Вывод о проведении экспертизы в системе СК РФ как ненадлежащим лицом преждевременен, исследование доказательств не завершено, сомнения могли быть разрешены в заседании. Кассационное определение Третьего кассационного суда от 14.05.2020 № 77-277/20

Кассационные суды / Статья 199 УК РФ / 30 / Печать
Судебная коллегия по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе председательствующего Уланова К.В., судей Телятниковой И.Н. и Замарацкой Е.К., при ведении протокола судебного заседания секретарем Коневой А.С. с участием прокурора отдела управления Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гусевой А.В., защитника обвиняемой ФИО9.– адвоката Логинова А.Л. рассмотрела в открытом судебном заседании материалы уголовного дела 1-996/2019 по кассационному представлению заместителя прокурора Вологодской области Ашурбекова Т.А. о пересмотре постановления Вологодского городского суда от 27 сентября 2019 года и апелляционного постановления Вологодского областного суда от 19 ноября 2019 года, которыми уголовное дело в отношении ФИО9, <данные изъяты> возвращено в порядке ст. 237 УПК РФ прокурору Вологодской области для устранения допущенных нарушений УПК РФ, исключающих возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения.
    
Заслушав доклад судьи Телятниковой И.Н., выступление прокурора Гусевой А.В., полагавшей кассационное представление удовлетворить, мнение адвоката Логинова А.Л., действующего в защиту интересов ФИО9, полагавшего необходимым отказать в удовлетворении кассационного представления, судебная коллегия
                                                    
установила:
    
В кассационном представлении заместитель прокурора Вологодской области Ашурбеков Т.А. просит постановление Вологодского городского суда от 27 сентября 2019 года и апелляционное постановление от 19 ноября 2019 года отменить.
             
Ссылаясь на ст.11 Федерального закона от 31 мая 2001 года №73-ФЗ «О государственной экспертной деятельности в РФ», а также на Федеральный закон от 28 декабря 2010 года №403-ФЗ «О Следственном комитете РФ», указывает на то, что СУ СК РФ по Вологодской области к указанным учреждениям не относится, а ФИО8, проводившая налоговую экспертизу по данному уголовному делу, не является государственным судебным экспертом. Вместе с тем, судом, по мнению автора представления, не принято во внимание, что ФИО8 обладает специальными познаниями в области бухгалтерского учета и налогооблажения, вследствие чего на основании ч.2 ст.195 УПК РФ ей может быть поручено производство налоговой экспертизы.
             
Отмечает, что эксперт ФИО8 была предупреждена об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст.307 УК РФ, о чем дала расписку и пояснила в судебном заседании, что в экспертном заключении допущена техническая ошибка, поскольку производство экспертизы было начато 25 января 2019 года.
             
Со ссылкой на п.1 ч.2 ст.71 УПК РФ полагает, что предыдущее участие ФИО8 в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для его отвода.
             
Обращает внимание, что судом в ходе предварительного слушания было вынесено постановление, в котором суд не усмотрел оснований для признания заключения эксперта № от 8 февраля 2019 года недопустимым доказательством.
             
Считает, что суд в порядке ст.283 УПК РФ, с учетом разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 года №64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» не лишен права самостоятельно назначить судебную экспертизу, не возвращая уголовное дело прокурору в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.
            
Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия пришла к выводу об отмене состоявшихся судебных решений по основанию, предусмотренному ч.1 ст.401.15 УПК РФ.
           
В соответствии с ч.1 ст.401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.
           
В силу ч.4 ст.7 УПК РФ определения суда и постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Таким признается судебный акт, соответствующий требованиям уголовного и уголовно-процессуального законов, содержащий основанные на материалах дела выводы судьи по обстоятельствам, относящимся к предмету разрешаемых вопросов.
           
Органами предварительного следствия Бур-на С.Н. обвиняется в уклонении от уплаты налогов, подлежащих оплате организацией путем включения в налоговую декларацию (расчет) или такие документы заведомо ложных сведений, в особо крупном размере, то есть в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ. Сумма неуплаты НДС в размере 19 722 825,06 рублей по поручению следователя установлена заключением старшего эксперта отдела криминалистики СУ СК РФ по Вологодской области ФИО8
           
Статья 237 УПК РФ закрепляет порядок и основания возвращения уголовного дела прокурору по ходатайству стороны или по собственной инициативе для устранения препятствий его рассмотрения судом.
           
Согласно разъяснению, данному в п.14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2009 г. N 28 (с последующими изменениями) "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству", к нарушениям, позволяющим возвратить уголовное дело прокурору, относятся случаи, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого; обвинительное заключение не подписано следователем либо не согласовано с руководителем следственного органа или не утверждено прокурором; в обвинительном заключении отсутствуют указание на прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, о потерпевшем, если он был установлен по делу.
          
Из текста обвинительного заключения видно, что органами предварительного следствия указаны существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия, суммы причиненного ущерба и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, а также перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и доказательств, на которые ссылается сторона защиты.
           
В постановлении о возвращении уголовного дела прокурору суд указал на то, что сумма неуплаты налога на добавленную стоимость в особо крупном размере установлена на основании заключения старшего эксперта отдела криминалистики следственного управления Следственного комитета РФ по Вологодской области ФИО8, которое является недопустимым доказательством, что, в свою очередь, свидетельствует о том, что не определен размер налога, от уплаты которого уклоняется ФИО9
           
Однако из представленных материалов дела, заключение № от 8 февраля 2019 года дано на основании постановления следователя, в производстве которого находилось уголовное дело, старшим экспертом отдела криминалистики следственного управления Следственного комитета РФ по Вологодской области ФИО8. Судом данное заключение не признавалось недопустимым доказательством в соответствии с положениями ст.ст. 75, 80 УПК РФ.
           
Возвратив уголовное дела прокурору, суд делает вывод о том, что обвинительное заключение составлено с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, что исключает возможность постановления судом приговора либо вынесения иного решения на его основе, что связывает с нарушениями положений п.2 ч.2 ст.70 УПК РФ при проведении экспертизы по делу.
           
Между тем, вывод суда о проведении экспертизы ненадлежащим лицом о необходимости возвращения уголовного дела прокурору является преждевременным, поскольку, как следует из протокола судебного заседания, исследование доказательств по делу не завершено, а в случае возникновения у суда сомнений в правильности, объективности и полноте заключения эксперта они могли быть разрешены судом путем допроса в судебном заседании эксперта, участвовавшего в проведении экспертизы, исследования всех представленных сторонами доказательств, в том числе допросов специалистов, заявленных стороной защиты, и последующей оценки доказательств в совокупности. При этом в случае необходимости суд не лишен возможности назначить дополнительную либо повторную экспертизу.
            
Ссылка суда на то, что проведение экспертизы начато 24 января 2019 года, но из постановления о назначении экспертизы следует, что эксперт предупрежден по ст.307 УК РФ 25 января 2019 года, несостоятельна и не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку суд не принял во внимание показания эксперта ФИО8 в судебном заседании о допущенной в тексте заключения технической ошибке, поскольку 25 января 2019 года производство экспертизы было начато и предварительно она была предупреждена об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ.
              
ФИО8 при изготовлении заключения фактически изучала информационные базы данных «1С Бухгалтерия» организаций, которые интересовали органы следствия, фиксировала в заключении поставки, о которых был поставлен вопрос следователем. В силу положений ст.196 УПК РФ установление данных обстоятельств не являются обязательными основаниями для проведения экспертизы.
             
В соответствии с п.1 ч.2 ст.71 УПК РФ предыдущее участие эксперта ФИО8 в производстве по уголовному делу при проведении исследования и участие в качестве эксперта или специалиста при проведении экспертизы не является основанием для его отвода.
             
В силу ст.283 УПК РФ суд, не возвращая уголовное дело прокурору, вправе провести судебную экспертизу по собственной инициативе.
            
Таким образом, суд, не завершив судебное следствие, не предоставив сторонам обвинения и защиты возможность в полном объеме представить все доказательства, не исследовав их в совокупности, фактически дал оценку доказательствам, изложенным в обвинительном заключении, а также сослался на обстоятельства, не предусмотренные ст.237 УПК РФ, и необосновнано возвратил уголовное дело прокурору.
            
Суд апелляционной инстанции данные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные судом первой инстанции, оставил без внимания.
            
Учитывая требования п.4 ч.7 ст.401.16 УПК РФ, доводы апелляционного представления заместителя прокурора Вологодской области являются обоснованными и подлежат удовлетворению.
             
При таких обстоятельствах состоявшиеся судебные решения в отношении ФИО9. подлежат отмене, с передачей уголовного дела на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства, в ином составе суда.
            
При новом рассмотрении уголовного дела суду первой инстанции надлежит учесть изложенное, принять все меры для вынесения законного, обоснованного и справедливого решения.
    
На основании изложенного, руководствуясь п.3 ч.1 ст.401.14 – 401.16 УПК РФ, судебная коллегия
                                                   
определила:
    
кассационное представление заместителя прокурора Вологодской области удовлетворить.
                  
Постановление Вологодского городского суда от 27 сентября 2019 года и апелляционное постановление Вологодского областного суда от 19 ноября 2019 года в отношении ФИО9, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ, отменить.
                  
Уголовное дело передать на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства, в ином составе суда.

Источник

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

images

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай что должно, и будь что будет.

Стенькин Алексей © 1992-2020. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru