Телефон
+7 (903) 280-70-70
Практика судов об уклонении от уплаты налогов - дела, документы, решения, защита, представительство » Статья 199 УК РФ » Не установлено, в чем заключалась подложность счетов-фактур и какие ложные сведения они содержали, поэтому приговор отменен. Апелляционное постановление Курского областного суда от 27.09.2023 № 22-1005/23

Не установлено, в чем заключалась подложность счетов-фактур и какие ложные сведения они содержали, поэтому приговор отменен. Апелляционное постановление Курского областного суда от 27.09.2023 № 22-1005/23

27 сентябрь 2023
48
Курский областной суд в составе председательствующей судьи – Бурундуковой С.И., при ведении протокола судебного заседания секретарем – Кошелевой В.А., с участием прокурора Шиханова Д.Н., осужденного С-ды И.Н., защитника – адвоката Гончукова П.С., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе с дополнениями защитника – адвоката Гончукова П.С. в интересах осужденного С-ды И.Н. на приговор Промышленного районного суда г.Курска от 29 мая2023 года, которым С-да Иван Николаевич, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, зарегистрированный и проживающий по адресу: <адрес>, женатый, с высшим образованием, работающий заместителем директора <данные изъяты> невоеннообязанный, не судимый, признан виновным и осужден по ч.1 ст.199 УК РФ к штрафу в размере 200 000 (двухсот тысяч) рублей в доход государства, в соответствии с п.«а» ч.1 ст.78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, осужденный освобожден от отбывания назначенного наказания в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Заслушав доклад судьи Курского областного суда Бурундуковой С.И., выступления осужденного С-ды И.Н., его защитника – адвоката Гончукова П.С., поддержавших доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора, возражавшего против ее удовлетворения, суд

У С Т А Н О В И Л :

По приговору суда С-да И.Н. признан виновным и осужден за уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговые декларации (расчеты) и иные документы, представление которых в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, в крупном размере, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

Директор <данные изъяты> С-да И.Н., обладающий в силу служебного положения организационно-распорядительными функциями, связанными с руководством трудовым коллективом, а так же административно-хозяйственными полномочиями по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах общества, достоверно зная о том, что его организация является плательщиком налога на добавленную стоимость (далее НДС), уклонился от уплаты налогов с организации, путем включения в налоговые декларации и иные документы заведомо ложных сведений в крупном размере за периоды с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ,  с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. с целью придания законности финансово-хозяйственным операциям и применения неправомерного вычета сумм НДС при исчислении его к уплате в бюджет, приискав подложную первичную финансово-хозяйственную документацию, а именно счета-фактуры ООО «Инкомстрой», ООО «Альтернатива», ООО «РВ-Строй», ООО «Электромонтажные технологии», ООО «Артстрой», ООО «Машснаб», ООО «Стройлидер», включив недостоверные сведения в составленные им налоговую декларацию по НДС, предоставленные в МИФНС России № 5 по Курской области, расположенную по адресу: <адрес> Тем самым С-да И.Н., занизил, не исчислил и не уплатил налог на добавленную стоимость в бюджетную систему РФ на общую сумму 17 135 419 рублей, которая за период в пределах трех финансовых лет подряд составляет более 15 миллионов рублей и, в соответствии с примечанием к ст. 199 УК РФ, образует крупный размер.

В судебном заседании С-да И.Н. виновным себя по предъявленному обвинению не признал.

В апелляционной жалобе, поданной в защиту интересов осужденного С-ды И.Н., и дополнениях к ней защитник – адвокат Гончуков П.С. просит отменить приговор суда как незаконный и необоснованный.

Ссылается на недоказанность вины и отсутствие в действиях осужденного состава преступления, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам и материалам уголовного дела, установленным и исследованным судом первой инстанции.

Полагает, что у органов следствия отсутствовал законный повод для возбуждения уголовного дела о налоговом преступлении, предусмотренном ч.1 ст.199 УК РФ, поскольку не имелось заключения, информации и решения налогового органа, вступившего в законную силу, о нарушении <данные изъяты> законодательства о налогах и сборах, а у суда не имелось законных оснований для рассмотрения данного уголовного дела по существу.

Считает, чтообвинительное заключение в отношении С-ды И.Н., составлено с нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку в нем не имеется сведений о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены С-дой И.Н., как запрещающие организации уменьшать налогооблагаемую базу по НДС путем применения налоговых вычетов, сведения о которых были внесены в налоговые декларации, нет данных о сроках уплаты конкретного налога, сбора, страхового взноса, каким образом был исчислен период для определения крупного или особо крупного размера для целей применения статей 198, 199, 199.1 УК РФ. Указывает, что данные нарушения не были устранены в ходе судебного следствия.

Отмечает, что предъявленное С-де И.Н. обвинение и вынесенный в отношении него приговор являются неконкретными и неточными: не установлено время и место совершения преступления (оно считается оконченным с момента неуплаты налогов); не раскрыты признаки объективной стороны преступления - не указано, при каких обстоятельствах он приискивал первичные документы, в какой момент он представлял ложные сведения - при подаче первичных деклараций и книг покупок, или при подаче в налоговый орган уточненных деклараций и книг покупок (кстати, по нескольку раз за налоговые периоды), какие именно он внес в них недостоверные сведения, какие именно суммы НДС были им указаны, как заведомо ложные, и в каких именно документах.

Полагает, что реальный размер обязательства по уплате налогов, подлежащего исполнению <данные изъяты> перед бюджетом за указанные в материалах дела налоговые периоды, от уплаты которого С-да И.Н. уклонился, и ущерба, причиненного в результате его уклонения от уплаты налогов, в ходе предварительного расследования не был установлен, а сумма не исчисленного и подлежащего уплате в бюджет НДС в размере 17 135 419 руб. является лишь «предполагаемой под условием».

Считает, что суд необоснованно расценил позицию С-ды И.Н. по предъявленному обвинению как способ защиты.

Также, по мнению автора жалобы, были необоснованно отклонены доводы стороны защиты о недоказанности невозможности исполнения «фиктивными контрагентами» сделок с ООО «САЭМ» и о необходимости признания недопустимым доказательством справки №8 об исследовании документов от 27.01.2022г., суд не дал надлежащую оценку доводам и доказательствам стороны защиты, приведенным и представленным суду в оправдание осужденного.

Полагает необоснованными выводы суда о том, что С-да И.Н. самостоятельно и умышленно «приискал» первичные бухгалтерские документы - счета-фактуры о взаимоотношениях между ООО «САЭМ» и контрагентами с целью включения в налоговые декларации и книги покупок заведомо ложных сведений о них, и подачу им этих документов налоговый орган. Отмечает, что выставленные контрагентами счета-фактуры были отражены в их книгах продаж и это свидетельствует о том, что С-да И.Н. не мог «самостоятельно приискать подложную первичную финансово-хозяйственную документацию», и что сведения о сделках с этими контрагентами, которые в ней содержатся, не являются «заведомо ложными».

Ссылаясь на показания свидетелей ФИО7 - бывшего руководителя ООО «Артстрой», ФИО8 - бывшего руководителя ООО «Стройлидер», Свидетель №4, Свидетель №3, Свидетель №6 и Свидетель №7, считает, что суд дал им в приговоре ненадлежащую оценку.

Приводя данные справки <данные изъяты> № от 03.03.2023г. о первичных и корректирующих налоговых декларациях по НДС, поданных в налоговый орган с приложением к ним соответствующих книг покупок и продаж, за отчетные налоговые периоды со 2-го квартала 2018 года по 3-й квартал 2019 года, считает необоснованным вывод суда о том, что С-да И.Н. внес недостоверные сведения именно в те декларации по НДС, что указаны в обвинительном заключении и в приговоре, поскольку он сделан без исследования и оценки всех - как первичных, так и уточненных деклараций по НДС, поданных <данные изъяты> за отчетные налоговые периоды со 2-го квартала 2018 года по 3-й квартал 2019 года.

Отмечает, что в обвинительном заключении и в приговоре суда также не отражены сведения о «книгах покупок» <данные изъяты> в которые, якобы, С-да И.Н. внес недостоверные сведения, не указано когда именно были поданы эти книги покупок в налоговый орган осужденным, первичными они являлись или уточненными.

Обращает внимание на то, что в приговоре суда не указано о том, какие нормы налогового законодательства были нарушены при применении <данные изъяты> права на уменьшение налогооблагаемой базы по НДС и на налоговые вычеты, нет доказательств, что в конкретные налоговые декларации и книги покупок за определенные периоды С-да И.Н. внес заведомо ложные сведения, содержащиеся в счетах-фактурах, о сделках <данные изъяты> с контрагентами, которые фактически для <данные изъяты> не поставляли товаров (материалов), не выполняли работ и не оказывали услуг.

Считает, что рапорты сотрудника полиции и следователя, как процессуальные документы, не содержат сведений, подтверждающих виновность С-ды И.Н. в совершении преступления, не имеют никакого доказательственного значения по делу, а являются служебными документами, которые могут служить только поводом к возбуждению уголовного дела.

Указывает, что в ходе расследования уголовного дела использовались результаты оперативно-розыскной деятельности не отвечающие требованиям, предъявляемым к доказательствам. Полагает, что все действия, осуществлявшиеся сотрудниками правоохранительных органов до возбуждения уголовного дела по факту уклонения руководством <данные изъяты> от уплаты налогов, проводились с нарушением закона о полиции, об оперативно-розыскной деятельности и уголовно-процессуального законодательства со стороны должностных лиц органа полиции, поскольку они не располагали доказательствами того, что <данные изъяты> незаконно (необоснованно) включило в налоговые декларации сведения о суммах НДС, подлежащих вычету, полученных им при приобретении товаров (работ, услуг) у контрагентов в указанный период времени, и о сумме не исчисленного и не уплаченного в бюджет НДС.

Выражает мнение о том, что справка № 8 от 27.01.2022 г. об исследовании документов <данные изъяты>, составленная специалистом-ревизором отделения по проведению документальных исследований УЭБиПК УМВД России по Курской области Свидетель №11, является недопустимым доказательством, поскольку Свидетель №11 к участию в уголовном деле в качестве специалиста или эксперта не привлекался, об уголовной ответственности за дачу заведомо ложной справки он не предупреждался, при допросе в качестве свидетеля указывал, что ответил на тот вопрос, который был поставлен, и исследовал только те документы, что ему были представлены и указаны в справке.

Также считает недопустимым доказательством заключение эксперта ФИО18 № 113/16-22/46/4/22-06 от 31.03.2022 г., поскольку при проведении судебной экспертизы по уголовному делу, на разрешение перед экспертом был поставлен вопрос, носящий условный характер, следовательно выводы эксперта являются предположением.

Отмечает, что суд, ссылаясь в приговоре на показания свидетелей Свидетель №1, Свидетель №12, Свидетель №6, Свидетель №9 и Свидетель №10, документы по делу, в том числе, на акт налоговой проверки и решение налогового органа о привлечении <данные изъяты> к налоговой ответственности, неверно их оценил, поскольку они не содержат сведений ни о факте, ни об обстоятельствах, при которых по версии следственного органа С-да И.Н. совершил инкриминируемое ему преступление, не подтверждают выводы суда о том, что контрагенты в действительности не выполняли для <данные изъяты> работ, не оказывали услуг, и не поставляли товаров (материалов), что сведения, указанные в счетах-фактурах, отраженные в налоговых декларациях по НДС и в книгах покупок о сделках с этими контрагентами, являлись ложными, что <данные изъяты> не имело права на уменьшение налогооблагаемой базы по НДС и на применение налоговых вычетов.

Кроме того, полагает, что судом неверно разрешен вопрос, касающийся ареста, наложенного на имущество ООО «САЭМ» по постановлению Ленинского районного суда <адрес> от 07.07.2022г. в виде 33-х единиц автотранспортных средств, поскольку на момент вынесения приговора арест отсутствовал и наложен не был.

В возражениях на апелляционную жалобу защитника Гончукова П.С старший помощник прокурора Сеймского административного округа г. Курска Абакумов А.С., ссылаясь на законность и обоснованность состоявшегося судебного решения, просит апелляционную жалобу оставить без удовлетворения ввиду несостоятельности изложенных в ней доводов.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным и обоснованным, постановленным в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса и основан на правильном применении уголовного закона.

Согласно ст. 14 ч. 4, ст. 302 и ч. 4 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, в частности, описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием подлежащих обязательному доказыванию в силу ч. 1 ст. 73 УПК РФ места, времени, способа совершения преступления и других значимых обстоятельств; доказательства, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Перечисленные требования закона предполагают полноту, ясность и четкость приговора; изложенные в нем выводы суда должны непосредственно следовать из установленных в его описательно-мотивировочной части обстоятельств дела и анализа исследованных доказательств, а мотивы, по которым суд отвергает те или иные доказательства и принимает решения по вопросам, подлежащим разрешению при постановлении приговора и перечисленным в ст. 299 УПК РФ, должны быть убедительными и исчерпывающими.

По данному уголовному делу эти требования судом не соблюдены.

При описании преступного деяния, признанного доказанным, суд указал, что С-да И.Н. приискал подложную первичную финансово-хозяйственную документацию -счета-фактуры ООО «Инкомстрой», ООО «Альтернатива», ООО «РВ-Строй», ООО «Электромонтажные технологии», ООО «Артстрой», ООО «Машснаб», ООО «Стройлидер», включив недостоверные сведения, содержащиеся в них, в составленные им налоговую декларацию по НДС, чем занизил сумму НДС.

Однако при описании преступного деяния, признанного доказанным, суд не указал, в чем заключается подложность счетов-фактур и какие ложные сведения они содержат.

Описательно-мотивировочная часть приговора также не содержит выводов суда о том, в чем заключается подложность счетов-фактур и какие ложные сведения они содержат.

Вместе с тем, из предъявленного органами предварительного расследования обвинения, изложенного в постановлении о привлечении С-ды И.Н. в качестве обвиняемого и обвинительном заключении следует, что С-да И.Н. приискал подложную первичную финансово-хозяйственную документацию, при этом описательно-мотивировочная часть приговора не содержит также сведений, том числе счета-фактуры ООО «Инкомстрой», ООО «Альтернатива», ООО «РВ-Строй», ООО «Электромонтажные технологии», ООО «Артстрой», ООО «Машснаб», ООО «Стройлидер», которые содержат заведомо ложные сведения об оказании, выполнении и приобретении вышеназванными организациями для <данные изъяты> товаров, работ и услуг, которые фактически для <данные изъяты> со стороны данных организаций не приобретались, не выполнялись и не оказывались.

При этом описательно-мотивировочная часть приговора не содержит мотивированных выводов о том, что указанные в счетах-фактурах, признанных судом подложными, товары, работы и услуги, вышеперечисленными организациями не приобретались, не выполнялись и не оказывались.

Кроме того, доводы С-ды И.Н. и его защитника о невиновности осужденного в совершении преступления судом не были проверены в полном объеме. Так, судом в обжалуемом приговоре не дана оценка доводам стороны защиты, что все указанные в счетах-фактурах работы были выполнены, а товары – поставлены, в том числе выполнены работы по выполнению СМР комплекса КП РАО на Курской АЭС, о чем свидетельствует сам построенный объект недвижимости.

Вместе с тем данные обстоятельства имеют существенное значение для установления наличия или отсутствия в действиях С-ды И.Н. состава преступления.

Кроме того, в силу положений частей 1 и 3 статьи 240 УПК РФ в судебном разбирательстве доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом Х настоящего кодекса, а приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Как усматривается из описательно-мотивировочной части приговора суд в обоснование своих выводов о виновности С-ды И.Н. в совершении преступления суд наряду с другими доказательствами положил имеющиеся в томе 2 книги продаж и покупок <данные изъяты>, содержащих сведения о счетах фактурах, т.е. обстоятельства, имеющие существенное значение для рассмотрения дела по существу и вынесения законного приговора.

Вместе с тем из протокола судебного заседания и аудипротокола судебного заседания следует, что названные выше доказательства в судебном заседании не исследовались.

Таким образом, выводы суда о виновности С-ды И.Н. в совершении преступления основаны на не исследованных в ходе судебного разбирательства, в условиях состязательного процесса по правилам, установленным ст. 87, 88 УПК РФ, доказательствах, что противоречит фундаментальным основам уголовного судопроизводства.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела в отношении С-ды И.Н. повлияли на законность принятого решения, решения вопроса об его виновности и невиновности, на правильность оценки доказательств, применения к нему уголовного закона, в связи с этим приговор подлежит отмене ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход дела, а уголовное дело - передаче на новое судебное разбирательство, в ходе которого следует надлежаще проверить обоснованность предъявленного обвинения и доводы стороны защиты, устранить допущенные существенные нарушения закона и принять законное, обоснованное и справедливое решение.

В связи с тем, что приговор отменяется ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, суд апелляционной инстанции не входит в обсуждение доводов апелляционной жалобы осужденного, поскольку они подлежат рассмотрению и оценке при новом рассмотрении уголовного дела

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.15, 389.20, 389.22, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

постановил:

Приговор Промышленного районного суда г. Курска от 29 мая 2023 г. в отношении С-ды Ивана Николаевича отменить.

Уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в Промышленный районный суд г. Курска, в ином составе суда.

Похожая практика: