Сохранение после введения банкротства ареста на имущество для исполнения приговора в части иска в пользу отдельных конкурсных кредиторов незаконно. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 13.10.2020 № 22-5951/20

Статья 199 УК РФ / 556 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе председательствующего Попова А.Е., судей Проценко Г.Н., Сафоновой Ю.Ю., при секретаре Алиеве К.К., с участием прокурора отдела прокуратуры Санкт- Петербурга Лебедевой Л.Г., осужденного Ч-жа А.В., адвоката Чистякова А.А., действующего в защиту осужденного, представителей конкурсного управляющего ООО «<...>» Т.Л. – адвоката Васильева С.И., Егоровой Е.А., представителя потерпевшего Межрайонной ИФНС России №16 по Санкт-Петербургу Представитель потерпевшего №1 рассмотрела в открытом судебном заседании в апелляционном порядке 13 октября 2020 года уголовное дело по апелляционной жалобе и дополнениям к ней конкурсного управляющего ООО «<...>» Т.Л. на приговор Василеостровского районного суда Санкт- Петербурга от 02 июня 2020 года, которым Ч-ж Алексей Васильевич, <дата> года рождения, уроженец <адрес>, гражданин <...>, с высшим образованием, работающий <...>, женат, имеющий троих малолетних детей <дата>, <дата>, <дата> годов рождения, зарегистрирован и проживает по адресу: <адрес>, ранее не судимый, ОСУЖДЕН: по ст. 199 ч. 2 п. «б» УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года, без лишения права занимать определённые должности или заниматься определенной деятельностью.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание суд посчитал условным, с испытательным сроком в 3 (три) года.

Суд возложил на условно осужденного Ч-жа А.В. обязанность не менять место своего фактического жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного.

Суд взыскал с Ч-жа Алексея Васильевича в счет возмещения материального ущерба, причиненного преступлением в пользу Российской Федерации в лице МИФНС России № 16 по г. Санкт-Петербургу денежные средства в сумме 53 114 325 (пятьдесят три миллиона сто четырнадцать тысяч триста двадцать пять) рублей 59 копеек.
    
Арест на денежные средства в сумме, не превышающей 74 867 409,01 руб., на расчетном счете №..., открытом ООО «<...>» в филиале ПАО «<...>» в г. Санкт-Петербурге,
    
Арест на денежные средства в сумме, не превышающей 74 867 409,01 руб., на расчетных счетах №..., №..., открытых ООО «<...>» в <...>;

Арест имущества ООО «<...>»: *** суд оставил действующим до полного возмещения ущерба Ч-жом Алексеем Васильевичем.

Судом была разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Попова А.Е., объяснение участников процесса, Судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

Приговором Василеостровского районного суда Санкт- Петербурга от 02 июня 2020 года Ч-ж А.В. был признан виновным, в том, что совершил уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию (расчет) заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере.

Преступление осужденным было совершено при установленных судом и изложенных в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельствах.

В суде первой инстанции осужденный Ч-ж А.В. вину свою по предъявленному обвинению Ч-ж А.В. признал полностью, в ходе предварительного расследования и в ходе судебного заседания заявил ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

Уголовное дело в суде первой инстанции было рассмотрено в особом порядке.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней конкурсный управляющий ООО «<...>» Т.Л. просит изменить приговор Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 02.06.2020 г. по уголовному делу №2-87/2020 и отменить арест на ***.


В обоснование доводов жалобы и дополнений к ним, не оспаривая квалификацию действий осужденного Ч-ж А.В., доказательств его вины и назначения ему наказания, указывает, что по мнению иного лица - ООО «<...>», признанного судом несостоятельным (банкротом), в отношении которого судом открыта процедура банкротства - конкурсное производство, обжалуемый в апелляционном порядке приговор в части, касающейся сохранения ареста на вышеуказанное имущество ООО «<...>», является незаконным и необоснованным по причине существенного нарушения уголовно-процессуального закона, в связи с чем подлежащим изменению в этой части судом апелляционной инстанции.

Так, ч.1 ст.115 УПК РФ позволяет суду в ходе уголовного судопроизводства на его досудебной стадии на основании соответствующего ходатайства правоприменителя наложить арест на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч.1 ст. 104.1. УК РФ.

На основании ч.2 ст.115 УПК РФ, арест может быть наложен и на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, в случае, если есть достаточные основания полагать, что такое имущество получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого, либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления, либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооружённого формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Как прямо следует из обжалуемого приговора, имущество, арест на которое сохранён этим приговором, не является имуществом осуждённого Ч-жа А.В., принадлежит на праве собственности ООО «<...>».

Согласно сведениям, содержащимся в Едином государственном реестре юридических лиц, единственным участником ООО «<...>» является Ч-ж А.В.

При этом в соответствии со ст.2 ч.2 и ст. 3 ч.ч. 1 и 2 Федерального закона Российской Федерации от 08.02.1998 г. №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», общество с ограниченной ответственностью имеет в собственности обособленное имущество, учитываемое на его самостоятельном балансе; несёт ответственность всем своим имуществом только по своим обязательствам; не отвечает по обязательствам своих участников.

Следовательно, ООО «<...>» не является лицом, несущим по закону материальную ответственность за осуждённого Ч-жа А.В.

Наряду с этим обжалуемым приговором не установлено, что имущество ООО «<...>», на которое судом первой инстанции сохранён арест, относится к имуществу, перечисленному законодателем в ч.2 ст. 115 УПК РФ, т.е. судом при вынесении приговора не установлено, что данное имущество получено в результате преступных действий осуждённого Ч-жа А.В., использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления, для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооружённого формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Наряду с этим, согласно ст.299 ч.1 п.11 УПК РФ, при постановлении приговора суд в совещательной комнате разрешает, в том числе, процессуальный вопрос, как поступить с имуществом, на которое наложен арест для обеспечения исполнения наказания в виде штрафа, для обеспечения гражданского иска или возможной конфискации.

На основании ст.307 п.5 УПК РФ, данное процессуальное решение должно быть обосновано судом в приговоре.

Как следует из приговора Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 02.06.2020г. по уголовному делу №2-87/2020 (л.14 приговора), суд первой инстанции при вынесении этого приговора мотивировал своё процессуальное решение о сохранении ареста на вышеперечисленное имущество ООО «<...>» тем, что причинённый ущерб подсудимым Ч-жом А.В. возмещён частично - в размере 10 202 000 руб. 00 коп.

Однако, при вынесении приговора суд в нарушение требований ст.307 п.5 УПК РФ не обосновал нормами закона своё процессуальное решение о сохранении ареста на имущество ООО «<...>».

При этом, Конституционный Суд Российской Федерации Постановлением от 17.04.2019г. №18-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 73, части первой статьи 299 и статьи 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки И.В. Янмаевой», признал ч.1 ст.73, ч,1 ст.299 и ст.307 УПК РФ не соответствующими Конституции Российской Федерации, её ст.35 ч.1 и ст.46 ч.1, в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, данные нормы позволяют сохранять после вступления приговора в законную силу арест, наложенный в рамках производства по уголовному делу на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска.

В обоснование своего вывода о незаконности указанных норм уголовно процессуального закона Конституционный Суд Российской Федерации в п.5 указанного Постановления от 17.04.2019г. №18-П указал, что, постановляя приговор, суд разрешает в нём, помимо прочих, вопросы о том, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере, как поступить с имуществом, на которое наложен арест для обеспечения исполнения наказания в виде штрафа, для обеспечения гражданского иска или возможной конфискации, как поступить с вещественными доказательствами (п.п. 10,11 и 12 ч.1 ст.299 УПК РФ).

Вместе с тем, как подчеркнул Конституционный Суд Российской Федерации, в предмет доказывания по уголовному делу, в состав вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора, и в содержание описательно-мотивировочной части обвинительного приговора формально не включён вопрос о правовых основаниях использования имущества лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, для возмещения причиненного преступлением потерпевшему вреда, что позволяет оставить вопрос об обоснованности ранее наложенного на имущество с этой целью ареста нерешённым, хотя суд - в силу специального указания Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации - обязан мотивировать свои выводы о доказанности оснований для конфискации имущества (п.8 ч.1 ст.73, п.10.1. ч.1 ст.299 и п.4.1, ст.307 УПК РФ).

Более того, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, применительно к возможности сохранения после вступления приговора в законную силу ареста, наложенного на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 29.11.2012 г. №2227- 0 отметил следующее. Наложение ареста на имущество относится к мерам процессуального принуждения, применяемым в целях обеспечения установленного порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора (п.4 ч.1 ст.111 УПК РФ), и в качестве таковой носит временный характер, а потому наложение ареста на имущество в целях обеспечения гражданского иска в уголовном деле не может выходить за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, связанных с расследованием и разрешением данного уголовного дела. Следовательно, ч.9 ст. 115 УПК РФ, устанавливающая, что арест на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость, в системе действующего правового регулирования предполагает возможность сохранения этой меры лишь на период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу, но не после окончания судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу. Иное приводило бы к подмене частноправовых механизмов разрешения споров о собственности уголовно-процессуальными средствами, причём выходящими за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, а обеспечение исковых требований посредством сохранения ареста на имущество без процессуальных гарантий защиты прав собственника не отвечало бы предписаниям ст.ст. 17, 19, 35 ч.1 и 46 ч.1 Конституции Российской Федерации, влекло бы бессрочное и не контролируемое судом ограничение его прав.

Таким образом, как пришёл к выводу Конституционный Суд Российской Федерации, сохранение ареста на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска после вступления приговора в законную силу означает несоразмерное и необоснованное умаление права собственности, не отвечает конституционным критериям справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод, не обеспечивает гарантии охраны собственности законом, вытекающие из принципа неприкосновенности собственности, а также гарантии судебной защиты, а потому противоречит Конституции Российской Федерации, её ст.ст. 35 ч.1 и 46 ч.1.

Изложенное выше свидетельствует о существенном нарушении уголовно процессуального закона при вынесении приговора 02.06.2020г. Василеостровским районным судом Санкт-Петербурга по уголовному делу №2-87/2020 в части сохранения данным приговором ареста на имущество ООО «<...>» - лица, которое в силу законодательных положений ст.З ч.ч. 1 и 2 Федерального закона Российской Федерации от 08.02.1998г. №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», не является лицом, несущими по закону материальную ответственность за действия осуждённого Ч-жа А.В.

На основании ст.35 ч.ч. 1 и 2 Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом; каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.

Статьёй 209 п.п. 1 и 2 ГК РФ определено, что собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом; собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Согласно ст.2 ч,2 Федерального закона Российской Федерации от 08.02.1998 г. №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ООО «<...>», будучи признанным судом несостоятельным (банкротом), вправе осуществлять имущественные права в отношении всего принадлежащего ему имущества с ограничениями, установленными Федеральным законом Российской Федерации от 26.10.2002 г. №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», и в целях, установленных данным Федеральным законом.

Сохранение обжалуемым приговором в нарушение требований уголовно процессуального закона ареста на имущество ООО «<...>» существенно нарушает право собственности данного юридического лица, признанного судом несостоятельным (банкротом), и препятствует удовлетворению требований кредиторов в порядке, установленном Федеральным законом Российской Федерации от 26.10.2002г. №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», т.е. в том числе государства в части оплаты задолженности по налогам.

Конкурсный управляющий указывает далее, что законом о банкротстве прямо предусмотрено, что после введения процедуры конкурсного производства все ограничения и запреты в отношении имущества должника-банкрота снимаются.

Введение в отношении общества с ограниченной ответственностью «<...>» процедуры конкурсного производства влечет снятие ограничений и запретов в отношении имущества должника, в том числе наложенных в рамках уголовного дела в качестве обеспечительной меры для целей исполнения приговора в части гражданского иска.

Как уже обращал внимание конкурсный управляющий было указано, в настоящее время в отношении ООО «<...>» открыта процедура банкротства - конкурсное производства, срок которой продлен до 02.12.2020 года.

В соответствии с абзацем 9 пункта 1 статьи 126 Закона о банкротстве, с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства снимаются ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения распоряжения имуществом должника. Основанием для снятия ареста является решение суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

Наложение новых арестов на имущество должника и иных ограничений распоряжения имуществом должника не допускается.

Согласно пункту 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае возбуждения дела о банкротстве» (далее - Постановление от 23.07.2009 № 59) с момента, после которого в соответствии с Законом о банкротстве аресты и иные ограничения распоряжения имуществом должника признаются снятыми, запись об аресте в ЕГРП подлежит погашению.

В пункте 13 Постановления от 23.07.2009 № 59 разъяснено, что по смыслу абзаца 9 пункта 1 статьи 126 Закона о несостоятельности (банкротстве) с даты принятия судом решения о признании должника банкротом ранее наложенные аресты и иные ограничения по распоряжению имуществом должника снимаются в целях устранения препятствий конкурсному управляющему в исполнении им своих полномочий по распоряжению имуществом должника и других обязанностей, возложенных на него Законом о банкротстве.

Как разъяснено в пункте 14 Постановления от 23.07.2009 № 59, норма абзаца 9 пункта 1 статьи 126 Закона о несостоятельности (банкротстве) распространяет свое действие на аресты, налагаемые в исполнительном производстве, и на аресты как обеспечительные меры, принимаемые в судебных процессах за рамками дела о банкротстве.

Сохранение ареста на недвижимое имущество и денежные средства на расчетных счетах ООО «<...>» препятствует конкурсному управляющему исполнять возложенные на него законодательством о банкротстве обязанности по реализации (продаже) имущества должника.

Согласно ст. 131 Закона о банкротстве, все имущество должника, имеющееся на дату открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу.

На сегодняшний день, согласно проведенной конкурсным управляющим Т.Л. инвентаризации имущества ООО «<...>», у последнего имеется следующее недвижимое имущество: помещение кад. №..., назначение: нежилое, адрес: <адрес>, площадь: <...> кв. м; помещение кад. №..., назначение: нежилое, адрес: <адрес>, площадь: <...> кв. м.

Между тем, конкурсный управляющий ООО «<...>», ввиду наложенных арестов в том числе на указанные нежилые помещения, не может приступить к продаже имущества должника посредством проведения торгов.

Также по состоянию на 28.08.2020 г. на расчетном счете ООО «<...>» имеются денежные средства в размере 3 697 459,72 рублей, полученные за счет взыскания дебиторской задолженности ООО «<...>».

Сохранение ареста на недвижимое имущество и денежные средства на расчетных счетах ООО «<...>» нарушает права конкурсных кредиторов должника, включенных в реестр, и не позволяют конкурсному управляющему произвести расчеты с последними.

В настоящее время в третью очередь реестра требований кредиторов ООО «<...>» включены требования 4 (четыре) кредитора: ООО «<...>», АО «<...>», Межрайонная ФНС № 16 по Санкт-Петербургу, ИП А.А. с общей суммой требования 71 169 880,83 руб. основного долга.

В соответствии со ст. 134 Закона о банкротстве, требования кредиторов удовлетворяются в следующей очередности:

в первую очередь производятся расчеты по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также расчеты по иным установленным настоящим Федеральным законом требованиям;

во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и (или) оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности;

в третью очередь производятся расчеты с другими кредиторами, в том числе кредиторами по нетто-обязательствам.

После расчетов с кредиторами третьей очереди производятся расчеты с кредиторами по удовлетворению требований по сделке, признанной недействительной на основании пункта 2 статьи 61.2 и пункта 3 статьи 61.3 настоящего Федерального закона.

Требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога в порядке, установленном статьей 138 настоящего Федерального закона.

Требования кредиторов, являющихся владельцами облигаций без срока погашения, удовлетворяются после удовлетворения требований всех иных кредиторов.

Сохранение ареста на недвижимое имущество и денежные средства на расчетных счетах ООО «<...>» нарушает самого конкурсного управляющего как текущего кредитора в части невозможности погашения судебных расходов и вознаграждения конкурсного управляющего.

В соответствии со ст. 134 Закона о банкротстве, в первую очередь удовлетворяются требования по текущим платежам, связанным с судебными расходами по делу о банкротстве, выплатой вознаграждения арбитражному управляющему, взысканием задолженности по выплате вознаграждения лицам, исполнявшим обязанности арбитражного управляющего в деле о банкротстве, требования по текущим платежам, связанным с оплатой деятельности лиц, привлечение которых арбитражным управляющим для исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве в соответствии с настоящим Федеральным законом является обязательным, в том числе с взысканием задолженности по оплате деятельности указанных лиц.

Таким образом, конкурсный управляющий ООО «<...>», ввиду наложенного ареста на расчетные счета ООО «<...>», в том числе на основной расчетный счет, открытый в <...>, лишен возможности погасить собственные расходы на процедуру банкротства, а также вознаграждение конкурсного управляющего. Этим обусловлено нарушение обжалуемым приговором прав и законных интересов самого конкурсного управляющего ООО «<...>» Т.Л.

Таким образом, обжалуемый в апелляционном порядке приговор в части, касающейся сохранения ареста на недвижимое имущество и денежные средства на расчетных счетах ООО «<...>», прямо противоречит положениям ст. ст. 131, 134 Закона о банкротстве, предусматривающим порядок формирования конкурсной массы и очередность удовлетворения требований кредиторов, поскольку сохранение ранее наложенного в рамках уголовного судопроизводства ареста на имущество должника после введения в отношении него процедуры конкурсного производства приведет к удовлетворению в индивидуальном порядке, не в рамках дела о банкротстве, требований кредиторов, не включенных в реестр, что необоснованно поставит их в преимущественное положение по сравнению с другими кредиторами.

К аналогичным выводам пришел Верховный Суд Российской Федерации в Определении от 23.03.2017 № 307-ЭС17-1651 по делу № А56-96362/2015. Просит удовлетворить жалобу и дополнения к ней.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель потерпевшего Представитель потерпевшего №1 просит приговор суда оставить без изменений, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Вывод суда о доказанности вины Ч-жа А.В. в совершении инкриминируемого ему преступления при обстоятельствах, установленных судом, Судебная коллегия находит правильным.

Судом правильно был постановлен приговор без проведения судебного разбирательства, поскольку осужденный согласился с предъявленным ему обвинением, вину свою признал полностью, в судебном заседании, в присутствии защитника и после консультации с ним, добровольно поддержал ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, заявленное им при ознакомлении с материалами уголовного дела, и осознавал последствия постановления приговора в порядке главы 40 УПК РФ.

Судом условия постановления приговора без проведения судебного разбирательства соблюдены, права осужденного не нарушены, обвинение, с которым согласился осужденный, обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Квалификация действий осужденного по инкриминируемому ему преступлению по ч.2 п. б ст. 199 УК РФ является правильной.

Наказание осужденному Ч-жу А.В. назначено в соответствии с требованиями закона и является справедливым.

Квалификация действий осужденного, назначенное ему наказание участниками процесса не обжалуется и не опротестовывается.

Вместе с тем, приговор суда подлежат изменению по следующим основаниям.

В силу ч. ч. 1 и 9 ст. 115 УПК РФ для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска производится наложение ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих материальную ответственность за их действия. Арест, наложенный на имущество, отменяются на основании постановления, определения органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении данной меры процессуального принуждения отпадает необходимость.

Согласно ст. 126 "О несостоятельности (банкротстве)" с даты признания должника несостоятельным (банкротом) и открытии процедуры конкурсного производства, снимаются все ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения распоряжения имуществом должника. Основанием для снятия ареста на имущество должника является решение суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Наложение новых арестов на имущество должника и иных ограничений распоряжения имуществом должника не допускается.

В ходе предварительного следствия гражданский иск не заявлялся (т.9 л.д.169), однако из материалов уголовного дела следует, в обеспечение гражданского иска и возможной конфискации имущества были приняты следующие меры: арест ***. 

В ходе досудебного производства по уголовному делу в отношении Ч-жа А. В.был заявлен гражданский иск прокурором Василеостровского района Санкт- Петербурга о взыскании в бюджет РФ ущерба причиненного Ч-жом А.В.

Постановлением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 26.02.2020 года (т.9 185-186) гражданский иск был удовлетворен.
Указанным приговором признано взыскать с Ч-жа А.В. в счет возмещения материального ущерба, причиненного преступлением в пользу Российской Федерации в лице МИФНС России № 16 по г. Санкт-Петербургу денежные средства в сумме 53 114 325 (пятьдесят три миллиона сто четырнадцать тысяч триста двадцать пять) рублей 59 копеек.
    
Арест на денежные средства в сумме, не превышающей 74 867 409,01 руб., на расчетном счете №..., открытом ООО «<...>» в филиале <...> (т.8 л.д.74-78);
    
арест на денежные средства в сумме, не превышающей 74 867 409,01 руб., на расчетных счетах №..., №..., открытых ООО «<...>» в <...> (т.8 л.д.74-78, 80-84);

арест имущества ООО «<...>» ***. 


Однако из материалов дела следует, что решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 03 декабря 2019 года ООО «<...>» признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим утверждена Т.Л. до 02.06.2020 года (т.10 л.д.27-30).

Определением Арбитражного суда Санкт- Петербурга и Ленинградской области от 04 июня 2020 года было продлено конкурсное производство в отношении ООО «<...>» на шесть месяцев, то есть до 02 декабря 2020 года (т.10 л.д.31-33).

По смыслу правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 31 января 2011 N 1-П, часть 3 статьи 115 УПК РФ во взаимосвязи с абзацем 9 пункта 1 статьи 126 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку содержащиеся в них нормативные положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования - не предполагают наложение ареста на имущество должника, в отношении которого введена процедура конкурсного производства, либо сохранение после введения данной процедуры, ранее наложенного в рамках уголовного судопроизводства ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска в отношении отдельных лиц, являющихся конкурсными кредиторами.

В связи с изложенным, судебная коллегия полагает необходимым отменить приговор в части сохранения ареста на имущество принадлежащее ООО "<...>»" и вынести новое решение о снятии ареста с вышеуказанного имущества.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора суда по другим основаниям, по делу не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия,

определила:

Приговор Василеостровского районного суда Санкт- Петербурга от 02.06.2020 года в отношении Ч-ЖА АЛЕКСЕЯ ВАСИЛЬЕВИЧА в части сохранения ареста на имущество принадлежащее ООО "<...>" отменить:

снять арест с имущества принадлежащего ООО "<...>»":

- на денежные средства в сумме, не превышающей 74 867 409,01 руб., на расчетном счете №..., открытом ООО «<...>» в филиале <...> (т.8 л.д.74-78);
    - на денежные средства в сумме, не превышающей 74 867 409,01 руб., на расчетных счетах №..., №..., открытых ООО «<...>» в <...> (т.8 л.д.74-78, 80-84);
- иное строение ***.

В остальном приговор оставить без изменения, удовлетворив апелляционную жалобу конкурсного управляющего ООО " <...>» Т.Л. частично.


Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Рубрикатор практики

  • ПОТЕРПЕВШИЙ

  • ДЕЯНИЕ, СПОСОБ

        Дробление бизнеса

        Ложные сведения в декларации

  • ПОСЛЕДСТВИЯ

        Размер неуплаты

        Переплата

        Действительные обязательства

        Иск

  • ВРЕМЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  • СУБЪЕКТ, СОУЧАСТИЕ

  • УМЫСЕЛ

        Подконтрольность контрагентов

        Преюдиция

        Крайняя необходимость

        Личный интерес

  • НАКАЗАНИЕ

        Амнистия

        Срок давности

        Обратная сила закона

        Возмещение ущерба

• ОБВИНЕНИЕ

        Неуказание нарушенных норм

        Перечень доказательств защиты и обвинения

  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

        Экспертиза

        Заключение и показания специалиста

        Оперативно-розыскные материалы

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЕЛА ПРОКУРОРУ

  • ОТМЕНА ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ

  • ОПРАВДАНИЕ

  • ПРОЦЕСС

        Возбуждение дела

        Срок следствия

        Арест имущества

        Налоговая и банковская тайна

        Обжалование по ст. 125 УПК РФ

        Ознакомление с делом

  • НАЛОГОВОЕ МОШЕННИЧЕСТВО

Телеграм-канал

Практика по налоговым

преступлениям: только суть

Подписаться
Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images