Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199 УК РФ » Меру пресечения нарушать нельзя даже при разрешении следователя на выезд из города. Апелляционное постановление Московского городского суда от 22.05.2023 № 10-10734/23

Меру пресечения нарушать нельзя даже при разрешении следователя на выезд из города. Апелляционное постановление Московского городского суда от 22.05.2023 № 10-10734/23

22 май 2023
84
Московский городской суд в составе: председательствующего – судьи Музыченко О.А., при помощнике судьи Федоровой С.В., с участием: прокурора отдела прокуратуры г. Москвы Моренко К.В., защитников обвиняемого Р-ва И.С. – адвокатов Мартинкова А.П., Мальцевой С.В. и Матюнина О.В., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционное представление старшего прокурора отдела прокуратуры Московской области Матвеева П.С. на постановление Тверского районного суда г. Москвы от 2 мая 2023 года, которым избрана мера пресечения в виде запрета определенных действий в отношении Р-ва И.С., ..., обвиняемого в совершении двух преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 33 п. «а», «б» ч.2 ст. 199 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

В производстве ГСУ СК России по Московской области находится уголовное дело, возбужденное 31.01.2020 года по п. «а», «б» ч.2 ст. 199 УК РФ.
18.02.2020 года Р-ву была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

25.04.2023 года следователем составлено ходатайство об избрании Р-ву меры пресечения в виде домашнего ареста. При этом следователь сослался на то, что обвиняемый неоднократно нарушал меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, выезжая за пределы Москвы и Московской области без разрешения следователя в период с 07.07.2020 года по 12.06.2022 года. В связи c этим, как следует из ходатайства, мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении была отменена. 

По результатам рассмотрения данного ходатайства следователя судом вынесено постановление об избрании Р-ву меры пресечения в виде запрета определенных действий, а именно общения с отдельными участниками судопроизводства, отправления и получения различных отправлений, использования средств связи и сети «Интернет».
 
В апелляционном представлении прокурор Матвеев указывает, что с учетом нарушения обвиняемым меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении ему следовало установить запрет на выход из жилого помещения в определенный период времени. Кроме того, в резолютивной части постановления отсутствуют сведения об оставлении без удовлетворения ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста. С учетом изложенного прокурор просит постановление отменить, направить материал на новое рассмотрение. 

Выслушав прокурора, поддержавшего апелляционное представление, адвокатов, просивших постановление оставить без изменения, изучив представленные материалы, суд приходит к следующим выводам.

Судебное заседание по рассмотрению вопроса об избрании меры пресечения обвиняемому Р-ву проведено с соблюдением требований УПК РФ.

Судебное решение вынесено в соответствии с положениями ч.4 ст. 7 УПК РФ.

С доводами представления о нарушении обвиняемым ранее меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении согласиться нельзя. Как видно из представленных материалов, в суде первой инстанции защита представила копии письменных разрешений следователя на все поездки Р-ва за пределы г. Москвы (указанные в ходатайстве следователя как случаи нарушения меры пресечения) за исключением поездки, совершенной в июне 2022 года в Казань. При этом достоверность данных письменных разрешений ни следователем, ни прокурором не оспаривалась. То обстоятельство, что по сообщению защиты разрешение следователя на поездку Р-ва в Казань в июне 2022 года утрачено, основанием для вывода о нарушении им меры пресечения не является. Оснований не доверять пояснениям защиты о том, что разрешение было выдано и на эту поездку, суд не усматривает, учитывая то, что подлинность иных разрешений, представленных защитой, не оспаривается, а регулярное посещение обвиняемым Республики Татарстан по семейным обстоятельствам подтверждается материалами дела. Объективных данных, указывающих на то, что в ходе поездок обвиняемым совершались действия, указанные в ст. 97 УПК РФ, не представлено. Кроме того, защитой приведены разумные объяснения того, что в определенных случаях поездки совершались не только в города, указанные заявлениях о разрешении выезда (например, обвиняемый просил разрешить выезд в Казань, а возвращался в Москву из Нижнекамска, находящегося в том же субъекте РФ; в другом случае выезд в Испанию осуществлялся через Турцию в связи с действовавшими ограничениями). 

С учетом указанных обстоятельств суд первой инстанции обоснованно не усмотрел оснований для избрания в отношении обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста. Следователь в суде первой инстанции согласился с мнением прокурора об избрании меры пресечения в виде запрета определенных действий. С учетом этого, а также принимая во внимание то, что суд мотивировал решение об избрании меры пресечения в виде запрета определенных действий, оснований считать, что судом не принято решение по ходатайству следователя, не имеется. 

Мера пресечения в виде запрета определенных действий, несмотря на то, что формально она является более строгой, чем подписка о невыезде им надлежащем поведении, соразмерна тяжести обвинения, личности обвиняемого и сложившейся следственной ситуации. В условиях, когда фактов нарушения меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении (которая в настоящее время отменена) установлено не было, оснований для установления запретов, связанных с передвижениями обвиняемого, также не имелось. Вместе с тем, с учетом характера инкриминируемого деяния, данных о личности обвиняемого, установление ему запретов на контакты с определенными лицами, использование средств связи, отправление и получение почтово-телеграфных соединений, является разумным и обоснованным, позволяющим минимизировать существующие риски совершения действий, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, в том числе незаконных контактов с участниками судопроизводства. Сторона защиты обоснованность применения данной меры пресечения также не оспаривает.

На основании изложенного руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Тверского районного суда г. Москвы от 21 апреля 2023 года, которым избрана меры пресечения в виде запрета определенных действий в отношении Р-ва И.С. оставить без изменения, апелляционное представление без удовлетворения.

Источник

Похожая практика: