На свободном от принудительных мер в виде инкассовых поручений расчетном счете было достаточно средств для уплаты налогов, поэтому оправдание по ст. 199.2 УК РФ законно. Апелляционное постановление Тверского областного суда от 02.08.2019 № 22-1074/19

Статья 199.2 УК РФ / 141 / Печать
Тверской областной суд в составе председательствующего судьи ФИО18, при секретаре ФИО3, с участием прокурора ФИО4, оправданного ФИО1, адвокатов ФИО12 и ФИО11 рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению прокурора <адрес> ФИО5 на приговор Московского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, которым ФИО1, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в городе <адрес>, ранее не судимый, оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, в связи с отсутствием в его деянии состава преступления.

Мера пресечения ФИО1 в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменена.

За ФИО1 признано право на реабилитацию и разъяснены вопросы возмещения имущественного вреда и компенсации морального вреда.

Определена судьба вещественных доказательств.

Исковые требования и.о. прокурора <адрес> о взыскании с ФИО1 в пользу федерального бюджета суммы материального ущерба в размере 332926,46 рублей оставлены без удовлетворения.

у с т а н о в и л:

органом предварительного следствия ФИО1 обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ – в сокрытии денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, в крупном размере.

Суд первой инстанции оправдал ФИО1 по предъявленному ему обвинению, в связи с отсутствием в его деянии состава преступления, установив следующее.

ФИО1 с ДД.ММ.ГГГГ на основании договора, оказывая услуги по управлению ООО «ОЭК», являясь руководителем организации-налогоплательщика, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, сокрыл денежные средства организации, за счет которых должно производиться взыскание недоимки по налогам, в размере 3321 926, 46 рублей, что является крупным размером, в связи с этим ему следственным органом инкринимировалось совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ.

Вместе с тем, ООО «ОЭК» имело расчетный счет в Банке «ФК Открытие» и расчетный счет в АКБ «Фора-Банк».

В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ на расчетный счет ООО «ОЭК» в Банке «ФК Открытие» поступило 21187728,93 рубля, из которых могла быть взыскана недоимка по налогам, однако этого не сделано, по причине не принятия налоговым органом принудительных мер к взысканию недоимки по налогам за счет денежных средств на расчетном счете ООО «ОЭК» в Банке «ФК Открытие». Ввиду чего, вывод стороны обвинения о том, что ФИО1 воспрепятствовал налоговому органу в принудительном взыскании недоимки по налогам, принимал меры по сокрытию денежных средств ООО «ОЭК», которые беспрепятственно поступали на расчетный счет организации, по результатам исследования представленных суду доказательств не нашел своего подтверждения.

В судебном заседании ФИО1 вину не признал.

В апелляционном представлении прокурор <адрес> ФИО5 выражает несогласие с приговором, считает его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным ст. 389.16 УПК РФ.

В обоснование доводов представления указывает, что в нарушении ст. 305 УПК РФ суд указал, что в действиях ФИО1 отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, при этом в ходе предварительного расследования ФИО1 предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ. В описательно-мотивировочной части приговора, сведений о переквалификации действий ФИО1 не содержится.

Преступление, предусмотренное ст. 199.1 УК РФ выражается в неисполнении в личных интересах обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению налогов и сборов в бюджет. Согласно ст. 199.2 УК РФ преступление выражается в деянии, направленном на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам. ФИО1, являющемуся физическим лицом, выполняющим управленческие функции в ООО «ОЭК», но не являющимся лицом, на которого возложено исполнение обязанностей налоговых агентов, не вменялось в вину неисполнение в личных интересах обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию или перечислению налогов и сборов в бюджет.

Отмечает, что выводы суда об отсутствии в действиях ФИО1 признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, существенно отличаются по фактическим обстоятельствам и от поддержанного государственным обвинителем обвинения, что нарушает право ФИО1 на защиту, который не имел возможности защищаться всеми не запрещенными законом способами и средствами, в том числе возражать против обвинения, давать показания по предъявленному обвинению либо отказаться от дачи показаний, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы.

Обращает внимание на то, что в приговоре судом неверно истолкованы нормы уголовного права, собранные доказательства оценены без учета фактических обстоятельств дела, в основу вынесенного приговора положены фрагментарные показания свидетелей, которые в обстоятельствах, имеющих значение для дела, принципиально противоречат друг другу. Судом указано, что допрошенные в судебном заседании работники ООО «Опора» ФИО6, ФИО7, ФИО8, ФИО9 подтвердили, что направление распорядительных писем являлось обычной практикой, которая сложилась до назначения на должность ФИО1 и связана с блокировкой счетов исполнительными листами арендодателей сетей.

Однако судом не дана оценка тому, что на период блокировки счетов исполнительными листами арендодателей сетей, при расчете с кредиторами путем направления распорядительных писем дебиторам, задолженность перед налоговым органом также гасилась, о чем в этой части суд делает вывод, обоснованно ссылаясь на показания перечисленных работников ООО «Опора» о том, что задолженность по налогам постоянно гасилась.

Отмечает, что таким же способом судом оценены и показания ФИО15, которая пояснила, что никаких препятствий у налоговой инспекции для выставления инкассовых поручения на расчетный счет ООО «ОЭК» в Банке «ФК Открытие» не имелось. Принятие решений об отзыве инкассовых поручений регламентировано ст. 46 НК РФ, которым установлен исчерпывающий перечень 5 случаев, при которых налоговый орган принимает решение об отзыве не исполненных инкассовых поручений, ни один из которых не возникал в ходе принимаемых мер по принудительному взысканию. Налоговым органом приняты все возможные меры к принудительному взысканию, инкассовые поручения выставлялись как на расчетный счет «Фора-Банк», так и на счет в Банке «ФК Открытие», в равно пропорциональных суммах. Основанием для перевыставления инкассовых поручений является положительный остаток денежных средств на ином счете, нежели на том, на который предъявлены инкассовые поручения. Списание по инкассовым поручениям, выставленным в Банк «ФК Открытие», произошло быстрее, чем по тем, которые выставлены в «Фора-Банк», также не являлось в данном случае основанием для перевыставления инкассовых поручений. Денежные средства в Банке «ФК Открытие» поступали и списывались в пределах одного операционного дня, соответственно на начало и на конец операционного дня остаток денежных средств на счете являлся нулевым либо минимальным. При таких обстоятельствах банк, согласно ст. 86 НК РФ не мог информировать налоговый орган о положительной динамике по счету по той причине, что банк соответственно уведомляет об остатке денежных средств. Полагает, что поступление денежных средств в Банк «ФК Открытие» в том объеме, который достаточен исключительно для проведения выплат по заработной плате и алиментам, свидетельствует о прямом умысле, направленном не иначе как на сокрытие денежных средств с целью уклонения от взыскания недоимки. Суммы, поступавшие на счет в Банк «ФК Открытие», сопоставимы с суммами, подлежащими выплате по заработной плате и алиментам. Даты поступления денежных средств и их списание внутри оного операционного дня свидетельствует о желании не оказывать остаток, и как следствие, избежать перевыставления инкассовых поручений.

О схеме, которая не может быть расценена не иначе как активные действия, направленные на сокрытие денежных средств ООО «ОЭК», за счет которых должно производиться взыскание задолженности по налогам, также свидетельствует факт проведения расчетов с кредиторами на сумму в размере 21187728,93 рублей.

Полагает, что ФИО1, как руководитель ООО «ОЭК» знал об отсутствии инкассовых поручений на расчетном счете в Банке «ФК Открытие», в связи с чем денежные средства направлялись дебиторами общества, в том числе ООО «Энергоком» на данный счет. К тому же бухгалтерские услуги для ООО «ОЭК» и ООО «Энергоком» оказывало одно и тоже юридическое лицо – ООО «Опора», что подразумевает умышленность направления денежных средств именно на счет в Банке «ФК Открытие».

Отмечает, что судом безосновательно с отсылкой на пояснения эксперта ФИО10 указано на то, что решения налоговых органов с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ могли быть исполнены в полном объеме.

Указывает, что в ходе судебного заседания стороной защиты в адрес эксперта, проводившего экспертизу, по вопросу ранее не подлежащему разрешению в ходе судебной экспертизы, предложено предположить о возможности списания денежных средств со счета в Банке «ФК Открытие» в счет погашения имеющейся суммы задолженности по налогам, при условии, если бы все инкассовые поручения были выставлены на счет в данном банке, то ест перевыставлены. Эксперт при наличии такого рода формулировки дал ответ предположительного характера, так как говорить с уверенностью о списании всей суммы нельзя по той причине, что невозможно достоверно установить поступили бы денежные средства в том же объеме, в каком поступили за весь период, то есть с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, при наличии выставленных всех инкассовых поручений на один расчетный счет.

Полагает, что оценка судом заключения судебной налоговой экспертизы в части указания на то, что заключение не содержит выводов, подтверждающих виновность ФИО1, поскольку эксперт ответил лишь о размерах сумм недоимки, и произвел математические подсчеты, не отвечают требованиям закона, поскольку разрешение правового вопроса относится к исключительной компетенции суда и не является прерогативой эксперта. Выводы суда о недостаточности данных о том, что ФИО1 воспрепятствовал налоговому органу в принудительном взыскании недоимки по налогам, а также принимал меры по сокрытию денежных средств ООО «ОЭК» несостоятельны, поскольку основаны также лишь на выборочных показаниях свидетелей, которые в обстоятельствах, имеющих значение для дела, принципиально противоречат друг другу. Объективных данных о том, по какой причине ФИО1, надлежаще уведомленный налоговым органом о наличии задолженности, производил расчеты в обход имеющихся у ООО «ОЭК» счетов, не получено. Кроме того, совокупность исследованных в суде доказательств позволяет сделать вывод о том, что ООО «Опора» имело возможность перечислять денежные средства на счет ООО «ОЭК», не отказывая ООО «ОЭК» в расчетах с его кредиторами по поступавшим распорядительным письмам.

Таким образом, ООО «Энергоком» и ООО «Опора» имели реальную возможность перечислить денежные средства в адрес ООО «ОЭК» по имевшимся у них обязательствам, что они и делали частями по мере наличия денежных средств. Обращает внимание, что материалами уголовного дела установлено, что денежные средства, которыми указанные организации рассчитывались с кредиторами ООО «ОЭК» на основании распорядительных писем, являются денежными средствами последнего (собственностью ООО «ОЭК») и израсходованы по волеизъявлению распорядителя денежных средств ООО «ОЭК»ФИО1В случае же их поступления на расчетные счета ООО «ОЭК» они были бы списаны в бесспорном порядке по инкассовым поручениям в счет погашения недоимки по налогам.

Прокурор считает, что в ходе судебного разбирательства судом допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие суть правосудия и смысл судебного решения. Просит приговор суда отменить, направить уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд.

В возражениях на апелляционное представление адвокаты ФИО11 и ФИО12 полагают доводы представления необоснованными, не подлежащими удовлетворению, а вынесенный приговор законным, основанным на верной оценке исследованных в судебном заседании доказательств.

Указывают, что довод прокурора о том, что судом не дана оценка тому, что на период блокировки счетов исполнительными листами арендодателей сетей, при расчете с кредиторами путем направления распорядительных писем дебиторам, задолженность перед налоговым органом также гасилась, о чем в этой части суд делает вывод, обоснованно ссылаясь на показания перечисленных работников ООО «Опора» о том, что задолженность по налогам постоянно гасилась, является противоречивым и нелогичным, так как одновременно содержит тезисы о том, что судом не дана оценка и суд делает вывод, обоснованно ссылаясь на показания.

Из представления прокурора не понятно, каким образом судом оценены показания ФИО15 о том, что никаких препятствий у налогового органа для выставления инкассовых поручений на расчетный счет ООО «ОЭК» в Банке «ФК Открытие» не имелось. Приведенные в представлении показания ФИО15 о причинах, по которым налоговый орган не предпринимал данные действия, не имеют значения для дела, так как данные причины не зависели от действий подзащитного.

Суд обоснованно сослался в приговоре на показания ФИО15 о том, что налоговому органу известно о наличии у ООО «ОЭК» двух расчетных счетов, при этом налоговый орган в инкриминируемый подзащитному период совершения преступления не лишен возможности направлять поручения на перечисление налогов на расчетный счет ООО «ОЭК» в Банке «ФК Открытие». Решения налогового органа о взыскании задолженности, которые в ноябре 2016 года направлялись в «Фора-Банк», могли быть выставлены в Банк «ФК Открытие».

Указанное обстоятельство обоснованно признано судом в приговоре не зависящим от действий и одним из оснований для признания его невиновным.

Отмечают о несостоятельности довода представления о том, что судом безосновательно с отсылкой на пояснения эксперта ФИО13 указано на то, что решения налоговых органов с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ могли быть исполнены в полном объеме, так как, по мнению гособвинителя, в ходе судебного заседания эксперту предложено предположить о возможности списания денежных средств со счета в Банке «ФК Открытие» в счет погашения задолженности по налогам, при условии если бы все инкассовые поручения были выставлены на счет в данном банке, то есть перевыставлены. При этом прокурор исказил вопрос, заданный эксперту в судебном заседании стороной защиты, который сформулирован следующим образом: «Могли ли быть исполнены решения налоговых органов с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, и если могли то в какой сумме, в случае их направления на расчетный счет ООО «ОЭК», открытый в Банке «ФК Открытие». Так как ответ на данный вопрос не требовал проведения дополнительных экспертных исследований, вопрос не снят судом и отсутствовали возражения гособвинителя, эксперт ФИО13 дала однозначный ответ, что все решения налоговых органов были бы исполнены в полном объеме. Заявления о недопустимости данных показаний эксперта и ходатайства о назначении дополнительной судебной налоговой экспертизы стороной обвинения не заявлялись.

Необоснованным также является довод представления о существовании схемы сокрытия денежных средств ООО «ОЭК», так как утверждение о том, что денежные средства, поступившие в Банк «ФК Открытие» в том объеме, который, по мнению прокурора, достаточен исключительно для проведения выплат заработной платы и алиментов, противоречит тому факту, что на расчетный счет общества в Банке «ФК Открытие» поступило в исследуемый период 21187728,93 рубля. Из этой суммы, никем не скрываемой, списана задолженность по налогам в сумме 4648523,83 рубля, а на ДД.ММ.ГГГГ остаток денежных средств на указанном счете составил 274025,28 рублей, которые так и не списаны, вопреки утверждению прокурора, ни на выплату заработной платы и алиментов, ни в счет погашения задолженности по налогам, хотя для этого никаких препятствий не имелось.

Довод прокурора о том, что ФИО1, как руководителю ООО «ОЭК» в силу занимаемой должности было известно об отсутствии инкассовых поручений на расчетном счете в Банке «ФК Открытие», в связи с чем денежные средства направлялись ООО «Энергоком» на данный счет, безоснователен, повторяет субъективное мнение следователя, изложенное в обвинительном заключении, и основан на презумпции виновности. Делая его, автор представления игнорирует тот факт, что в договорах уступки права требования от ДД.ММ.ГГГГ между ООО «ОЭК» и ООО «Энергоком», по которым производилась оплата по письмам и которые были заключены задолго до назначения на должность подзащитного, указан расчетный счет ООО «ОЭК» в Банке «ФК Открытие». Соответственно, денежные средства должны были перечисляться на данный расчетный счет, на котором не имелось неисполненных решений налоговых органов, а срок оплаты по указанным договорам на момент направления распорядительных писем еще вообще не наступил.

Доводы апелляционного представления о том, что суд, делая вывод о недостаточности доказательств вины ФИО1, основывался на выборочных показаниях свидетелей, которые в обстоятельствах, имеющих значение для дела, принципиально противоречат друг другу является голословным и надуманным, так как не основан на материалах дела. Положенные судом в основу приговора показания свидетелей достаточно подробны, согласуются между собой и соответствуют иным доказательствам по делу, в том числе заключению судебной налоговой экспертизы и показаниям эксперта.

Довод представления о том, что ФИО1, будучи уведомленным надлежащим образом налоговым органом о наличии задолженности, производил расчеты в обход имеющихся у ООО «ОЭК» счетов, также не основан на материалах дела, напротив, противоречит показаниям допрошенной по инициативе стороны обвинения свидетеля ФИО14 о том, что налоговый орган вообще не информирует налогоплательщика ни о факте выставления инкассовых поручений, ни на какой счет они будут выставлены.

Указание в представлении о нарушении, допущенном судом при применении уголовного закона, выразившемся в выводе суда об отсутствии в действиях подзащитного состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, не может служить основанием для отмены приговора, так как само по себе не влечет нарушения права на защиту, изложенные судом в приговоре описательная часть деяния и диспозиция соответствуют предъявленному подзащитному обвинению по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ.

С учетом изложенного, сторона защиты полагает, что приговор суда является законным и обоснованным, просит оставить апелляционное представление без удовлетворения, а приговор без изменения.

В возражениях на апелляционное представление защитники ФИО11 и ФИО12 указывают, что в соответствии с таблицей№к заключению экспертизы и выпиской из банковского счета в Банке «ФК Открытие» за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ на расчетный счет в указанном банке поступило 21187728,93 рубля. Это свидетельствует о том, что ФИО1 вопреки доводам обвинения о том, что ФИО1 принял «все меры» к сокрытию средств должника, напротив, не принимал никаких мер по сокрытию денежных средств ООО «ОЭК», которые беспрепятственно поступали на расчетный счет организации. Из суммы 21187728,93 рублей, никем не скрываемой могла быть списана вся задолженность по недоимке, в соответствии с очередностью, установленной действующим законодательством, что и произошло в сумме 4648523,83 рубля. По состоянию на конец операционного дня ДД.ММ.ГГГГ остаток средств на расчетных счетах ООО «ОЭК» составил 274025,28 рублей, которые так и не списаны в счет погашения уплаты налогов. Заключение судебной налоговой экспертизы№от ДД.ММ.ГГГГ не содержит выводов, подтверждающих виновность подзащитного в совершении инкриминируемого деяния. Эксперт при проведении экспертизы из-за некорректности вопросов, постановленных перед ним, не определял размер налоговых обязательств с учетом календарной очередности. Между тем, если бы эти средства были своевременно списаны компетентными органами, размер инкриминируемой ФИО1 недоимки составил 0 рублей. Это подтвердили в ходе допросов эксперт ФИО13 и заместитель начальника налоговой инспекции ФИО15 Доводы ФИО1 об отсутствии у него умысла на совершение преступления ничем не опровергнуты и объективно подтверждены как остатком денежных средств на расчетном счете на момент окончания преступления, так и письмами ОЭК, которые направлялись до указанного в обвинении периода. Свидетели ФИО6, ФИО16, ФИО17, ФИО7, ФИО8, ФИО9, подтвердили в суде, что направление распорядительных писем являлось обычной практикой, которая сложилась задолго до назначения ФИО1 на должность. С учетом изложенного, исследованные в судебном заседании доказательства подтверждают отсутствие в действиях ФИО1 состав инкриминируемого ему преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ.

Просят приговор суда оставить без изменения, а апелляционное представление прокурора без удовлетворения.

Выслушав стороны, проверив материалы уголовного дела, изучив доводы апелляционного представления прокурора ФИО5 и возражения адвокатов ФИО11 и ФИО12, суд находит приговор суда соответствующим требования ст. 297 УПК РФ, то есть законным, обоснованным и справедливым, поскольку постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии со ст.305 УПК РФ при постановлении оправдательного приговора в его описательно мотивировочной части указывается существо предъявленного обвинения, излагаются обстоятельства дела, установленные судом, приводятся основания оправдания подсудимого и доказательства, обосновывающие вывод суда о невиновности подсудимого, а также приводятся мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Вопреки доводам представления, данные требования закона судом не нарушены, как не нарушены и требования, предусмотренные ст.88 УПК РФ, об оценке доказательств.

Изучив материалы уголовного дела, проверив и оценив их в совокупности, суд первой инстанции, а также суд апелляционной инстанции, установили фактические обстоятельства дела, отличные от установленных органом предварительного следствия, из которых усматривается, что инкриминируемыеФИО1обстоятельства сокрытия денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, в крупном размере, не нашли в суде своего подтверждения.

В соответствии сост. 307 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Согласно ст. 49 Конституции РФ ист. 14 УПК РФ обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

Суд, рассматривая уголовные дела, осуществляет исключительно функцию правосудия и не должен подменять органы и лиц, формирующих и обосновывающих обвинение. Таким образом, если органы уголовного преследования не смогли доказать виновность обвиняемого это должно приводить к постановлению в отношении него оправдательного приговора.

Как усматривается из материалов дела, требования вышеприведенных норм закона судом соблюдены.

Выводы суда первой инстанции о невиновности ФИО1 в совершении инкриминируемого преступления основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе указанных в апелляционном представлении, которым даны надлежащие анализ и оценка в соответствии с требованиями ст. 88У ПК РФ.

Вопреки доводам апелляционного представления суд в приговоре мотивировал, почему принял одни доказательства и отверг другие.

Оправдывая ФИО1 по предъявленному ему обвинению, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что представленные стороной обвинения доказательства, не содержат прямых доказательств признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, а свидетельствуют лишь о непринятии налоговым органом полного комплекса мер для принудительного взыскания недоимки по налогам с ООО «ОЭК» в отношении расчетного счета, открытого в Банке «ФК Открытие», что обусловило отсутствие умысла у ФИО1 на сокрытие денежных средств, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам. У суда обоснованно возникли сомнения в его виновности, которые в соответствии с требованиями ст.49 Конституции РФ истолкованы в его пользу.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, заключается в воспрепятствовании принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам в крупном размере. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Уголовная ответственность за сокрытие денежных средств, за счет которых в установленном порядке, должно производиться взыскание недоимки по налогам, наступает лишь в том случае, если установлен умысел виновного на сокрытие указанных денежных средства.

Как установлено, ФИО1 в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, являлся руководителем ООО «Объединенная электросетевая компания». ООО «ОЭК» имело расчетный счет в Банке «ФК Открытие» и расчетный счет в АКБ «Фора-Банк».

В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ на расчетный счет ООО «ОЭК» в Банке «ФК Открытие» поступило 21187728,93 рубля. Налоговым органом принудительные меры к взысканию недоимки по налогам, за счет денежных средств, на расчетном счете в Банке «ФК Открытие» не приняты, при том, что в отношении другого расчетного счета, открытого в АКБ «Фора-Банк» они приняты. В связи с этим, суд не смог сделать вывод о том, что ФИО1 воспрепятствовал налоговому органу в принудительном взыскании недоимки по налогам, принимал меры по сокрытию денежных средств ООО «ОЭК», которые поступали на расчетный счет организации в Банке «ФК Открытие», поскольку меры принудительного взыскания денежных средств с расчетного счета ООО «ОЭК» в Банке «ФК Открытие», не приняты.

К данным выводам суд пришел, основываясь на показаниях свидетелей ФИО6, ФИО7, ФИО8, ФИО9 из которых следует, что направление распорядительных писем являлось обычной практикой, которая сложилась до назначения ФИО1 на должность руководителя ООО «ОЭК». Все документы из налоговых органов поступали в ООО «Опора». Никто из указанных лиц не подтвердил факты реальной передачи ФИО1 требований и сведений о наличии инкассовых поручений на расчетных счетах ООО «ОЭК». Вместе с этим, ФИО9 суду показал, что ФИО1 изменений в письма не вносил, Морозов изготавливал письма по шаблону, ФИО1 их подписывал. Морозов суду не подтвердил, что инициатива направления распорядительных писем в адрес дебиторов ООО «ОЭК» исходила от ФИО1, и он участвовал в их подготовке и составлении.

Согласно заключению №от ДД.ММ.ГГГГ ООО «ОЭК» имело расчетный счет в Банке «ФК Открытие» и расчетный счет в АКБ «Фора-Банк». В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ на расчетный счет ООО «ОЭК» в Банке «ФК Открытие» поступило 21187728,93 рубля.

Эксперт Голубёнкова Л.П. подтвердила данное ей заключение, указав, что, если бы все инкассовые поручения налоговой инспекции за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ были выставлены на счет в филиале ЦБ ПАО Банк ФК «Открытие», то с учетом календарной очередности они были бы исполнены в полном объеме на сумму - 3321926,46 рублей, списались бы и пени в размере 23000 рублей.

Свидетель ФИО15, являющаяся заместителем начальника МИФНС России№по<адрес>суду пояснила, что препятствий для выставления налоговым органом инкассовых поручений на расчетный счет ООО «ОЭК» в Банке «ФК Открытие» не имелось. Налоговые органы располагали информацией о наличии у ООО «ОЭК» двух расчетных счетов, в инкриминируемый ФИО1 период совершения преступления налоговый орган не был лишен возможности принять принудительные меры к взысканию недоимки по налогам за счет денежных средств на расчетном счете в Банке «ФК Открытие».

Органами предварительного расследования и стороной обвинения в ходе судебного разбирательства, а также стороной обвинения в апелляционном представлении не приведено доказательств, подтверждающих сокрытие ФИО1 денежных средств, за счет которых в установленном порядке должно производиться взыскание недоимки по налогам.

Не представлено доказательств того, что ФИО1 надлежащим образом извещен о наличии у ООО «ОЭК» недоимки по налогам, намеренно путем направления распорядительных писем сокрыл денежные средства ООО «ОЭК» за счет которых должно производиться в установленном порядке взыскание недоимки по налогам.

Согласно п. 20 постановления Пленума Верховного суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» под сокрытием денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов (статья 199.2 УК РФ), следует понимать деяние, направленное на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам в крупном размере.

В данном случае суд первой инстанции обоснованно не сделал вывод о том, что ФИО1 умышленно сокрыл денежные средства, за счет которых в установленном порядке должно производиться взыскание недоимки по налогам, поскольку полный комплекс мер по принудительному взысканию денежных средств налоговым органом в отношении расчетного счета ООО «ОЭБ» в Банке «ФК Открытие» не принят.

В силу вышеизложенного не согласиться с выводом суда о том, что собранных доказательств недостаточно для признания ФИО1 виновным в предъявленном ему обвинении поч. 1 ст. 199.2УК РФ, суд оснований не находит.

Доводы апелляционного представления о том, что судом в приговоре указано, что в действиях ФИО1 отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, при том, что в ходе предварительного расследования ФИО1 предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, а в описательно- мотивировочной части приговора, сведений о переквалификации действий ФИО1 не содержится, при этом суд пришел к выводу об отсутствии в действиях ФИО1 состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ и в резолютивной части приговора указано об оправдании ФИО1 по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, тем самым нарушено право ФИО1 на защиту, суд признает не состоятельными. При рассмотрении дела по существу ФИО1 прокурором предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, судебное разбирательство проведено по указанному обвинению, как стороной обвинения, так и стороной защиты приведены доказательства, обосновывающие позиции сторон. Суд в приговоре дал оценку этим доказательствам, с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, мотивировал свои выводы, отразил мотивы принятого решения, а также по которым отверг доказательства стороны обвинения. Исходя из описания преступного деяния, приведенного в приговоре, доказательств, отраженных в приговоре, суд первой инстанции рассмотрел уголовное дело в отношении ФИО1 по предъявленному ему обвинению по ч. 1 ст. 199.2 УК РФ, с соблюдением требований ст. 252 УПК РФ. Однако при вынесении приговора ввиду невнимательности суд первой инстанции допустил техническую ошибку, ввиду чего необоснованно сослался на отсутствие в действиях ФИО1 состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, и оправдании его по данной статье. В этой связи в данной части приговор суда подлежит изменению.

Указывая в апелляционном представлении доводы о том, что судом показания свидетелей ФИО6, ФИО7, ФИО8, ФИО9, ФИО15 приведены в приговоре не полностью и истрактованы по усмотрению суда, дана неверная оценка заключению судебной налоговой экспертизе, прокурор фактически просит переоценить указанные доказательства, но не указывает, какие фрагменты показаний данных свидетелей следовало оценить иначе и в связи с чем. Однако, как указано выше при вынесении приговора, суд дал надлежащую оценку исследованным в судебном заседании доказательствам, исходя из требований уголовно-процессуального закона.

Иные доводы апелляционного представления признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, поскольку не влияют на выводы суда о невиновности ФИО1 в инкриминированном ему преступлении и не являются основанием к отмене либо изменению приговора.

Что касается доводов прокурора в суде апелляционной инстанции относительно того, что имеются сведения о совершении ФИО1 преступных действий, но в меньший период, чему суд первой инстанции оценки не дал, установление в связи с этим факта сокрытия ФИО1 денежных средств организации на ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ, и необходимости назначения дополнительной налоговой судебной экспертизы, то данные доводы противоречат требованиям ст. 252 УПК РФ, направлены на установление новых обстоятельств, что недопустимо. Более того, эти доводы выходят за рамки принесенного апелляционного представления.

Суд рассматривал уголовное дело в рамках предъявленного обвинения, исходя из вменяемого ФИО1 периода со ДД.ММ.ГГГГ -ДД.ММ.ГГГГ, а не применительно к конкретным датам, когда на счету в банке имелся нулевой остаток или небольшое количество денежных средств. Как пояснила эксперт ФИО13, ей проведена налоговая экспертиза также исходя из периода со ДД.ММ.ГГГГ -ДД.ММ.ГГГГ. Судебная налоговая экспертиза по делу проведена компетентным лицом, заключение оформлено надлежащим образом, соответствуют положениям закона выводы ясны и понятны, являются научно обоснованными и соответствуют материалам дела. В распоряжение экспертов были представлены все необходимые для исследования материалы, на основании которых по результатам проведенных исследований им было вынесено соответствующее заключение, оснований сомневаться в выводах которого не имеется.

Эксперт подтвердил свои выводы в судах первой и апелляционной инстанциях, дважды допрашивался в суде первой инстанции и ДД.ММ.ГГГГв суде апелляционной инстанции.

Поскольку заключение эксперта является одним из доказательств, судом оно проанализировано в совокупности с иными доказательствами.

Приговор суда отвечает требованиям уголовно-процессуального закона, предъявляемым к оправдательному приговору.

Суд при постановлении приговора, с соблюдением требований УПК РФ, создавая сторонам равные условия для осуществления прав и исполнения обязанностей, в условиях состязательного процесса, оценив доказательства в соответствии с требованиями ст.ст.87,88 УПК РФ, правильно установил фактические обстоятельства по делу и дал им правильную оценку.

При вышеприведенных обстоятельствах, учитывая положения ст. 14 УПК РФ о толковании всех сомнений в пользу обвиняемого, представленные обвинением доказательства суд находит недостаточными для установления виновности ФИО 1в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ - сокрытии денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, в крупном размере, не усматривает в его действиях состава инкриминируемого преступления и считает, что оснований для отмены оправдательного приговора не имеется.

Вместе с тем, суд полагает необходимым исключить указание в описательно-мотивировочной и резолютивной частях приговора на оправдание ФИО1 по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, и необходимым указать в описательно-мотивировочной и резолютивной частях приговора на оправдание ФИО1 по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

п о с т а н о в и л :

Приговор Московского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ФИО1 изменить:

- указание в описательно-мотивировочной и резолютивной частях приговора суда на оправдание ФИО1 по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ заменить указанием на оправдание ФИО1 по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.2 УК РФ.

В остальной части приговор оставить без изменения, апелляционное представление прокурора <адрес> ФИО5 - без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Источинк

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай что должно, и будь что будет.

Стенькин Алексей © 1992-2020. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru