Возврат НДС из бюджета квалифицирован как мошенничество и как уклонение от уплаты налогов. Апелляционное определение Астраханского областного суда от 18.05.2017 № 22-977/17

Статья 199 УК РФ 1 361
Суд апелляционной инстанции Астраханского областного суда в составе: Председательствующего Фролова Ю.Ф., судей Гуськовой О.Н., Санжаровой С.Р., при ведении протокола секретарем Сычевой Д.Е. с участием государственного обвинителя Плотниковой О.Н. адвоката Ибрагимова Т.М. в защиту интересов осужденной Вал-вой А.А., адвоката Полонской Н.В. в защиту интересов осужденной Гл-вой Е.П., осуждённых Гл-вой Е.П., Вал-вой А.А., иных лиц ФИО 2, ФИО 3 и их представителя ФИО 1

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённых Гл-вой Е.П., Вал-вой А.А., адвокатов Киреева П.В., Ибрагимова Т.М. в интересах осужденной Вал-вой А.А., адвоката Полонской Н.В. в интересах осужденной Гл-вой Е.П., ФИО 2, ФИО 3 на приговор Советского районного суда г.Астрахани от 26 декабря 2016г., которым Гл-ва Е.П., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка <адрес>, ранее не судимая осуждена по - ч.1 ст.327 УК Российской Федерации - далее УК РФ (по 9 преступлениям) к наказанию по каждому преступлению отдельно в виде ограничения свободы сроком на 10 месяцев с установлением ограничений: не изменять место жительства, а также на выезжать за пределы <адрес> без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, являться в вышеуказанный орган 2 раза в месяц для регистрации.

На основании п. «а» ч.1 ст. 78 УК РФ и п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования Гл-ва Е.П. от уголовной ответственности по ч.1 ст. 327 УК РФ (по каждому преступлению) освобождена; - по ч.4 ст. 159 УК РФ (по 9 преступлениям) к 4 годам лишения свободы по каждомупреступлению отдельно; - по п.п. «а», «б» ч.2 ст. 199 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Гл-вой Е.П. назначено 5 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Вал-ва А.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка <адрес>, ранее не судимая, осуждена по: - ч.1 ст.327 УК Российской Федерации - далее УК РФ (по 9 преступлениям) к наказанию по каждому преступлению отдельно в виде ограничения свободы сроком на 6 месяцев с установлением ограничении - не изменять место жительства, а также на выезжать за пределы <адрес> без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, являться в вышеуказанный орган 2 раза в месяц для регистрации.

На основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ и п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования Вал-ва А.А. от уголовной ответственности по ч.1 ст. 327 УК РФ (по каждому преступлению) освобождена; - по ч.4 ст. 159 УК РФ (по 9 преступлениям) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы по каждому преступлению отдельно; - по п.п. «а», «б» ч.2 ст. 199 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

На основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Вал-вой А.А. назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать в солидарном порядке с Гл-вой Е.П. и Вал-вой А.А. в пользу государства сумму незаконного возмещенного налога на добавленную стоимость в размере 65 081 726 (шестьдесят пять миллионов восемьдесят одна тысяча семьсот двадцать шесть) рублей 54 коп., сумму неуплаченных налогов в размере 162 576 746 (сто шестьдесят два миллиона пятьсот семьдесят шесть тысяч семьсот сорок шесть) рублей.

Заслушав доклад судьи Санжаровой СР. по обстоятельствам дела, содержанию приговора, доводам апелляционных жалоб, выслушав осужденных Гл-ву Е.П., Вал-ву А.А., адвокатов Полонскую Н.В., Ибрагимова Т.М., иных лиц ФИО 2, ФИО 3, их представителя ФИО 1, поддержавших доводы апелляционных жалоб, государственного обвинителя Плотникову О.Н., полагавшую приговор оставить без изменения, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Приговором суда Гл-ва Е.П. и Вал-ва А.А. признаны виновными в совершении девяти преступлений мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, с использованием служебного положения в особо крупном размере; девяти преступлений подделки официального документа, предоставляющего права, в целях его использования; а также в уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Преступления совершены на территории <адрес> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Подсудимые Гл-ва Е.П. и Вал-ва А.А. в судебном заседании вину в совершении преступлений не признали.

В апелляционной жалобе адвокат Киреев П.В. в интересах осуждённой Вал-вой А.А. ставит вопрос об отмене приговора, ввиду его незаконности, необоснованности, несправедливости, несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что отсутствуют доказательства предварительного сговора Вал-вой А.А. с учредителем фирмы ООО « <данные изъяты>» ФИО 21 и директором Гл-вой Е.П. на совершение преступлений. Вал-ва А.А. являлась главным бухгалтером, фирмой фактически руководил учредитель ФИО 21. Документы, которые изготавливала главный бухгалтер, отражали хозяйственные операции, совершенные учредителем. Материалы ОРМ, положенные судом в основу приговора свидетельствуют о самостоятельном принятии решений по реализации товаров учредителем ООО «<данные изъяты>» ФИО 21 без согласования с Вал-вой и Гл-вой.

Доводы суда о том, что Вал-ва А.А. знала об отсутствии совершения реальных хозяйственных операций 000 «<данные изъяты>» не соответствуют исследованных судом доказательств. Считает, что суд в нарушении закона допросил свидетеля ФИО 4, проводившего оперативно-розыскные мероприятия, и существенно расширил обстоятельства, установленные в ходе проведения ОРМ им в 2013г., отраженную в оперативных документах.

Судом нарушены правила ст. 252 УПК РФ, поскольку исходя из обвинительного заключения Вал-ва А.А. обвинялась в совершении преступлений в сговоре с ФИО 21, а не с лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство.

Считает, что суд не учел, что способом совершения мошенничества является обман, который выражен в недостоверных сведениях, содержащихся в официальных документах, при этом, сами документы никто не подделывал. Поэтому, дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ не требуется. С учетом изложенного просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

В апелляционной жалобе адвокат Ибрагимов Т.М. в интересах осуждённой Вал-вой А.А. ставит вопрос об отмене приговора, ввиду его незаконности, необоснованности, несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильного применения уголовного дела.

Считает, что суд в обоснование виновности осужденной в приговоре сослался на решения Арбитражного суда по делу № А06-4492/2014, № А06-4302/2014 об отказе в признании недействительным решения № 1 УФНС России по Астраханской области. Между тем, данные решения в качестве доказательств не указаны в обвинительном заключении. Полагает, что судом не учтены решения арбитражного суда по делу № А06-8276/2012, № А06-704/2013, № А06-4581/2013, №А06-7687/2013, в соответствии с которыми решения МИФНС России № по <адрес> были признаны недействительными. Из решения по делу № А06-4581/2013 также следует, что само по себе объяснение физического лица, значащегося в государственном реестре учредителем или руководителем организации о том, что оно не имеет отношения к данной организации, недостаточно для признания её фирмой-однодневкой. Кроме того указывает, что сотрудник полиции ФИО 4 был заинтересован в исходе дела, вопреки требованию уголовно-процессуального закона он был допрошен в качестве свидетеля.

Считает, что судебная экономическая экспертиза вызывает сомнение, поскольку содержит сведения, полностью аналогичные сведениям актов проверки налогового органа.

Судом не принято во внимание, что ФИО 4 оперативно-розыскные мероприятия проводились в 2012-2013г.г., которые не могут свидетельствовать о фактических обстоятельствах периода времени за 2009-2011 г.г., являться доказательством виновности осужденных за указанный период и положены в основу обвинительного приговора.

Суд необоснованно в приговоре сослался на «памятки» по фирмам-однодневкам, поскольку указанные «памятки» не признаны вещественными доказательствами по данному уголовному делу, при этом добыты с нарушением уголовно-процессуального закона, так как «памятки» изъяты в ходе проведения ОРМ в виде «негласного обследования помещения» от 30.04.2013, а не при обыске данного помещения.

Судом не принято во внимание, что органами предварительного следствия нарушены права Вал-вой А.А. на защиту, так как с постановлением о назначении экономической экспертизы от 07.07.2015 она была ознакомлена лишь 25.01.2016. Заявляет, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований ст. 220 УПК РФ. Считает, что суд при назначении Вал-вой А.А, наказания не учел положения ст.82 УК РФ, поскольку у Вал-вой А.А. на иждивении имеются двое <данные изъяты>, один <данные изъяты>, она является многодетной матерью. Просит приговор суда в отношении Вал-вой А.А. отменить, вынести оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе осуждённая Вал-ва А.А. ставит вопрос об отмене приговора, поскольку не виновна в совершении преступлений и не согласна с исковыми требованиями о взыскании с неё ущерба.

В апелляционной жалобе осуждённая Гл-ва Е.П. выражает несогласие с постановленным по делу решением суда, ввиду его незаконности, несправедливости, чрезмерной суровости назначенного наказания. В обоснование своих доводов указывает, что ранее не судима, к административной ответственности не привлекалась, имеет положительные характеристики, одна воспитывает сына, родители пенсионеры, страдают хроническими заболеваниями, у неё также имеются заболевания. Считает, что невозможно реально погасить ущерб в сумме более 200 миллионов рублей. Также указывает, что лицо, которое учредило ООО «<данные изъяты>», занималось реализацией продукции в Москве и получало прибыль, не задержано, не привлечено к уголовной ответственности.

Обращает внимание, что по делу в период следствия был произведен арест не только её имущества, но и имущества ФИО 2 и ФИО 3

В дополнение к своей апелляционной жалобе осужденная Гл-ва Е.П. указывает, что был произведен арест жилого дачного помещения, расположенного по адресу: <адрес>, <адрес> <адрес>, принадлежащего ей на праве собственности, которое было передано ей по договору дарения родителями до 2009г. Указанное помещение не могло быть приобретено преступным путем, не являлось средством, либо орудием преступления. Данная собственность является единственным для неё помещением, другой собственности не имеется.

Просит приговор суда изменить, назначить наказание, не связанное с лишением свободы, или снизить срок наказания; отменить арест, наложенный на имущество ФИО 2, ФИО 3, на <адрес> в <адрес> в <адрес> и на помещение, расположенное по адресу: <адрес> <адрес>» <адрес>.

В апелляционной жалобе адвокат Полонская Н.В. в интересах осуждённой Гл-вой Е.П. выражает несогласие с постановленным по делу решением суда, ввиду его незаконности, неправильного применения уголовно-процессуального закона и несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Полагает, что взыскание ущерба с Гл-вой Е.П. является незаконным, поскольку заявления о налоговом вычете подавались в налоговый орган от ООО «<данные изъяты>», то есть юридического лица, где Гл-ва Е.П. работала директором, являясь физическим лицом. Возврат сумм по налоговому вычету производился на счета 000 «<данные изъяты>». Заявляет, что плательщиком налогов на прибыль являлась не Гл-ва Е.П., а юридическое лицо 000 «<данные изъяты>», с которого, в случае установления неуплаты налогов, и взыскиваются необходимые суммы. Указывает, что <адрес> в <адрес> и <адрес> в <адрес> принадлежат ФИО 2 и ФИО 3 Никаких доказательств того, что квартиры были получены в результате преступных действий либо использовались или предназначались для использования в качестве орудий преступления, обвинением по делу представлено не было и в приговоре на них не указывается. Просит отменить арест, наложенный на имущество ФИО 2, ФИО 3

В апелляционной жалобе и дополнение к ней ФИО 2 выражает несогласие с постановленным по делу решением суда в части сохранения наложенного судом ареста на её имущество: квартиру по адресу: <адрес>. Кроме того указывает, что в данной квартире зарегистрирован несовершеннолетний ФИО 5, указанная квартира является единственным жильем для неё и ФИО 5

Просит приговор в части сохранения ареста на квартиру по адресу: <адрес>, принадлежащую ей отменить, снять арест с данной квартиры.

В апелляционной жалобе и дополнение к ней ФИО 3 выражает несогласие с постановленным по делу решением суда в части сохранения наложенного судом ареста на её имущество: квартиру по адресу: <адрес>.

Просит приговор в части сохранения ареста на данную квартиру, принадлежащую ей отменить, снять арест с данной квартиры.

Государственный обвинитель Писарева В.И., не согласившись с доводами апелляционных жалоб, принесла возражения, в которых просит приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и адвокатов без удовлетворения, поскольку приговор суда является законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, изучив доводы апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции находит приговор подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности Гл-вой Е.П. и Вал-вой А.А. в совершении вышеуказанных преступлений, основаны на имеющихся и приведенных в приговоре суда доказательствах, проверенных и исследованных в судебном заседании в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона., полный и подробный анализ которых содержится в приговоре.

Так, из показаний свидетеля ФИО 6 следует, что она проводила камеральные проверки налоговых декларации по налогу на добавленную стоимость 000 «<данные изъяты>», налогоплательщиком было заявлено право на возмещение налога на добавленную стоимость за период 2009-2011г.г., 000 « <данные изъяты>» были представлены книги продаж и покупок, счета-фактуры, платежные поручения на уплату НДС на таможне при ввозе товара, на основании данных документов приняты решения о возмещении сумм налога на добавленную стоимость за 4-й квартал 2009 г., 1-4 кварталы 2010 г., 1-4 кварталы 2011 г., поскольку указанные документы в соответствии с налоговым законодательством являются основаниями для производства налоговых вычетов. При проведении камеральной проверки ООО « <данные изъяты>» договора с покупателями представлены не в полном объеме, не представлено ни одной товарно-транспортной накладной, подтверждающей отправку груза до покупателя.

Согласно показаниям свидетеля ФИО 7, начальника камерального отдела МИФНС России № по <адрес>, инспектором ФИО 6 проводились камеральные проверки на возмещение НДС, заявленных ООО « <данные изъяты>». На основании документов, представленных налогоплательщиком, было принято решение о возмещении налога на добавленную стоимость. ООО « <данные изъяты>» реализацию сухофруктов показывала ниже себестоимости, об этом она указывала Гл-вой и Вал-вой. Оснований для отказа в возмещении НДС не было, поскольку в рамках проведения камеральной проверки невозможно провести всю проверку контрагентов, а также установить реальную цену реализации товара ООО « <данные изъяты>» покупателям.

Из показаний свидетеля ФИО 8 следует, что ею совместно с оперуполномоченным УБЭПиПК ФИО 4 проводилась выездная налоговая проверка ООО «<данные изъяты>» по вопросам исчисления и удержания налога на прибыль организации, налога на добавленную стоимость, налога на имущество за период с 01.01.2011 по 31.12.2011, налога на доходы физических лиц за период с 20.04.2011 по 25.12.2012. По требованию ООО « <данные изъяты>» представило счета-фактуры, товарные -накладные, карточки счетов, главные книги. Руководителем общества не были представлены товарно-транспортные накладные, доверенности на получение товаров, поскольку с её слов они уничтожены. При проведении оперативно-розыскных мероприятий были изъяты товарно-транспортные накладные. В ходе проведения проверки было установлено, что с целью создания видимости операций по реализации импортной продукции Общество оформляло фиктивные счета-фактуры, товарные накладные на продажу товара по заниженным ценам, которые подписывались руководителем Гл-вой Е.П. и главным бухгалтером Вал-вой А.А., в документах отметок о получении груза получателем не имеется. В ходе проверки было установлено, что 47 контрагентов взаимоотношения с ООО «<данные изъяты>» не имели, обладали признаками фирм-однодневок, осуществлявших транзитные платежи по своим банковским счетам. Учредители, руководители фирм контрагентов отрицали свою причастность к этим организациям, либо пояснили об оформлении различных фирм за денежное вознаграждение, договора с ООО «<данные изъяты>» не заключали. В ходе проверки также установлено, что ООО «<данные изъяты>» из <адрес> товар вывозился в ООО «<данные изъяты>» в <адрес> по адресу <адрес>; <адрес> «<адрес> у водителей отбирались расписки в получении товара, на них оформлялись доверенности, выписывались накладные на перемещение товара, а также товарно-транспортные накладные. В накладных на перемещение товара, а также товарно-транспортных накладных указывались реальные цены на сухофрукты, которые были в разы выше, чем заявлено в документах, и представленных к проверке. В подтверждение фиктивной поставки на расчетные счета ООО «<данные изъяты>» зачислялись денежные средства от 47 контрагентов, через расчетные счета которых ООО «<данные изъяты>» легализовало часть полученной выручки от реализации товара за наличный расчет. В ходе проверки был составлен товарный баланс путем подсчета тоннажа ввезенной продукции и тоннажа продукции, который в последующем был реализован на территории РФ, который совпадает с данными бухгалтерского учета. Для расчета стоимости реализованного товара ею были применены цены, указанные в товарно-транспортных накладных. По результатам проверки был составлен акт, в котором отражены обстоятельства уклонения от уплаты налогов ООО «<данные изъяты>», установлена неуплата НДС, налога на прибыль за 2011 г., завышение НДС, излишне возмещенного из бюджета, за 2011 г.

Согласно показаниям свидетеля ФИО 9, она совместно с ФИО 4 проводила повторную выездную налоговую проверку 000 «<данные изъяты>» по исчислению и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 2009 по 2011г.г. В ходе проверки руководитель и бухгалтер 000 « <данные изъяты>» пояснили, что товарно-транспортные накладные не сохранились, водители их не возвращали. Товарные накладные были оформлены ненадлежащим образом, в них отсутствовали подписи получателей товаров. Между тем для списания с баланса реализации товара должна быть отметка о принятии груза получателем. Была выявлена схема то, что 000 « <данные изъяты>» занижало сумму выручки для уклонения от уплаты налогов на НДС, прибыль., По результатам проверки был составлен акт, выводы которого она поддерживает в полном объеме, при этом для расчета стоимости реализованного товара на территории РФ были применены цены, указанные в товарно-транспортных накладных оформленных 000 «<данные изъяты>» и изъятых при проведения оперативно-розыскных мероприятий, что привело к занижению размеров доходов по налогу на прибыль и налоговой базы по НДС, и к неуплате налога на прибыль, НДС, а также к излишнему возмещению НДС из бюджета.

Показания свидетелей ФИО 8 и ФИО 9 об обстоятельствах проведения выездных проверок и их результаты согласуются с показаниями свидетеля ФИО 4, пояснившего, что учредителем, руководителем и бухгалтером 000 « <данные изъяты>» была создана схема реализации сухофруктов из <адрес>. 000 « <данные изъяты>» при ввозе товара оплачивало налог на добавленную стоимость, стоимость товара в документах, представленных в налоговый орган, Общество указывало ниже фактической стоимости её продажи. От суммы уплаченного при таможенном оформлении НДС и реализации получалась разница, в связи с чем Общество ежеквартально незаконно заявляло право на возмещение из бюджета НДС в крупных суммах. В ходе проведения ОРМ им установлено, что организации - покупатели 000 «<данные изъяты>» конкретной финансово-хозяйственной деятельности не вели, имели признаки фирм-однодневок, осуществляющих транзитные платежи, поскольку по адресам, указанным в учредительных документах, данные Общества не находятся и не находились, были зарегистрированы по адресам массовой регистрации, был массовый руководитель, массовый учредитель, массовый заявитель, численность работников составляла 1-2 человека или отсутствовала.. Руководители, учредители данных организаций на опросы и допросы не явились, либо отрицали свою причастность к созданию указанных организаций, либо указывали о регистрации на их имя Обществ за разовые вознаграждения. В рамках проведенных оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что на складе по адресу: <адрес> курсантов, 9Б реализуются сухофрукты, при этом установленное лицо подтвердило, что действительно у него в <адрес> имеется 000 « <данные изъяты>», учредителем которого является он, таможенное оформление груза осуществляет директор Гл-ва при участии Вал-вой, затем товар поступает на реализацию в <адрес>. Установленное лицо познакомил его со своим работником по имени «Наджибулло», с которым необходимо было вести вопросы по приобретению товара, фактическая цена товара называлась выше той, которая указана в документах на возмещение НДС. Также было установлено, что на пластиковые карты Гл-вой и Вал-вой поступали деньги от лиц, которые забирали товар со склада в <адрес>, это более 30 миллионов рублей, в последующем Гл-ва и Вал-ва уплатили с этих сумм налог на доходы физических лиц.

В судебном заседании Гл-ва Е.П. и Вал-ва А.А. не отрицали о поступлении на их личные пластиковые карты крупных денежных сумм, оплаты ими 13 процентов налога на доходы физических лиц с данных денежных средств, кроме того они пояснили, что информацию о заключении договоров на поставку с различными фирмами, цены на товар, место отгрузки товар им давал посредством электронной почты и мобильной связи учредитель ООО « <данные изъяты>» ФИО 21, после чего указанная им стоимость товара заносилась в товарные накладные и счет-фактуры, которые были представлены в налоговый орган, в товарно-транспортных накладных они указывали стоимость товара выше в целях сохранности товара водителями, декларации в налоговый орган составлялись Вал-вой и подписывались Гл-вой.

Из актов выездных налоговых проверок следует, что в ходе их проведения выявлено, что с целью создания видимости операций по реализации импортной продукции Общество оформляло фиктивные (ложные) счета-фактуры, товарные накладные на продажу товара по заниженным ценам. Указанные документы подписывались руководителем Гл-вой Е.П. и главным бухгалтером Вал-вой А.А. Покупатели, указанные в документах, представленных к проверке, имеют признаки фирм-однодневок, осуществляющих транзитные платежи по своим банковским счетам, фактически товар у 000 «<данные изъяты>» не приобретали, документы по взаимоотношениям с ООО «<данные изъяты>» по требованиям налоговых органов не представили. Руководители, числящиеся в ЕГРЮЛ, отрицают свою причастность к этим организациям, договора с 000 «<данные изъяты>» не заключали. После пересечения границы Российской Федерации и прохождения таможенных процедур, импортный товар по заявкам 000 «<данные изъяты>» вывозился с территории портов <адрес> автомобильным транспортом. У лиц, ответственных за перевозку груза, Обществом брались расписки в получении товара, на них оформлялись доверенности, выписывались накладные на перемещение товара, а также товарно-транспортные накладные, в которых указывались реальные цены, (фисташки - 230 руб., 300 руб. за 1 кг, финики - 46 руб., 65 руб., 90 руб. за 1 кг., виноград сушеный - 65 руб., 90 руб. за 1 кг). 000 «<данные изъяты>» осуществляло реализацию импортной продукции по ценам в разы выше, чем заявлено в документах, представленных к проверке. В ходе проверки был составлен товарный баланс путем подсчета тоннажа ввезенной продукции и тоннажа продукции, который в последующем был реализован на территории Российской Федерации. Количество ввезенного импортного товара устанавливалось из грузовых таможенных деклараций, информация о которых поступила от Астраханской таможни. Количество реализованного товара, указанного в накладных на перемещение товара, а также в товарно-транспортных накладных ООО «<данные изъяты>» (полученных в рамках оперативно-розыскной деятельности), совпадает с данными бухгалтерского учета Общества. Для расчета стоимости реализованного товара на территории Российской Федерации применены цены указанные в товарно-транспортных накладных, оформленных ООО «<данные изъяты>» в 2009-2011.Г.

Из копии товарных накладных следует, что директором ООО « <данные изъяты>» Гл-вой Е.П. и главным бухгалтером Вал-вой А.А. разрешен отпуск фиников по цене 13,00- 17,31руб. за 1 кг., фисташек - 25,78-43,61 руб. за 1 кг., винограда сушенного - 12,70- 23,42руб. за 1 кг., сведения о принятии товаров и подписи грузополучателей отсутствуют.

В счет-фактурах Гл-вой Е.П. и Вал-вой А.А. указаны данные заниженные цены на товары, в разы ниже их стоимости, указанных в товарно-транспортных накладных, и в последующем реализованных по реальной цене.

Согласно показаниям свидетелей ФИО 10, ФИО 11, ФИО 12, ФИО 13 они учредителями, руководителями соответственно ООО « <данные изъяты>», ООО « <данные изъяты>», ООО « <данные изъяты>», ООО « <данные изъяты>» не являлись, ООО « <данные изъяты>» и его сотрудники им не известны, взаимоотношений с ООО « <данные изъяты>» не имели.

Свидетели ФИО 14, ФИО 15, ФИО 16, ФИО 17, ФИО 18 в судебном заседании пояснили, что они регистрировали на свое имя несколько организаций за денежное вознаграждение, при этом никакого участия в деятельности данных организаций не принимали, ООО « <данные изъяты>», Гл-ва Е,П., Вал-ва А.А. им не знакомы.

Из показаний свидетеля ФИО 19 следует, что её сын ФИО 20 регистрировал на свое имя несколько организаций за оплату, однако никакого участия в деятельности данных организаций не принимал.

Все вышеуказанные доказательства получили в приговоре надлежащую оценку, в соответствии с которой суд обоснованно признал их допустимыми и достоверными.

Виновность Гл-вой Е.П. и Вал-вой А.А. также подтверждается и другими доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Судом первой инстанции установлено правильно, что Гл-ва Е.П., Вал-ва А.А., действуя группой лицо по предварительному сговору с установленным лицом, с целью хищения денежных средств из бюджета Российской Федерации изготовили поддельные финансово-хозяйственные документы: договора поставки, товарные накладные, счета-фактуры, отражающие мнимые сделки между ООО « <данные изъяты>» и различными контрагентами, при этом суммы налога на добавленную стоимость в выставленных Обществом счет-фактурах занизили по отношению к ценам реализованного товара, указанным в товарно-транспортных накладных, оформленных ООО «<данные изъяты>» в 2009-2011г.г.; использовав подложные документы изготовили поддельные налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость за период 4 квартала 2009г., 2010-2011г.г., которые вместе с изготовленными поддельными финансово-хозяйственными документами представили в МИФНС России № по <адрес>, в совокупности предоставляющие право на возмещение налога на добавленную стоимость на общую сумму 65 081 726, 54 руб.

В соответствии с п. 1 ст. 172 Налогового кодекса Российской Федерации вычетам подлежат, если иное не установлено названной статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), либо фактически уплаченные им при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

При этом документы, представляемые налогоплательщиком в обоснование правомерности применения налоговых вычетов, должны соответствовать установленным законодательством требованиям и достоверно свидетельствовать об обстоятельствах, с которыми законодательством о налогах и сборах связано право налогоплательщика на применение налоговых вычетов.

В соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного п. п. 5 и 6 ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Судом первой установлено и материалами дела подтверждается, что представленные ООО « <данные изъяты>» счета-фактуры недостоверные (подложные).

Суд первой инстанции также пришел к правильному выводу, что Гл-ва Е.П., Вал-ва А.А., действуя группой лицо по предварительному сговору с установленным лицом, путем внесения в налоговые декларации заведомо для них ложных сведений, уклонились от уплаты налогов на добавленную стоимость за 4 квартал 2009г., 2 и 4 кварталы 2010 г., 1, 2, 3 и 4 кварталы 2011г., и налога на прибыль за 2009- 2011 г.г. на общую сумму 162 576 746 рублей.

Суд апелляционной инстанции считает, что доводы жалоб об отсутствии в действиях Вал-вой А.А. составов указанных выше преступлений и что обвинительный приговор не соответствует требованиям статей 73, 297, 307 УПК Российской Федерации и подлежит отмене, несостоятельны и не основаны на законе.

Суд полно, всесторонне и объективно исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку собранным по делу доказательствам, как отдельно каждому, так и в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о виновности Вал-вой А.А. и Гл-вой Е.П. в совершенных преступлениях.

В судебном заседании все доводы осужденных и стороны защиты проверены, надлежаще оценены и в приговоре приведены. Все выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и в приговоре мотивированы достаточно полно.

Доводы жалоб адвоката Ибрагимова Т.М. об исключении доказательств, полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий с участием ФИО 4, суд апелляционной инстанции считает также необоснованными, поскольку доказательства получены в соответствии с законом, отвечают требованиям относимости, допустимости и достоверности, каких-либо нарушений при их получении, суд апелляционной инстанции не усматривает. Оперативно-розыскные мероприятия были проведены с целью выявления и пресечению преступлений, совершенных ООО « <данные изъяты>» в период 2009-2011г.

Оперативно-розыскное мероприятие «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» было проведено в рамках проверки имеющейся оперативной информации, на основании постановления о проведении обследования, в установленном законом порядке, предусмотренном Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности" и соответствующей инструкцией "О порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознанию, следователю, прокурору или в суд"

В ходе этого мероприятия в помещении, арендуемым ООО « <данные изъяты>», в присутствии Гл-вой Е.П. и Вал-вой А.А. были изъяты бумажные, электронные носители информации финансово- хозяйственной деятельности Общества, в том числе счет-фактуры, договора поставок, товарные накладные, товарно-транспортные накладные, а также «памятки» по фирмам-однодневкам, содержащие реквизиты организаций, правила и требования по перечислению денежных средств, в последующем « памятки» и иная электронная информация были скопированы с компьютеров на лазерные диски, вопреки доводам жалобы, признаны в качестве вещественных доказательств.

Не имеется оснований для признания недопустимыми и иных исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе заключений судебно- экономических экспертиз, поскольку экспертизы были назначены в порядке, установленном законом, и проводились компетентными и объективными специалистами.

Вопреки доводам жалобы адвоката Ибрагимова и доводам осужденной Вал-вой А.А., высказанным в суде апелляционной инстанции, то, что ознакомление с постановлениями о назначении экспертиз осуществлялось по прошествии определенного времени, не является основанием для признания подготовленных экспертами заключений недопустимыми доказательствами.

Доводы апелляционной жалобы адвоката Ибрагимова Т.М. о составлении обвинительного заключения с нарушением уголовно-процессуального закона, суд апелляционной считает также необоснованными, поскольку обвинительное заключение соответствует требованиям ст. 220 УПК Российской Федерации, содержит существо обвинения, место, время совершения преступления, его способ, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, содержит перечень доказательств, подтверждающих данное обвинение, и изложение их содержания, органом предварительного следствия требования ст. 73 УПК Российской Федерации соблюдены, обстоятельства, подлежащие доказыванию, в обвинении отражены.

Вопреки доводам жалобы адвоката, в обвинительном заключении указаны решения Арбитражного суда Астраханской области как доказательства виновности Вал-вой А.А. и Гл-вой Е.П.

Доводы жалобы адвоката Киреева П.В. о нарушении право на защиту Вал-вой А.А. в связи с уведомлением о выделении дела в отношении ФИО 21 только в конце судебного разбирательства, суд апелляционной инстанции находит необоснованными, поскольку при выполнении органом следствия требований ст. 217 УПК РФ Вал-ва А.А. и Гл-ва Е.П. были ознакомлены с материалами дела, в том числе с постановлением от 8 февраля 2016г. о привлечении в качестве обвиняемого ФИО 21 в заочном порядке в совершении девяти преступлений, предусмотренных ст. 159 ч.4 УК РФ, девяти преступлений по ст. 327 ч.2 УК РФ, а также в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.33, п.п. «а», «б» ч.2 ст. 199 УК РФ ( л.д. 142-222 т.33), с постановлениями о розыске ФИО 21 и о выделении уголовного дела в отношении него ( л.д.93-94, 116-143 т.34), а в судебном заседании было приобщено к материалам дело постановление от 21 августа 2016г. о приостановлении предварительного следствия в отношении ФИО 21

Вопреки доводам жалобы адвоката, суд первой инстанции, в соответствии со ст. 252 УПК Российской Федерации, правильно в приговоре указал о совершении Вал-вой А.А., Гл-вой Е.П. преступлений с установленным лицом, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, без указания фамилии этого лица.

Доводы адвоката Ибрагимова о том, что судом при постановлении приговора не учтены решения Арбитражного суда Астраханской области по делу № А06-8276/2012, № А06-704/2013, № А06-4581/2013, №А06-7687/2013 о признании недействительными решений МИФНС России № по <адрес> об отказе в возмещении НДС ООО « Бэст» за 2012г. и привлечении Общества к налоговой ответственности, суд апелляционной инстанции считает необоснованными, поскольку данные решения не влияют на выводы суда о совершении преступлений Вал-вой А.А. и Гл-вой Е.П. за период 2009-2011г.г.

Проанализировав исследованные в судебном заседании доказательства с точки зрения их относимости, допустимости и достаточности, суд пришел к правильному и обоснованному выводу о квалификации действий Гл-вой Е.П. и Вал-вой А.А. в совершении девяти преступлений по ч. 4 ст. 159 УК Российской Федерации- как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере и в совершении девяти преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 327 УК Российской Федерации- как подделка официального документа, представляющего права, в целях его использования.

Так, Гл-ва Е.П. и Вал-ва А.А. совместно с установленным лицом, путем изготовления и предоставления в налоговые органы Российской Федерации не соответствующих действительности документов, то есть путем обмана, незаконно получали из федерального бюджета денежные средства в виде возмещения НДС.

В действительности же никаких взаимоотношений между ООО «<данные изъяты>» и контрагентами не имелось, товары, указанные в договорах, не поставлялись, создавалась видимость движения денежных средств на счет ООО «<данные изъяты>» от контрагентов, в целях введения в заблуждение налоговых органов относительно реальности совершаемых сделок и наличия финансово-хозяйственных отношений между ООО « <данные изъяты>» и контрагентами.

Вопреки доводам апелляционных жалоб суд, правильно сделал вывод о совершении осужденными преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, мотивировав в приговоре принятое решение. Указанный вывод суда основан на том, что осужденные вступили в преступный сговор между собой и установленным лицом, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, роли между осужденными и установленным лицом, были распределены, действовали они совместно на протяжении длительного периода времени, и несмотря на то, что роль и степень участия каждого была различной, только их совместные действия привели к наступлению преступного результата. Данный вывод суда подтвержден в приговоре исследованными в судебном заседании доказательствами.

Суд первой инстанции правильно установил, что хищения денежных средств по всем девяти преступлениям были совершены в особо крупном размере.

В приговоре суд привел мотивы, по которым пришел к выводу о наличии в действиях Гл-вой и Вал-вой девяти самостоятельных преступлений как по ч.4 ст. 159, так и по ч.1 ст. 327 УК Российской Федерации и об отсутствии в их действиях единого продолжаемого преступления. Свои выводы в данной части суд надлежаще мотивировал.

Вопреки доводам жалобы адвоката Киреева, по смыслу закона хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных частью 1 ст. 327 УК РФ и соответствующей частью статьи 159 УК РФ.

С учетом данных обстоятельств действия осужденных по подделке официальных документов, предоставивших право на возмещение налога на добавленную стоимость, правильно квалифицированы по ч.1 ст. 327 УК Российской Федерации.

Действия Гл-вой Е.П. и Вал-вой А.А. судом первой инстанции также правильно квалифицированы по п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 199 УК Российской Федерации -уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии квалифицирующего признака «в особо крупном размере», поскольку Гл-ва и Вал-ва уклонились от уплаты налогов с организаций на общую сумму 162 576746 рублей, что в соответствие с примечанием к ст. 199 УК Российской Федерации, с учетом внесенных изменений Федеральным законом от 3 июля 2016г. N 325-ФЗ, образует особо крупный размер, поскольку таковым признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более пятнадцати миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 50 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая сорок пять миллионов рублей.

Разрешая вопрос о наказании, суд пришел к обоснованному выводу о необходимости назначения Гл-вой Е.П. и Вал-вой А.А.. наказания именно в виде реального лишения свободы. Выводы суда в данной части также должным образом мотивированы, суд апелляционной инстанции находит их основанными на законе.

При назначении вида и размера наказания суд учитывал характер и степень общественной опасности содеянного, обстоятельства совершенных преступлений, данные о личности осужденных, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных.

Обстоятельствами смягчающими наказание Гл-вой Е.П. и Вал-вой А.А. суд признал положительные характеристики, а в отношении Вал-вой А.А. также наличие на иждивении <данные изъяты>. Обстоятельств отягчающих наказание судом не установлено.

Все заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе сведения о личности, известные суду на момент постановления приговора, были надлежащим образом учтены при решении вопроса о виде и размере наказания, которое отвечает требованиям закона, а потому является справедливым и соразмерным содеянному и данным о личности осужденных, в связи с чем доводы о его чрезмерной суровости нельзя признать состоятельными.

Представленные в суд апелляционной инстанции медицинские справки о состоянии здоровья осужденных и их родственников, положительные характеристики учитываются в качестве данных о личности осужденных, однако основанием для снижения наказания, назначенного судом первой инстанции, не является.

Кроме того, из протокола судебного заседания следует, что осужденными и их защитниками не заявлялись ходатайства о приобщении сведений о состоянии здоровья, которыми они располагали при рассмотрении дела судом первой инстанции.

Суд обоснованно не установил оснований для применения ст. 73 УК Российской Федерации, а также не усмотрел оснований для изменения категории преступлений в соответствии с положениями ч. 6 ст. 15 УК Российской Федерации. Не усматривает таких оснований и суд апелляционной инстанции.

Вопреки доводам жалоб правовых оснований для применения положений ч. 1 ст. 82 УК Российской Федерации и отсрочке Вал-вой А.А. реального отбывания наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста не имеется.

В соответствии с требованиями п. "б" ч. 1 ст. 58 УК Российской Федерации суд обоснованно назначил местом отбывания наказания колонию общего режима.

При постановлении приговора суд, на основании исследованных в судебном заседании доказательств, вопреки доводам жалоб, правомерно, в соответствии с требованиями ст. 1064 ГК Российской Федерации, п. 10 ч. 1 ст. 299, п. 5 ст. 307 УПК Российской Федерации, разрешил вопрос о исках, заявленных заместителем прокурора Советского района г. Астрахани и взыскал с осужденных в солидарном порядке в пользу государства суммы незаконного возмещенного НДС в размере 65 081 726 рублей 54 коп., суммы неуплаченных налогов в размере 162 576 746 рублей.

В соответствии со ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, его причинившим.

Из п. 1 ст. 27 НК РФ следует, что законными представителями налогоплательщика - организации признаются лица, уполномоченные представлять указанную организацию на основании закона или её учредительных документов.

При этом лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, по смыслу гражданского законодательства несёт ответственность, если при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе, если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

Как следует из материалов дела, Гл-ва Е.П., являясь руководителем организации, и Вал-ва А.А, будучи главным бухгалтером ООО « <данные изъяты>», совершая противоправные действия, руководствовались преступным умыслом, направленным на уклонение от уплаты налогов и хищение денежных средств, реализовав который причинили ущерб бюджету Российской Федерации, который правильно взыскан с осужденных.

Вопреки доводам жалобы адвоката Полонской Н.В., наличие решений Арбитражных судов Астраханской области, которыми Обществу с ограниченной ответственностью « <данные изъяты>» были отказаны в признании недействительными решения № 07-28/03 МФНС России № по <адрес> от 10 февраля 2014г. и решения № УФНС России по <адрес> от 11 февраля 2014г. о привлечении к ответственности ООО « <данные изъяты>» за совершение налоговых правонарушений, не влияют на выводы суда о взыскании с физических лиц, руководителя и главного бухгалтера ООО « <данные изъяты>» ущерба, причиненного государству уклонением от уплаты налогов и хищением денежных средств путем незаконного возмещения НДС.

Доводы жалобы Гл-вой Е.П. об указании в приговоре местом её жительства <адрес> <адрес>», <адрес>, суд апелляционной считает также необоснованными, поскольку как следует из материалов дела местом её жительства и регистрации является: <адрес>.

Как следует из протокола судебного, при установлении, в соответствии с ч.1 ст. 265 УПК Российской Федерации, председательствующим личности Гл-вой Е.П., последняя указала место жительства: <адрес>.

Вместе с тем, приговор в части сохранения ареста на имущество Гл-вой Е.П. и Вал-вой А.А. подлежит отмене по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 297 УПК Российской Федерации приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона по всем аспектам, имеющим значения для данного уголовного дела.

При этом изложенные в приговоре выводы суда должны быть надлежащим образом мотивированы.

В соответствии с п. 11 ч. 1 ст. 299 УПК Российской Федерации, при постановлении приговора суд в совещательной комнате разрешает вопрос о дальнейшей судьбе имущества, на которое наложен арест для обеспечения целей компенсации ущерба по гражданскому иску или возможной конфискации.

При этом в соответствии со ст. 307 УПК Российской Федерации в приговоре должны быть приведены мотивы и доводы, основанные на исследованных в суде доказательствах, принятых судом по этим вопросам решений.

Между тем, приговор в части сохранения ареста на имущество Гл-вой Е.П. и Вал-вой А.А. указанным требованиям не отвечает.

Как следует из материалов дела, постановлениями Советского районного суда г. Астрахани на имущество Гл-вой Е.П., Вал-вой А.А. был наложен арест.

Согласно протоколу судебного заседания и приговору, суд приняв решение о сохранении ареста на имущество Гл-вой Е.П., Вал-вой А.А., вопрос об источнике доходов, на которое приобреталось оно, не выяснил. Доказательства того, что имеются, предусмотренные законом основания для обращения взыскания на арестованное имущество в счет возмещения ущерба, не исследовались, в приговоре не приведены. Также как не приведены и мотивы принятого судом решения в отношении этого имущества.

Допущенное нарушение требований уголовно-процессуального закона является существенным, повлиявшим на исход дела в части дальнейшей судьбы арестованного имущества, поэтому приговор суда в части, касающейся принятого решения о сохранении ареста на имущество Гл-вой Е.П. и Вал-вой А.А., подлежит отмене с передачей уголовного дела в этой части на новое судебное рассмотрение в порядке ст. 397 УПК Российской Федерации.

В связи с отменой приговора в этой части, доводы апелляционных жалоб адвоката Полонской Н.В., осужденной Гл-вой Е.П., иных лиц ФИО 2, ФИО 3, а также доводы осужденной Вал-вой А.А., дополненные в суде апелляционной части, о снятии ареста с недвижимого имущества, транспортных средств подлежат проверке при новом рассмотрении дела по существу.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции необходимо устранить допущенные нарушения, тщательно проверить доводы апелляционных жалоб в этой части, надлежаще мотивировать свои выводы и принять по делу решение в строгом соответствии с требованиями закона.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по другим основаниям, по данному уголовному делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28,389.33 УПК Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

ОПРЕДЕЛИЛ:

Приговор Советского районного суда г.Астрахани от 26 декабря 2016г. в отношении Гл-вой Е.П. и Вал-вой А.А. изменить:

- приговор в части сохранения ареста на имущество Гл-вой Е.П. и Вал-вой А.А. отменить, дело в части решения вопроса об арестованном имуществе направить на новое судебное разбирательство в порядке ст. 397 УПК Российской Федерации в тот же суд в ином составе суда.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осуждённых Гл-вой Е.П., Вал-вой А.А., адвокатов Киреева П.В., Ибрагимова Т.М., Полонской Н.В., иных лиц ФИО 2, ФИО 3 оставить без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу с момента провозглашения и может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке, установленном главой 47.1 УПК Российской Федерации.

Источник


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика
Комментарии - всего 1
  1. stenkin 05-апр, 09:44

    Аргументы для защиты при квалификации налоговых правоотношений как мошенничество. 

    Выводы суда не учитывают природу НДС как косвенного налога. Налогом облагается только добавленная к товару в процессе производства, обмена или перепродажи стоимость. Этот налог не является прямым, первоначально не выражается в абсолютных цифрах, а представляет собой сальдо, баланс между тем, что нужно уплатить, и что нужно вычесть (зачесть, возместить). И только после того, как это сальдо определено, можно считать, что в рамках одного налогового периода (для НДС это квартал) налог сформирован (и то не полностью) и подлежит перечислению в казну. 
    Так, согласно п. 1 ст. 173 НК РФ «сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов... общая сумма налогов».
    В соответствии со ст. 163 НК РФ налоговый период для НДС устанавливается как квартал.
    Уплата НДС должна была производиться по итогам каждого налогового периода не позднее 25-го числа месяца (ранее 20-го числа), следующего за истекшим налоговым периодом. 
    В этой связи определяющее значение имеет момент заявления налогоплательщиком вычетов (зачетов, возмещений) - до 25 числа или после, поскольку на основании ст. 8 НК РФ под налогом понимается часть собственности организации, и, соответственно, пока этот налог не сформирован и не уплачен, эта собственность государству не перешла. Об этом, в частности, указывается в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2016 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», что моментом окончания преступления следует считать фактическую неуплату налогов в срок, установленный налоговым законодательством. 
    Верховный Суд РФ в своих решениях по конкретным делам определил, что одним из главных отличий налогового преступления от хищения является использование не ведущих самостоятельной предпринимательской деятельности фирм, когда организации создаются и используются не для хозяйственных операций, а для изъятия НДС из бюджета (Апелляционное определение от 10.04.2014 № 30-АПУ14-5, Кассационное определение от 05.10.2011 № 52-О11-11, Кассационное определение от 14.04.2011 № 5-О11-58). 
    Если предприятие хозяйственной деятельностью занималось, в  штате имело персонал, осуществляло налогооблагаемые операции, не было использовано исключительно для безвозвратного изъятия НДС из бюджета, а связано с налоговой минимизацией, то критерии, указанные Верховным Судом РФ, отсутствуют. 

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай что должно, и будь что будет.

Стенькин Алексей © 1992-2020. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru