Возвращение уголовных налоговых дел прокурору: некоторый обзор судебной практики

Статья 198 УК РФ / Статья 199 УК РФ / Статья 199.1 УК РФ / Статья 199.2 УК РФ 170
До 2002 года в «старом» УПК РСФСР имелся такой институт как возвращение уголовного дела для дополнительного следствия. Он был связан с тем, что целью уголовного преследования было установление истины по делу (сейчас - изобличение виновного). Для установления истины необходимо было исследовать все обстоятельства, касающиеся предмета расследования. Отсюда имелась статья 20 УПК – всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела. Если эти требования не соблюдались, то дело возвращалось на доследование (ст. 232 УПК РСФСР). 

Если обнаруживались существенные недостатки, то эта норма была своего рода лазейкой как для обвинения, так и для защиты. Нередко после доследования дело больше в суд не попадало. 

Сейчас истина по делу не нужна, для изобличения виновного суд оценивает достаточность доказательств. Если их мало, то может быть вынесен оправдательный приговор. Например, Санкт-Петербургский городской суд в апелляционном постановлении от 04.06.2019 № 22-2657/19 пришел к выводу, что неполнота предварительного следствия в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору, поэтому доводы о наличии в действиях более тяжкого обвинения не приняты. 

Возвращать дело прокурору можно только при нарушении каких-либо формальных требований. 

Согласно п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 № 1 «О применении судами норм УПК РФ» под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в ст.ст. 220, 225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта. В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого; когда обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем либо не утвержден прокурором; когда в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу, и др.

В обвинении должны быть изложены фамилия, имя и отчество обвиняемого; данные о его личности; существо обвинения, место и время совершения преступления; способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела; формулировка предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей ответственность за данное преступление; перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; данные о характере и размере вреда, причиненного преступлением (апелляционное постановление Краснодарского краевого суда от 25.04.2018 № 22-2431/18).

Формально возвращение дела прокурору по другим фактам практически невозможно – суд должен вынести решение: либо оправдать, либо обвинить.  

В связи с этим вся судебная практика возвращения уголовных дел, в том числе и налоговых, полностью зависит от усмотрения – при равных обстоятельствах одни апелляционные суды соглашаются с выводами районных судов, в других – нет. Четких критериев нет. Их и не может быть. Но по факту действует прежний институт оснований для этого – неполнота следствия. Или для «спасения» негодного дела. 

Имеются общие для всех уголовных дел основания для их возвращения прокурору и специфические, свойственные исключительно для налоговых уголовных дел. 

Для последних значимым является пункт 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 ноября 2019 года № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления»: «исходя из положений главы 34 УПК РФ, по поступившим уголовным делам о налоговых преступлениях судам следует проверять, содержатся ли в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении сведения о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым, сроки уплаты конкретного налога, сбора, страхового взноса, каким образом был исчислен период для определения крупного или особо крупного размера для целей применения статей 198, 199, 199.1 УК РФ». 

Другие особенности направления уголовных налоговых дел прокурору выработаны судебной практикой. Они связаны с оценкой всего спектра состава преступления (объективной и субъективной сторон), от времени, места, способа и других обстоятельств и до мотива поступков. Такая оценка, как уже сказано, полностью зависит от усмотрения. 

I. ОБЩИЕ ДЛЯ ВСЕХ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ИХ ВОЗВРАЩЕНИЯ ПРОКУРОРУ. 

Наиболее частыми причинами возникновения препятствий к рассмотрению уголовных дел являлись недостатки обвинительного заключения или обвинительного акта и их несоответствие требованиям статей 220 и 225 УПК РФ как по форме, так и по содержанию.

Например, к таким недостаткам относились:
- неполное или неточное изложение существа обвинения, не определено место совершения преступления, отсутствовали данные о времени совершения преступления в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении;
- наличие противоречий в данных о личности обвиняемого (например, обвинение предъявлено не тому лицу, так как личность не была установлена надлежащим образом);
- в обвинительном заключении не конкретизированы действия подсудимого, характеризующие объективную сторону преступления;
- органами предварительного расследования не в полной мере указаны обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу;
- отсутствовала диспозиция части статьи или не дано определение преступлению с указанием его признаков;
- предъявленное обвинение не соответствовало выводам заключения проведенной в ходе судебного следствия комиссионной судебно-медицинской экспертизы;
- в обвинительном заключении отсутствовали сведения об ущербе, причиненном потерпевшим;
- органами предварительного расследования не установлен круг потерпевших по уголовному делу.

Достаточно распространенными нарушениями норм УПК РФ, препятствующими рассмотрению дела по существу, также являлись различного рода нарушения прав обвиняемого на защиту:
- отсутствовал переведенный текст обвинительного заключения в материалах уголовного дела;
- перевод обвинительного заключения и постановления о привлечении в качестве обвиняемого не соответствовал родному языку обвиняемого;
- наличие в материалах дела неподписанного текста перевода обвинительного заключения;
- нарушение положений ст. 72 УПК РФ в случаях, когда адвокат являлся защитником двух обвиняемых по одному уголовному делу, интересы которых противоречили друг другу.

Исключительными случаями возвращения уголовных дел являлись следующие:
- обвинительное заключение было составлено неуполномоченным должностным лицом;
- обвинительное заключение не утверждено прокурором;
- при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УПК РФ, позволяющих усомниться в беспристрастности, руководитель следственного органа, являющийся родным братом свидетеля обвинения, не только не устранился от участия в производстве по уголовному делу, но и неоднократно продлевал срок предварительного следствия, а также согласовывал обвинительное заключение;
- в обвинительном заключении имелась ссылка на нарушение обвиняемым требований закона, утративших юридическую силу.

Приведенный вывод следует из Справки по результатам анализа возвращения судами Иркутской области уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ за период 2016 год – первое полугодие 2017 года).

И еще. Анализ Постановления Конституционного Суда РФ от 08 декабря 2003 года № 18-П и постановления Пленума ВС РФ от 05 марта 2004 года № 1 позволяет говорить о том, что возвращение уголовного дела прокурору не может быть связано с ухудшением положения обвиняемого, по сравнению с тем как оно имело место на момент поступления уголовного дела в суд (с изменением юридической или фактической стороны обвинения, размера гражданского иска и т.п.). См. например, апелляционное постановление Тверского областного суда от 27.04.2016 № 22-970/16, или наше дело (постановление Басманного районного суда г. Москвы от 05.12.2019 № 01-0276/2019). 

1.1. Сведения о личности обвиняемого, об организации. 

Московский городской суд в апелляционном постановлении от 25.11.2019 №10-22686/19 согласился с Хорошевским районным судом г. Москвы, что фактическое место жительства обвиняемого, что относится непосредственно к данным о личности обвиняемого, органами следствия на момент составления обвинительного заключения и направления уголовного дела в суд установлены не были. Указанные обстоятельства лишили возможности суд реально обеспечить явку в судебное заседание обвиняемого, а соответственно постановить приговор или принять иное решение на основе данного обвинительного заключения.

Такой же вывод сделан и Тульским областным судом в апелляционном постановлении от 20.11.2017 №22-2353/17: отсутствие в обвинительном заключении достоверного адреса проживания и нахождения обвиняемого является препятствием к рассмотрению уголовного дела, которое не может быть устранено в рамках судебного производства. В этой связи суд правильно принял решение о возвращении дела прокурору для устранения нарушений, допущенных при составлении обвинительного заключения. 

Неотражение в обвинении обстоятельств, связанных с переименованием налогоплательщика, повлекли возвращение уголовного дела по ст. 199 УК РФ прокурору (апелляционное постановление Московского городского суда от 24.07.2019 № 10-13981/19

В обвинительном заключении не указаны сведения о приказе о назначении на должность Генерального директора и нормы закона, возлагающие на него обязанность уплачивать налоги, что следует отнести к обстоятельствам, имеющим существенное значение для дела (апелляционное постановление Московского городского суда от 28.08.2018 № 10-14984/18).

Лицо было в установленном порядке избрано руководителем организации, однако в ЕГРЮЛ эти сведения своевременно не были внесены. Суд вернул дело прокурору, но апелляционная инстанция не посчитала этот факт существенным нарушением закона (апелляционное постановление Верховного Суда Республики Дагестан от 06.03.2019 №22-376/19). 

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении указаны разные номера ИНН/КПП общества, что повлекло возвращение дела прокурору (апелляционное постановление Московского городского суда от 03.10.2017 № 10-15913/17). 

В нарушении требований уголовно-процессуального законодательства в обвинительном заключении не указан адрес места нахождения юридического лица (апелляционное постановление Московского городского суда от 09.08.2017 № 10-13097/17).

В обвинительном заключении местонахождение организации, которое согласно обвинению было налоговым агентом, не указано, поэтому дело возвращено прокурору законно (апелляционное постановление Московского городского суда от 15.08.2016 № 10-12495/16). 

Неустановление и неуказание в обвинительном заключении реального места нахождения подсудимого препятствует рассмотрению дела, дело прокурору возвращено законно (апелляционное постановление Волгоградского областного суда от 14.08.2015 № 22-3094/15). 

1.2. Не указаны перечень доказательств, подтверждающих обвинение, доказательства, 
на которые ссылается сторона защиты, и краткое их содержание.

Одним из оснований для возвращения уголовного дела прокурору для Московского областного суда явилось неуказание перечня доказательств, подтверждающих обвинение, также доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и краткое их содержание. Из обвинительного заключения не следует, осмотрены ли следователем налоговые декларации, и какое отношение они имеют к предмету расследования (апелляционное постановление Московского городского суда от 10.10.2018 № 10-18080/18).

Следует согласиться с решением суда и в той части, что обвинительное заключение не содержит перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и краткое изложение их содержания, как того требует п.6 ч.1 ст. 220 УПК РФ (апелляционное постановление Московского городского суда от 28.08.2018 № 10-14984/18).  

По выводам апелляционного постановления Новгородского областного суда от 16.10.2018 № 22-1368/18 обвинительное заключение в соответствии с п.5 ч.1 ст.220 УПК РФ должно включать в себя, в частности, перечень доказательств, подтверждающих обвинение. Перечень доказательств, подтверждающих обвинение, включает не только ссылку на источники доказательств в обвинительном заключении, но и приведение краткого содержания самих доказательств, поскольку в силу ч.1 ст.74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, в порядке определенном Уголовно-процессуальным кодексом РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу.
На необходимость применения п.5 ч.1 ст.220 УПК РФ во взаимосвязи с ч.1 ст.74 УПК РФ указал и Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении от 15 ноября 2007 года N 764-О-О. Вопреки этому в обвинительном заключении договоры о реализации лома цветных металлов не включены в перечень доказательств, подтверждающих обвинение и отсутствует их краткое содержание. Обвинительный приговор отмен, дело направлено прокурору.

Содержание приложений к показаниям свидетелей не раскрыто, в качестве доказательств документы, приобщенные к протоколам допросов, не отражены. Хотя по смыслу закона, в обвинительном заключении следователь обязан сослаться не только на источник доказательства, как это имеет место по настоящему уголовному делу, но и привести сами сведения, составляющие их содержание как доказательств. 
В ряде перечисленных в обвинительном заключении платежных поручений, на основании которых как указывают органы предварительного следствия, произведена оплата кредиторам общества на общую сумму 40 203 094,9 рублей, содержатся противоречия с имеющимися в деле документами. При этом в перечне доказательств, содержащихся в обвинительном заключении, обосновывающие доводы следствия и в данной части доказательства отсутствуют.
Ссылки на протокол допроса представителя потерпевшего в обвинительном заключении не имеется. При этом следователем отражено, что в деле отсутствуют данные о гражданском истце. Однако на предварительном следствии представителем потерпевшего был заявлен иск по уголовному делу, представитель потерпевшего признан гражданским истцом. Сведения о привлечении гражданского ответчика по данному иску в обвинительном заключении также отсутствуют. Это выводы апелляционного постановления Ленинградского областного суда от 27.10.2017 № 22-2507/17

В нарушение требований п.6 ч.1 ст.220 УПК РФ, следователь не привел в обвинительном заключении перечисленные обвиняемым доказательства – документы и сведения, на которые он ссылается в показаниях как на доказательства своей невинности, не сопоставил их с другими доказательствами по делу, не дал им оценку в соответствии с требованиями ст.87 УПК РФ, что свидетельствует о допущенном в ходе предварительного расследования по делу нарушении права обвиняемого на защиту. Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона при составлении обвинительного заключения суд, вопреки доводам апелляционного представления, обоснованно признал существенными и препятствующими для принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения, а также неустранимыми в судебном заседании, поскольку истребование сведений, составляющих государственную тайну, в силу п.3 ч.3. ст.31 УПК РФ повлечет передачу уголовного дела по подсудности (апелляционное постановление Брянского областного суда от 11.01.2017 № 22-29/17). 

1.3. Возбуждение уголовного дела. Ознакомление с материалами дела.

Основанием для возвращения дела прокурору, как указано в постановлении суда, послужило то, что уголовное дело в отношении обвиняемого по вмененному ему преступлению в отношении последнего не возбуждалось, в материалах уголовного дела имеется постановление о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ от 30 июня 2016 года, однако данное постановление вынесено органом предварительного расследования не в отношении обвиняемого, а по факту, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, невосполнимым в ходе судебного заседания (апелляционное постановление Московского городского суда от 19.09.2018 № 10-16422/18). 

При ознакомлении с материалами уголовного дела обвиняемым заявлено ходатайство об ознакомлении с материалами налоговой проверки, документы которой были осмотрены следователем, о чём составлен протокол, в удовлетворении которого следователем было отказано на том основании, что в деле есть протокол осмотра этих документов, а срок ознакомления с материалами дела, установленный судом, уже истёк. Аналогичное ходатайство заявлялось при рассмотрении дела судом первой инстанции и председательствующим судьёй по делу, оно также было отклонено, с мотивировкой, что обвиняемый и защитник ни лишены возможности самостоятельно обратится к следователю с такого рода просьбой. Приведённые обстоятельства свидетельствуют о существенном нарушении требований уголовно-процессуального закона, выразившиеся в нарушении права на защиту, что, по мнению судебной коллегии, повлияло на постановление законного и обоснованного приговора и является основанием для его отмены. Дело возвращено прокурору. Такой вывод сделан в апелляционном определении Московского городского суда от 19.08.2019 № 10-13589/19

У следствия не было оснований для возбуждения уголовного дела, поскольку на момент возбуждения со времени совершения деяния по ч. 2 ст.198 УК РФ прошло более 5 лет. Приговор отменен, дело возвращено прокурору (апелляционное постановление Приморского краевого суда от 31.07.2017 № 22-3718/17).

II. СВОЙСТВЕННЫЕ ТОЛЬКО ДЛЯ НАЛОГОВЫХ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ИХ ВОЗВРАЩЕНИЯ ПРОКУРОРУ. 

2.1. Не указаны нарушенные конкретные нормы законодательства о налогах и сборах, 
действовавшего на момент совершения преступления.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и составленном на его основе обвинительном заключении не приведены конкретные нормы законодательства о налогах и сборах, действовавших на момент совершения преступления, которые были нарушены. (апелляционное постановление Московского городского суда от 19.09.2018 № 10-16422/18). 

Не содержатся данные о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшие на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым; отсутствуют данные, указывающие на наличие прямого умысла на совершение вменяемого ему преступления, что лишает суд возможности рассмотреть уголовное дело по существу и вынести законное и обоснованное решение (апелляционное постановление Московского городского суда от 16.05.2018 № 10-8063/18). 

Из апелляционного постановления Оренбургского областного суда от 04.04.2018 № 22-837/18 следует, что имеющееся в обвинительном заключении указание о том, что порядок, условия и сроки уплаты налогов в РФ, в том числе и НДС, установлены нормативными положениями Налогового кодекса РФ (части первая и вторая) от 31 июля 1998 года № 146-ФЗ, 5 августа 2000 года № 117-ФЗ, перечисление содержания ст.ст. 3, 8, 13, 23, 163, 164, 169, 171, 174 Налогового кодекса РФ не свидетельствует о том, что именно эти или иные норма законодательства о налогах и сборах нарушил обвиняемый. Диспозиция ст. 199 УК РФ носит бланкетный характер, а поэтому предъявленное по таким делам обвинение и обвинительное заключение должно опираться на нормы налогового законодательства РФ, устанавливающего сроки начисления и периоды уплаты налога, которые могут не совпадать, что также не указано в обвинительном заключении. Решение районного суда о возвращении дела прокурору законно.

В апелляционном постановлении Орловского областного суда от 12.12.2018 № 22-1396/18 сделан вывод, что конкретные нормы законодательства о налогах, предусмотренные частью второй Налогового кодекса РФ по каждому налогу, а также сроки уплаты каждого конкретного налога, нарушенные обвиняемым, судом и следствием не указаны.

Ивановский областной суд пришел к выводу, что в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении должны быть отражены данные о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым, а также сроки уплаты конкретного налога и (или) сбора (п.20 и п.25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 года N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления») (апелляционное постановление от 21.08.2018 № 22-1192/18). 

Суд обоснованно посчитал ссылку на ч. 1 ст. 23 Налогового кодекса Российской Федерации несостоятельной в контексте требований ч.2 ст. 171 и ч.1 ст. 220 УПК РФ, так как, ст. 21 НК РФ является общей нормой, устанавливающей обязанность налогоплательщика платить налоги, но не специальной (апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 07.09.2017 № 22-4925/17). 

2.2. Объективная сторона.

2.2.1. Время совершения налогового преступления.  

По делам об уклонении от уплаты налогов срок представления налоговой декларации и сроки уплаты налога могут не совпадать, в обвинительном заключении следует указывать момент окончания преступления, которым следует считать фактическую неуплату налогов в срок, установленный налоговым законодательством. Не указано, в какой именно период и в какой сумме не был уплачен налог на НДС за 4 квартал 2014 года. Неуказание в обвинительном заключении даты совершения преступления нарушает право обвиняемой на защиту, препятствует постановлению по делу приговора или вынесению иного решения по делу и является основанием для возвращения уголовного дела прокурору. Так рассудил Калужский областной суд в апелляционном постановлении от 20.11.2018 № 22-1517/18 по делу по ст. 198 УК РФ

В обвинительном заключении, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, не установлено время совершения преступления, что в данных документах органа предварительного следствия указано время представления в налоговый орган деклараций за каждый налоговый период (квартал) с 2012 по 2014 года, тогда как по смыслу закона моментом окончания преступления – уклонения от уплаты налогов и (или) сборов, следует считать фактическую неуплату налогов (сборов) в срок, установленный налоговым законодательством. Представление в налоговые органы, содержащей заведомо ложные сведения, налоговой декларации, когда это является способом уклонения от уплаты налогов и имеет целью неисполнение обязанности полностью уплатить налог, как оконченное преступление ещё не расценивается. Апелляция согласилась с этим выводом районного суда о возвращении дела прокурору (апелляционное постановление Московского городского суда от 27.02.2019 № 10-3105/19). 

Апелляционное постановление Московского городского суда от 27.01.2020 № 10-1367/20 имеет вывод о наличии противоречия в части периода, в котором имело место уменьшение суммы налога на добавленную стоимость, подлежащей исчислению к уплате в бюджет, а также в части определения доли указанных неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов вмененный период от подлежащих уплате сумм налогов. Возражения прокурора о том, что временной период, указанный в обвинительном заключении, указан более широко, чем в заключениях экспертов, без изменения суммы, подлежащей уплате в бюджет и о технической ошибке при указании процентов не приняты.

В обвинении срок уплаты налога не определен, поэтому дело возвращено прокурору (апелляционное постановление Тюменского областного суда от 27.11.2018 № 22-2585/18). 

Московский городской суд также установил, что срок представления налоговой декларации и сроки уплаты налога (сбора) могут не совпадать, моментом окончания преступления, предусмотренного статьей 199 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов (сборов) в срок, установленный налоговым законодательством. Уголовным законодательством также регламентирован порядок исчисления суммы неуплаченных налогов (сборов), образующей крупный размер. Дело возвращено прокурору обоснованно. (апелляционное постановление от 25.09.2018 № 10-16505/18). 

В апелляционном определении Курского областного суда от 20.09.2018 № 22-1052/18 установлено, что органы следствия обязаны были установить точный порядок и установление дат уплаты налогов. Порядок и сроки уплаты налогов определены ч.1 ст. 174 НК РФ, которая в разные периоды, инкриминируемые обвиняемому, имела разную редакцию. Так, в соответствии с ч.1 ст. 174 НК РФ: уплата налога производится по итогам каждого налогового периода равными долями: не позднее 20-го числа каждого из трех месяцев, следующего за истекшим налоговым периодом (в ред. ФЗ от 29.12.2000 г № 166-ФЗ, от 13.10.2008 г. № 172-ФЗ); не позднее 25-го числа каждого из трех месяцев, следующего за истекшим налоговым периодом (в ред. ФЗ от 29.11.2014 г. №382-ФЗ). Приговор был отменен, а дело направлено прокурору.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении следователем не указаны обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, а именно сроки и суммы уплаты конкретного налога – денежных средств за каждый налоговый период, исходя из которых должна быть установлена общая сумма, подлежащая уплате в бюджет, при этом в обвинительном заключении отсутствуют какие-либо сведения о гражданском истце и гражданском ответчике. Кроме этого, в томах уголовного дела, поступившего в суд, содержатся копии незаверенных документов, факт получения которых в ходе предварительного расследования никаким образом не подтвержден, ссылки на указанные тома дела, как на доказательства в обвинительном заключении отсутствуют, что лишает суд возможности произвести их оценку с точки зрения относимости и допустимости. Вышеуказанные нарушения препятствуют рассмотрению уголовного дела по существу, исключают возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения (апелляционное постановление Московского городского суда от 19.09.2018 № 10-16422/18). 

Доводы апелляционного представления о том, что в тексте обвинительного заключения указано, что преступление совершено в период времени с 01.01.2013 по 31.12.2014, несостоятельны, поскольку из обвинительного заключения следует лишь, что обвиняемый являлся в указанный период директором предприятия, а даты включения им заведомо ложных сведений в налоговые декларации обвинительное заключение не содержит, как не содержит и указания на место совершения указанных действий (апелляционное постановление Верховного Суда Республики Дагестан от 10.07.2018 № 22-1080/18).

Из апелляционного постановления Оренбургского областного суда от 04.04.2018 № 22-837/18 следует, что диспозиция ст. 199 УК РФ носит бланкетный характер, а поэтому предъявленное по таким делам обвинение и обвинительное заключение должно опираться на нормы налогового законодательства РФ, устанавливающего сроки начисления и периоды уплаты налога, которые могут не совпадать, что не указано в обвинительном заключении.

Обвинительное заключение по ст. 199.1 УК РФ не содержат сведений о сроках уплаты конкретного налога, его размере. Указанное обстоятельство делает невозможным определить, когда возникла обязанность по перечислению налога в соответствующий бюджет, в крупном размере (время юридического окончания преступления) и когда фактически преступление было окончено (апелляционное постановление Новгородского областного суда от 10.10.2017 № 22-1347/17).

Ни один из эпизодов обвинения в совершении продолжаемого преступления не содержит указания на сроки уплаты конкретного налога. Судом правильно указано, что отсутствие в обвинительном заключении сведений о сроках уплаты налога, в неуплате которого обвиняется подсудимый, с учетом того, что преступление, предусмотренное ч.1 ст.199 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести, также лишает суд обязанности дать оценку с точки зрения истечения сроков привлечения к уголовной ответственности (апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 07.09.2017 № 22-4925/17). 

Не изложены подлежащие доказыванию обстоятельства, в частности, касающиеся времени совершения преступления, не указано, со ссылкой на НК РФ, когда должны быть уплачены налоги. При определении суммы неуплаченных налогов и сборов, и также подлежащих уплате налогов и сборов, должен приниматься в расчет один и тот же временной период, в пределах трех финансовых лет подряд, что также не соблюдено по данному уголовному делу. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении не указаны конкретные нормы законодательства о налогах и сборах, нарушенные обвиняемым, действовавшего на момент совершения преступления (апелляционное постановление Пермского краевого суда от 08.07.2015 № 22-4153/15). 

Дата подачи налоговой декларации не являются временем совершения преступления, не совпадает со сроком уплаты налога (апелляционное постановление Московского областного суда от 13.01.2015).

2.2.2. Место совершения налогового преступления. 

Из Обзора апелляционной и кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда за 1 полугодие 2019 года усматривается: суд посчитал, что в обвинительном заключении, а также в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не отражено время и место совершения объективной стороны деяния в виде включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений, а лишь имеется указание на место предоставления таких сведений уже после включения их в налоговые декларации в ИФНС. Но по выводам апелляционной инстанции действия оканчиваются представлением виновным лицом налоговой декларации, содержащей ложные сведения, поэтому местом совершения преступлений, предусмотренных ст. 198 - 199.1 УК РФ, является инспекция ФНС России, в которой зарегистрирован налогоплательщик и куда были внесены налоговые документы. Возвращение дела прокурору отменено. 

Местом совершения преступления по ст.199.1 УК РФ является фактическое место работы налогового агента, неуказание которого повлекло возвращение дела прокурору (апелляционное постановление Орловского областного суда от 19.01.2016 № 22-44/16). 

Местом совершения преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, является место постановки организации на налоговый учет, поэтому дело прокурору возвращено неверно (апелляционное определение Архангельского областного суда от 02.02.2015 № 22-259/15). 

2.2.3. Способ совершения преступления. Взаимоотношения с контрагентами.

Курский областной суд в апелляционном постановлении от 06.08.2019 № 22-1036/2019 по делу по ст. 198 УК РФ пришел к выводу, что не могут являться основанием для возвращения уголовного дела прокурору выводы суда о том, что в обвинительном заключении органом следствия не приведены конкретные наименования лиц, которым обвиняемый оказывал услуги, у которых приобретал строительные и иные производственные материалы без составления первичных финансово-хозяйственных документов, и основания, по которым эти лица не являлись плательщиками НДС, поскольку в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении описаны конкретные действия. Постановление о возвращении уголовного дела прокурору отменено. 

Примерно такой же вывод и в апелляционном постановлении Московского областного суда от 27.06.2019 № 22-4114/19: отсутствие указания в фабуле обвинения сумм денежных средств, перечисленных в адрес каждой организации за каждый конкретный налоговый период либо общей суммы перечисленных денежных средств в адрес каждого юридического лица, не является нарушением ст.ст. 73, 171 УПК РФ. Возвращение дела прокурору отменено. 

А Московский городской суд иного мнения: неуказание суммы перечисленных денежных средств в адрес каждой организации, исходя из которых подлежат уплате налоги, лишает возможности защищаться от обвинения. Дело направлено прокурору законно (апелляционное постановление от 10.12.2018 № 10-21622/18). 

В обвинении не указано - какие именно ложные сведения внесены в налоговые декларации, поэтому дело возвращено прокурору (апелляционное постановление Тюменского областного суда от 27.11.2018 № 22-2585/18). 

В нарушение ст.ст. 171, 220 УПК РФ в обвинительном заключении не указаны суммы денежных средств, которые были перечислены контрагентам за каждый налоговый период, либо общая сумма перечисленных денежных средств, исходя из которых установлена подлежащая уплате в бюджет сумма (апелляционное постановление Московского городского суда от 07.11.2018 № 10-19942/18).  

Не приняты во внимание доводы, изложенные в ходатайстве стороны защиты о проведении по делу судебно-бухгалтерской экспертизы в целях правильного установления способа совершения преступления («налоговой оптимизации» и вывода денежных средств через структурные подразделения холдинга) (апелляционное постановление Московского городского суда от 10.10.2018 № 10-18080/18). 

По одному делу по ст. 199 УК РФ мы, защитники, утверждали, что в нарушении требований закона в обвинительном заключении не указан способ уклонения от уплаты налогов; в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого отсутствует однозначный вывод о конкретной сумме неуплаченных налогов и доля неуплаченных налогов; не в полном объёме указаны в обвинительном заключении и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого сведения о сроках уплаты каждого конкретного налога и период возникновения задолженности по налогам из вменяемых в общей массе налогов; не содержатся данные о том, какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшие на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым; отсутствуют данные, указывающие на наличие прямого умысла на совершение вменяемого ему преступления, что лишает суд возможности рассмотреть уголовное дело по существу и вынести законное и обоснованное решение.  Суд согласился и пришел к выводу, что эти нарушения создают неопределенность в сформулированном органом следствия обвинении, нарушают право на защиту, поскольку лишают его возможности определить объём обвинения, от которого он вправе защищаться, являются существенными и неустранимыми в ходе судебного разбирательства (апелляционное постановление Московского городского суда от 16.05.2018 № 10-8063/18). 

Басманный районный суд г. Москвы, второй раз возвращая это дело прокурору, опять указал на необходимость определения действительных налоговых обязательств, определив незаконное увеличение суммы обвинения. Были подтверждены также прежние неустраненные нарушения (постановление от 05.12.2019 № 01-0276/2019)

Из апелляционного постановления Оренбургского областного суда от 04.04.2018 № 22-837/18 следует, что органы предварительного расследования не указали суммы денежных средств, которые перечислены налогоплательщиком за каждый налоговый период и отдельно в каждую организацию-контрагенту.

Из описания преступного деяния по ч.1 ст. 199 УК РФ в приговоре следует, что обвиняемый уклонился от уплаты в бюджет налога путем представления в налоговый орган налоговых деклараций, содержащих заведомо ложные сведения о налоговых вычетах по НДС, уменьшив суммы исчисленных и уплаченных НДС, а также путем представления налоговых деклараций по налогу на прибыль с неправомерно включенными в данные налоговые декларации сведениями о полученных доходах и понесенных расходах, уменьшив суммы исчисленных и уплаченных налогов на прибыль. Таким образом, способом совершения преступления является включение в налоговую декларацию, заведомо ложных сведений. Аналогичное описание преступного деяния содержится в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении. Вместе с тем, действия органом предварительного следствия и судом были квалифицированы по ч.1 ст. 199 УК РФ как уклонение от уплаты налогов, сборов и организации путем непредставления налоговой декларации (расчета) или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, в крупном размере. В данном случае изменение обвинения в ходе судебного разбирательства с изменением признака преступления, который не инкриминировался обвиняемому, невозможно, поскольку нарушает право на защиту осужденного (апелляционное постановление Тюменского областного суда от 26.10.2017 № 22-2363/17).

Органы следствия не указали суммы денежных средств перечисленных в адрес контрагентов за каждый налоговый период, либо общую сумму перечисленных денежных средств, исходя из которых установлена подлежащая уплате в бюджет сумма (апелляционное постановление Московского городского суда от 09.08.2017 № 10-13097/17).

2.2.4. Экспертиза. Размер ущерба, процентное соотношение. Специалист.

Московский городской суд в апелляционном определении от 20.11.2019 № 10-21045/19 выявил, что проведенная следствием экспертиза показала меньшую сумму налогов, чем это установлено инспекцией, которая просила отменить приговор и возвратить дело прокурору, но суд с этим не согласился.

Специалисты Главного управления криминалистики Следственного комитета Российской Федерации не могут участвовать в экспертных исследованиях в качестве негосударственных экспертов, поскольку в силу ст.12.1, 12.2 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 272-ФЗ «О противодействии коррупции», наряду со служебными обязанностями сотрудники СК России могут осуществлять только преподавательскую, научную и иную творческую деятельность. Дело прокурору возвращено обоснованно (апелляционное постановление Московского городского суда от 03.06.2019 № 10-9706/19). 

Такой же подход и в апелляционном постановлении Московского городского суда от 20.03.2019 № 10-5088/19: согласно ст. 70 УПК РФ эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей. Стороной обвинения, в соответствии со ст. 5 УПК РФ, является руководитель следственного органа – Председатель СК РФ, а также подчиненные ему руководители, в том числе руководители Главного управления криминалистики СК РФ, управлений и отделов, входящих в его структуру, заместители перечисленных руководителей следственных подразделений, обладающие процессуальными полномочиями в отношении следователей СК РФ, Данное управление является структурным подразделением центрального аппарата СК. При этом следователи СК РФ с сотрудниками указанного Главного управления находятся в отношениях служебной и процессуальной соподчиненности и взаимосвязи. Следовательно, размер сокрытых налогов не определен и не конкретизирован, то есть не раскрыта диспозиция ст. 199 ч. 2 п. «б» УК РФ. Апелляция согласилась с решением районного суда о возвращении дела прокурору.

А вот по выводам апелляционного постановления Московского областного суда от 26.09.2019 №22-6564/19 наличие заключения экспертизы, выполненного в системе СК РФ, не является основанием для возвращения дела прокурору, поскольку недостаток может быть устранен в суде. Надо уточнить, что, принимая решение возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, суд мотивировал его только незаконностью проведенной экспертизы. Суд фактически указывает на недопустимость данного доказательства, но соответствующее решение в порядке ст. 88 УПК РФ не принимает. Само по себе признание того или иного доказательства недопустимым не препятствует рассмотрению уголовного дела судом и не обуславливает необходимость его возвращения прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.
Кроме того, сумма неуплаченного установлена не только по результатам проведенной выше экспертизы, а комплексом всех имеющихся доказательств в уголовном деле, достоверность, допустимость и относимость которых должна быть установлена приговором суда или иным окончательным судебным решением. Противоречия в сумме неуплаченного подсудимым налога, указанные судом в своем решении, могут быть устранены в судебном заседании без возвращения уголовного дела прокурору, в том числе по результатам судебного следствия путем корректировки прокурором объема обвинения в сторону его уменьшения.

В апелляционном постановлении Московского городского суда от 05.09.2019 № 10-17524/19 указывается, что сумма неуплаченных налогов не установлена, поскольку экспертиза по делу не проводилась, а справка УЭБиПК МВД России не может быть надлежащим доказательством.

Из текста предъявленного обвинения не следует, каким образом органами следствия был определен особо крупный размер, поскольку ссылок на проведение в ходе предварительного следствия соответствующей судебно-экономической экспертизы предъявленное обвинение не содержит; в обвинительном заключении и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого отсутствует однозначный вывод о конкретной сумме неуплаченных налогов; не в полном объеме указаны сведения о сроках уплаты каждого конкретного налога и период возникновения задолженности из вменяемых в общей массе налогов; не указан потерпевший; в материалах дела отсутствует надлежащее заключение экономической экспертизы; а заключение, на которое ссылается обвинение, не соответствует требованиям Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» № 73-ФЗ; подписи экспертов в заключении не удостоверены печатью учреждения, следователь самостоятельно поручил производство экспертизы конкретному  сотруднику отдела судебно-экономических исследований управления организации экспертно-криминалистической деятельности Главного управления криминалистики Следственного комитета РФ. Таким образом, суд пришел к выводу, что орган предварительного следствия не смог установить размер вреда, причиненного преступлением; размер налогов, от уплаты которого уклонился, не определен и не конкретизирован (апелляционное постановление Московского городского суда от 07.02.2019 № 10-1924\2019). 

Из апелляционного постановления Московского городского суда от 17.12.2018 № 10-22745/18 следует, что процентное соотношение доли налогов (налога на добавленную стоимость и налога на прибыль организации), неуплаченных в бюджет за период с 01.01.2011 по 31.12.2013, к общей сумме налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, подлежащих уплате, экспертом не установлено ввиду отсутствия в материалах дела документов из государственных фондов, являвшихся администраторами страховых взносов, подлежащих уплате организациями, в период 2011-2013 г.г.   
Суд первой инстанции обоснованно указал в постановлении о возвращении дела прокурору, что исходя из содержания предъявленного обвинения и отсутствия в обвинении указания на иную редакцию уголовного закона, действия подсудимого квалифицированы органом предварительного следствия в соответствии с действующим в настоящее время уголовным законом, поскольку в связи с принятием Федеральных законов от 03 июля 2016 г. № 325-ФЗ и 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ введена в действие новая редакция примечания к ст. 199 УК РФ, в соответствии с которой, по сравнению с предыдущей редакцией, действовавшей на момент совершения инкриминируемого деяния, был увеличен размер налогов и сборов, за неуплату которых наступает уголовная ответственность, путем увеличения суммы неуплаченных налогов в денежном выражении, в процентном соотношении к сумме всех подлежащих уплате платежей в совокупности, а также путем включения в сумму, от которой подлежит исчислению доля неуплаченных налогов, помимо ранее включенных в нее налогов и сборов - страховых взносов, что соответственно увеличивает и процент от указанной суммы.   

Обвинение содержит противоречие в размере доли неуплаченных налогов, который указан одновременно как 90,27 %  и  как 76,52 % (апелляционное постановление Московского городского суда от 07.11.2018 №10-19942/18). 

Не приняты во внимание доводы, изложенные в ходатайстве стороны защиты о проведении по делу судебно-бухгалтерской экспертизы в целях правильного установления способа совершения преступления («налоговой оптимизации» и вывода денежных средств через структурные подразделения холдинга). Кроме того, в обвинительном заключении и предъявленном обвинении указана сумма неуплаченных в бюджет налогов в особо крупном размере лишь за два финансовых года, а не за три финансовых года, что свидетельствует о неопределенности и неконкретизации предъявленного обвинения, поскольку эти сведения подлежат доказыванию при расследовании уголовного дела (апелляционное постановление Московского городского суда от 10.10.2018 №10-18080/18). 

Московский городской суд установил, что органами следствия не установлена сумма дохода, подлежащего налогообложению, и размер ущерба, причиненного бюджетной системе РФ, в полном объеме; не установлены и не включены в описание преступного деяния размер подлежащих уплате страховых взносов, размер пени, штрафов, подлежащих уплате в бюджет РФ. Не установлено время совершения преступления, не указано, в какой момент обвиняемый представлял ложные сведения, какие именно сведения он внес в накопительные регистры, за какой период, какие именно затраты и в каком размере были им указаны и в каких документах. Между тем указанные обстоятельства имеют существенное значение для разрешения дела по существу, т.к. влияют на определение срока давности привлечения к уголовной ответственности. Кроме того, суд пришел к выводу о нарушении действующего законодательства при назначении и проведении судебной экономической экспертизы. Дело возвращено прокурору обоснованно. (апелляционное постановление от 25.09.2018 № 10-16505/18).  

В апелляционном определении Курского областного суда от 20.09.2018 №22-1052/18 установлено, что ссылка в приговоре на заключение проведенных по делу налоговых экспертиз, выводы которых, в том числе, содержат предположительные выводы, как на одно из доказательств по делу, недопустима, не указано у автора заключения аттестации по специальности 14.1 «Налоговая экспертиза», что не позволяло уяснить правомерность поручения выполнения налоговой экспертизы конкретному сотруднику экспертного учреждения. Не был поставлен вопрос об определении доли, а выяснялся лишь вопрос о процентном соотношении не исчислено и подлежащего уплате НДС за период 2012-2014 г. по отношению к общей сумме налогов и страховых взносов, подлежащих уплате организацией за тот же период времени. На этом основании приговор был отменен, а дело направлено прокурору.

Из апелляционного постановления Московского городского суда от 10.09.2018 №10-15399/18 видно, что согласившись с выводами налогового органа о необходимости квалифицировать действия налогоплательщика как туроператора, орган следствия принял без дополнительной проверки установленные налоговым органом фактические обстоятельства, без учета понесенных расходов, в отсутствие первичных документов, подтверждающих перевод денежных средств на счета иностранных компаний за фактически оказанные услуги на территории иностранных государств, что лишает возможности защищаться от предъявленного обвинения.

По выводам апелляционного постановления Московского городского суда от 20.08.2018 № 10-14494/18 в обвинительном заключении отсутствует расчет ущерба, не приведены расчет доли неуплаченных налогов, сведения о периоде начисления, в частности, не указан конкретный период трех финансовых лет подряд, нет данных о начисленных и оплаченных организацией налогах в пределах трех финансовых лет подряд. Обвинительное заключение не содержит сведений о полученных налогоплательщиком доходах, какие именно суммы налогов на прибыль и на добавленную стоимость данная организация должна была уплатить в бюджет и, какие суммы налогов уплатило, каким образом образовалась вменяемая сумма неуплаченных налогов. Согласно требованиям закона, крупный или особо крупный размер неуплаченных налогов и (или) сборов, определяемый согласно примечаниям к ст.199 УК РФ, то есть за период в пределах трех финансовых лет подряд, является обязательным признаком названного состава преступления. Однако, в обвинительном заключении приведена сумма неуплаченных налогов только за два финансовых года.

Апелляционным определением Московского городского суда от 19.06.2018 №10-9409/18 установлено, что имея в уголовном деле два Отчета об оценке, содержащих значительно не совпадающие друг с другом сведения о рыночной стоимости недвижимого имущества, проданного организацией, суд первой инстанции вопреки требованиям закона указанные противоречия в приговоре не устранил, не дал обоим Отчетам какую-либо оценку и не указал мотивы, почему он принимает один Отчет и отвергает другой. Таким образом, размер налогов судом не определен и не конкретизирован. То есть диспозиция части 2 ст. 199 УК РФ не раскрыта, что имеет существенное значение для разрешения данного уголовного дела по существу. Приговор отменен, дело направлено в районный суд, который направил его прокурору.

Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 05.04.2018 №22-1859/18 содержит выводы, что, как правильно указал суд первой инстанции, по делу размер ущерба, причиненного преступлением, бесспорно не установлен. В материалах дела отсутствует заключение судебно-экономической (бухгалтерской, финансово-экономической) экспертизы, проведение которой - в соответствии с криминалистической методикой расследования налоговых преступлений - обязательно по данной категории уголовных дел. При этом, по смыслу закона специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза, что и требуется по данному делу.

Из апелляционного постановления Оренбургского областного суда от 04.04.2018 №22-837/18  следует, что указанный в обвинительном заключении размер неуплаченного налога «не менее *** рубля» носит предположительный характер и является некорректным для обвинительного заключения, так как нарушает право на защиту от предъявленного обвинения. Решение вопроса о сумме неуплаченного налога является обязательным при квалификации действий виновного по ст. 199 УК РФ. Однако, составленное обвинительное заключение по уголовному делу свидетельствует, что размер налога, сокрытого от уплаты, бесспорно не установлен. 

Не установлена точная сумма причиненного ущерба. Выводы трех специалистов свидетельствуют о различной сумме задолженности по НДФЛ. Не раскрыты объективная и субъективная стороны преступления, а именно: какие конкретно нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняемым, а также сроки уплаты конкретного налога, не указан период возникновения задолженности (апелляционное постановление Приморского краевого суда от 10.12.2019 №22-5052/19). 

В апелляционном постановлении Орловского областного суда от 12.12.2018 №22-1396/18 сделан вывод, что в основу обвинения положено заключение бухгалтерской экспертизы от 04.08.2017, проведенное оперуполномоченным ОЭБ и ПК МО МВД России, назначенной следователем в качестве эксперта. Но в постановлении о назначении по уголовному делу бухгалтерской экспертизы от 10.07.2017 следователем не приведены основания, по которым ее проведение невозможно экспертом государственного экспертного учреждения. 

В материалах дела отсутствует заключение судебно-экономической (бухгалтерской, финансово-экономической) экспертизы, проведение которой – в соответствии с криминалистической методикой расследования налоговых преступлений – обязательно по данной категории уголовных дел. При этом, по смыслу закона специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза, что и требуется по данному делу (апелляционное постановление Московского городского суда от 19.09.2017 № 10-15565/17).

По выводам Курганского областного суда в обвинении должно быть также указано о размере подлежащих уплате в соответствующий период сумм налогов и (или) сборов, от которых исчисляется доля неуплаченных налогов и (или) сборов, поскольку это обстоятельство имеет значение для дела и подлежит доказыванию в установленном законом порядке (апелляционное постановление Курганского областного суда от 13.12.2016 № 22-2235/16). 

Проведенная судом экспертиза установила неуплаченную сумму налога в большем размере, чем это указано в обвинении, поэтому дело прокурору возвращено обоснованно (апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 29.06.2016 № 22-3239/16).

2.2.5. Преюдиция. 

Признание арбитражным судом решения ИФНС недействительным не позволяет считать обвинение конкретизированным, а объективную сторону п.«б» ч.2 ст.199 УК РФ раскрытой. Апелляция отменила приговор, освободила обвиняемого из-под стражи, а дело направила прокурору (апелляционное определение Волгоградского областного суда от 12.02.2019 №22-403/19).  

Вступившее в законную силу решение Арбитражного суда, которым установлены обстоятельства, в силу 90 УПК РФ не подлежащие дополнительной проверке, а именно факт получения дохода, связанного с обналичиванием денежных средств, с которого осужденный не уплатил налог на доходы физических лиц, что послужило основанием для доначисления налогоплательщику НДФЛ. Эти обстоятельства, в силу ст. 90 УПК РФ, имеют для суда преюдициальное значение (апелляционное постановление Тюменского областного суда от 26.10.2017 № 22-2363/17).

Кроме отмененного арбитражным судом решения налогового органа других сведений о размере неуплаченных налогов в деле нет, поэтому дело прокурору возвращено законно (апелляционное постановление Московского городского суда от 08.06.2017 № 10-9432/17).

2.3. Субъективная сторона.

2.3.1. Субъект. Соучастие.

Дело возвращено прокурору верно - признавая лицо организатором, следствие усмотрело пособничество, не привело сведения о доступе и возможности распоряжаться деньгами. Доводы представления о том, что вопрос о возвращении настоящего уголовного дела прокурору мог быть рассмотрен только после проведения судебного разбирательства и исследования собранных по делу доказательств, несостоятельны, поскольку в силу ст.237 УПК РФ уголовное дело может быть возвращено прокурору по ходатайству сторон  или  по   собственной инициативе судьи на любой стадии судебного производства по уголовному делу (апелляционное постановление Московского городского суда от 30.09.2019 № 10-18770/19). 

В нарушение ст.ст. 171, 220 УПК РФ в обвинительном заключении не раскрыта объективная сторона пособничества, то есть не конкретизировано каким образом происходило способствование получению первичных документов, не конкретизированы  действия по внесению заведомо ложных сведений – когда, в какие документы и какие именно сведения, при этом формулировки предъявленного обвинения в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, идентичны для всех соучастников, тогда у них обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ (апелляционное постановление Московского городского суда от 07.11.2018 № 10-19942/18). 

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении не указано, какие конкретно действия совершил обвиняемый, и какие именно – его соучастник, равно как и не описаны роли каждого при уклонении от уплаты налогов путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, при совершении ими преступления в составе группы по предварительному  сговору (апелляционное постановление Московского городского суда от 19.09.2018 №10-16422/18). 

В обвинительном заключении необходимо конкретизировать совершение каждым из обвиняемых действий, образующих состав преступления, а также указать о наличии либо об отсутствии в действиях обвиняемых признака состава преступления – совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (апелляционное постановление Московского городского суда от 28.08.2018 № 10-14984/18). 

2.3.2. Умысел. Мотив.

Апелляционное постановление Верховного Суда Удмуртской Республики от 18.01.2018 № 22-43/18 содержит вывод, что инициатор апелляционного представления считает, что соединение возбужденных в отношении обвиняемого уголовных дел возможно лишь при установлении единого умысла на совершение указанных преступлений, в то же время, форма вины, как и направленность умысла, являются обстоятельствами подлежащими доказыванию органом предварительного следствия, но обвинительное заключение не содержит сведений, о том, что умысел на совершение подсудимым преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 199.1 УК РФ и ст. 199.2 УК РФ, возник после совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.1 УК РФ. Поэтому доводы представления в этой части не могут быть приняты судом апелляционной инстанции в качестве безусловного основания для отмены обжалуемого решения. 

В обвинении не приведены мотивы деяний (корысть, стечение тяжелых жизненных обстоятельств либо иное), что явилось одним из оснований для возвращения дела прокурору (апелляционное постановление Тульского областного суда от 30.01.2017 № 22-182/17). 

2.4. Изменения в уголовном законе. 

Доводы суда первой инстанции о нарушении органом предварительного расследования требований уголовного закона в связи с не указанием в процессуальных документах внесенных в Примечание №1 к статье 199 УК РФ Федеральным законом от 3 июля 2016 года № 325-ФЗ изменений, является несостоятельным. Органом предварительного следствия действия квалифицированы по ч.1 ст. 199 УК РФ. Редакция ч.1 ст. 199 УК РФ действовала как в указанный следствием период инкриминируемого преступления, так и на момент утверждения прокурором обвинительного заключения. Неуказание следователем изменений, внесенных в примечание к статье обвинения, не является препятствием для постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения (апелляционное постановление Ленинградского областного суда от 01.11.2017 № 22-2574/17).
 
В соответствии со ст. 9 УК РФ и ст. 199.2 УК РФ в редакции до 10.08.2017 уголовной ответственности подлежали действия без учета задолженности по страховым взносам. Апелляционный суд приговор отменил и направил дело прокурору (апелляционное постановление Орловского областного суда от 08.11.2019 № 22-1413/19). 

2.5. Некоторые особенности по ст. ст. 199.1 и 199.2 УК РФ

Данных о том, каким образом обвиняемый лично заинтересован в развитии предприятия, поддержании на должном уровне и получении предприятием прибыли, в обвинительном заключении не отражено, а из материалов дела следует, что стабильная работа предприятия влияет на санитарно-эпидемиологическое благополучие населения города (апелляционное постановление Приморского краевого суда от 10.12.2019 № 22-5052/19). 

Апелляционным постановлением Московского областного суда от 28.01.2020 №22-368/20 установлено, что в обвинительном заключении в описании обвинения не указаны сроки уплаты налога, период возникновения задолженности, решения налогового органа о взыскании налогов, сроки исполнения требований налогового органа об уплате налога, конкретные нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшие на момент совершения инкриминируемого деяния, а также не указан мотив. Так, отсутствуют сведения о том, на основании каких решений налогового органа о принудительном взыскании недоимки были выставлены инкассовые поручения и кому они были предъявлены. Неполное исполнение инкассовых поручений не имеет значения для уголовного дела, так как в указанные в них суммы помимо задолженности по налогам, включаются пени и штрафы, которые в сумму недоимки не включаются. Причем в инкассовых поручениях просто указывается общая сумма, без пояснения, из чего она сложилась и по каким именно налогам, сборам, страховым взносам и за какой период. В обвинении указано, что произведены расчеты с поставщиками (контрагентами) платежными поручениями, после чего перечислены реквизиты и суммы платежных поручений и реквизиты писем, однако не указано, кому были перечислены денежные средства, по какому договору или иному основанию. В материалах дела отсутствуют сведения о том, что эти юридические и физические лица являлись поставщиками (контрагентами) именно налогоплательщика, а не других организации. Соответствующие договоры между ООО и его поставщиками (контрагентами), счета на оплату поставленных товаров (услуг), копии платежных поручений из банков, выписки по расчетным счетам контрагентов к материалам дела не приобщены. На приобщенных к делу копиях платежных поручений отсутствуют отметки (печати) банков об их получении. 
По этим причинам невозможно проверить: 1) являлись ли эти юридические и физические лица поставщиками (контрагентами) налогоплательщика; 2) выставляли ли эти лица счета на оплату; 3) поступали ли эти платежные поручения в банк, не отзывались ли они; 4) поступали ли указанные в платежных поручениях денежные средства на счета этих лиц (на счете могли отсутствовать необходимые денежные средства); 5) не были ли возвращены эти денежные средства этими лицами по какой-либо причине. Все эти обстоятельства имеют существенное основополагающее значение для дела, так как сумма якобы сокрытых денежных средств была необоснованно установлена следствием лишь на основании копий платежных поручений. 

В соответствии со ст. 9 УК РФ и ст. 199.2 УК РФ в редакции до 10.08.2017 уголовной ответственности подлежали действия без учета задолженности по страховым взносам. Апелляционный суд приговор отменил и направил дело прокурору (апелляционное постановление Орловского областного суда от 08.11.2019 № 22-1413/19). 

Как усматривается из апелляционного постановления Курганского областного суда от 24.10.2019 №33-1761/19, отсутствие в обвинении сведений реализации единого продолжаемого преступного умысла на совершение двух преступлений не основание для возвращения дела прокурору. Апелляция отменила постановление о возвращении дела прокурору по этому основанию. 

Московский городской суд в апелляционном постановлении от 10.10.2019 №10-19528/19 усмотрел, что выводы о неистечении срока, установленного в требовании об уплате налога, о неверной редакции ст. 199.2 УК РФ не являются основанием для возвращения дела прокурору. Фактически суду предписано вынести по делу итоговое решение. 

В соответствии со ст. ст. 73, 171 и 220 УПК РФ постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого должно содержать, в том числе, описание преступления с указанием времени, места, способа и других обстоятельств совершения преступления. Данные требования закона соблюдены. Как следует из текса предъявленного обвинения, вменяется в вину сокрытие денежных средств, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам. Сокрытие иного имущества в вину не вменялось, соответствующий вывод суда является неверным, поэтому неверным является и утверждение о необходимости указания в обвинении о нарушении ст.47 НК РФ. Довод суда о том, что в обвинении не указаны конкретные нормы налогового законодательства, которые нарушены, не соответствует тексту предъявленного ему обвинения, а потому постановление городского суда подлежит отмене с возвращением дела для рассмотрения по существу (апелляционное постановление Ярославского областного суда от 12.09.2019 №22-1458/19). 

В апелляционном постановлении Орловского областного суда от 12.12.2018 №22-1396/18 сделан вывод, что в каждом из требований указаны конкретные установленные сроки их исполнения, начиная с 03.03.2017 и заканчивающиеся 05.06.2017, то есть выходящие за рамки периода времени с 27.04.2017 по 19.05.2017, вмененного органами следствия осужденному.

Обоснованным является вывод суда первой инстанции о том, что является нарушением права на защиту неуказание следователем в обвинении с кем из третьих лиц произведены расчеты в период по сокрытию денежной суммы. Обстоятельства, связанные с выяснением - с кем конкретно осуществлялись расчеты, в каких суммах, на основании каких соглашений, договоров входят в объективную сторону преступления, так как это является способом сокрытия денежных средств организации, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, который следователь обязан указать при описании преступления. Дело возвращено прокурору законно. (апелляционное постановление Оренбургского областного суда от 21.08.2018 № 22-2235/18). 

Ивановский областной суд пришел к выводу, что вопреки требованиям, изложенным в п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, в обвинительном заключении, в описании обвинения не указаны сроки уплаты конкретного налога, сбора; даты решений о взыскании налогов, сборов; даты выставления инкассовых поручений с указанием суммы; период возникновения задолженности по каждому налогу, сбору; конкретные нормы законодательства о налогах и сборах, действовавшие на момент совершения преступления, которые нарушены,  а также не указан мотив совершения инкриминируемого преступления. Отсутствие сведений по конкретному налогу и сбору, сроках их уплаты, неуказание периода возникновения задолженности по каждому из вменяемых в общей массе налогов и не указание конкретных норм законодательства о налогах и сборах, действовавшего на момент совершения инкриминируемого преступления, применительно к каждому налогу и сбору лишает суд возможности проверить суммы недоимки, законность ее взыскания налоговым органом, также сумму сокрытых денежных средств (апелляционное постановление от 21.08.2018 № 22-1192/18). 

Отсутствие в обвинительном заключении указаний на конкретный способ совершения преступления, сведения о том, кому и на какие суммы подписывались распорядительные письма о переводе денежных средств по обязательствам напрямую контрагентам; когда и на какую сумму и по какому «каждому» договору обвиняемый договаривался о внесении авансовых платежей в кассу и другие, имеющие значение для дела обстоятельства, препятствует рассмотрению дела по существу (апелляционное постановление Ярославского областного суда от 06.03.2018 № 22-320/18).  

В обвинении по ст. 199.2 УК РФ отсутствует конкретизация по суммам недоимки по налогам и сборам, что лишает возможности суд проверить правильность применения расчетов и правового режима каждого конкретного налога и сбора, предусмотренных Налоговым кодексом РФ, в обвинении не приведено сведений о размере денежных средств, находящихся на счетах ОГУП, за счет которых в принудительном порядке должно было производиться взыскание задолженности, либо об отсутствии на этих счетах денежных средств и наличие возможности по принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам. Отсутствует в обвинительных документах указание на конкретные сроки добровольной уплаты налогов и сборов (апелляционное постановление Томского областного суда от 15.06.2017 № 22-858/17).

По делу по ст. 199.2 УК РФ не указан период возникновения задолженности по каждому из налогов, отсутствуют сведения по конкретному налогу и сбору, сроках его оплаты (из Справки по результатах обобщения судебной практики возвращения судами Костромской области за период 2016 г. - 1 кв. 2017 г. уголовного дела прокурору). 

Адвокат, партнер адвокатского бюро "Норма"
Материал периодически обновляется


Kак отбиться от обвинений?

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru, Стенькин Алексей, адвокат

Форма обратной связи

Похожая практика

Поисковые метки

Контакты, соц.сети

+7 (903) 280-70-70, tax@advotax.ru

Стенькин Алексей, адвокат

О сайте

Практика судов по налоговым преступлениям, собственные обзоры судебных актов, письма, разъяснения, выводы.

Делай что должно, и будь что будет.

Стенькин Алексей © 1992-2020. Адвокат.

Рейтинг@Mail.ru