного и обоснованного решения по вещественным доказательствам, в ходе судебного разбирательства не исследовались и не обсуждались, в том числе не выяснено подан ли потерпевшим гражданский иск или имеется уже решение суда в порядке гражданского (Арбитражного) судопроизводства, возмещен ли добровольно М-вым Э.Ш.о причиненный материальный ущерб.

Указав о необходимости хранения денежных средств до истечения срока исковой давности, судом не проверено, истек ли данный срок на момент принятия указанного решения.

При таких обстоятельствах, поскольку судьба вещественных доказательств по делу с определенной ясностью не разрешена, решение суда не мотивировано надлежащим образом, суд апелляционной инстанции считает, что судом допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона, повлиявшее на исход дела, в связи с чем, постановление суда в части определения судьбы вещественных доказательств подлежит отмене с передачей данного вопроса на разрешение в тот же суд в ином составе в порядке ст.ст.396, 397, 399 УПК РФ.

При новом рассмотрении суду необходимо учесть допущенные нарушения, всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела, принять меры к постановлению законного, обоснованного и мотивированного судебного решения в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В связи с отменой постановления суда в данной части по указанным выше основаниям, иные доводы апелляционной жалобы подлежат проверке при новом судебном разбирательстве.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.13,389.20,389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Калининского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении М-ва Э.Ш.о. в части разрешения судьбы вещественных доказательств – отменить.

Уголовное дело в этой части передать на новое судебное разбирательство в тот же суд, в ином составе суда, в порядке, предусмотренном ст.ст. 396, 397, 399 УПК РФ.

В остальной части это же постановление оставить без изменения.

Апелляционную жалобу адвоката Резонова И.Г. – удовлетворить частично.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в соответствии с требованиями главы 47.1 УПК РФ в судебную коллегию по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в течение шести месяцев со дня его вынесения. В случае подачи кассационной жалобы или принесения кассационного представления М-в Э.Ш.о. вправе ходатайствовать об участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции.

Источник

Похожая практика: